АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Суббота, 27 февраля 2021 » Расширенный поиск
КОЛОНКИ » Версия для печати
2009-06-17 Димитрий Саввин:
Европейские выборы: они прошли

Выборы в Европарламент прошли. И правые – и среди них и ультраправые – прошли в этот самый парламент в весьма солидном количестве, а вот левые существенно сдали свои позиции. В этой ситуации мне, как черносотенцу и реакционеру, быть может, следовало бы просто поздравить всех «своих», и на этом упокоиться. Проблема только вот в том, что поздравлять – да, согласен, надо. Но вот с тем, с чем конкретно поздравлять – вот с этим надо определиться.

Дело в том, что само понятие «правые» прочно вошло в политический лексикон в XIX столетии, и отражало тогдашнюю реальность. В европейских парламентах справа сидели те, кто «за Родину и короля», в центре – те, кто не совсем, а слева всякая сволочь, пребывающая в латентном томлении по обобществлению земель, денег и женщин. И такая схема расклада политического спектра на правых и левых стала не вполне адекватной тогда, когда ушел мир, ее породивший. То есть после окончания Первой Мировой войны.

При этом, разумеется, те силы и течения, которые стояли за относительно условными понятиями «левые» и «правые», никуда не делись. Линии конфронтации как были, так и остаются прежними. А именно:

1) Духовный уровень. Христианство – религиозный плюрализм/атеизм.

2) Национальный. Национализм – космополитизм.

3) Культурный. Традиционализм – мультикультурные веяния.

4) Экономический. Свободный рынок – последовательное государственное вмешательство/социалистическая экономика.

Исторические европейские правые, за редким исключением, на всех перечисленных мировоззренческих уровнях, выбирали первое (Христианство – национализм – традиционализм – свободный рынок). Но много ли сейчас таких правых в Европарламенте?

Когда заходит речь о современных европейских правых, то подразумевается, как правило, Европейская Народная партия (ЕНП). Она, действительно, добилась внушительного успеха, собрав наибольшее количество голосов и образовав крупнейшую фракцию в Европарламенте (Европейская Народная партия – Европейские христианские демократы, 264 места). Кроме того, к правому политическому спектру относится группа «Союз за Европу наций» (35), демократы-евроскептики (18), и многие независимые депутаты (категория «другие»), которых в нынешнем созыве набралось довольно-таки много (за ними 93 места). Однако необходимо понимать: ЕНП, главный флагман европейских правых, является объединением довольно-таки разнородных политических сил (а тем паче сформированная вокруг нее фракция Европарламента). Например, Народная партия Испании, входящая в ЕНП – это, безусловно, классические правые, можно сказать, правые в традиционном смысле. Умеренные наследники Национального движения Франко и Испанской Фаланги Хосе Антонио Примо де Риверы. (По имеющимся данным – на уровне личных контактов – в этой партии и сейчас людей с франкистскими убеждениями гораздо больше, чем эта партия считает для себя полезным демонстрировать.) А вот, скажем, германские христианские демократы ведут свою генеалогию из прямо противоположного, так сказать, «антифашистского» источника. Не секрет, что именно христианские демократы были главными подельниками западных союзников по денационализации немецкого общественного сознания (которая проводилась, разумеется, под стягом денацификации) в послевоенные годы. И с собственно немецкими националистами, которых представляет сейчас Национал-демократическая партия Германии (НДПГ), христианские демократы совместимы столь же мало, сколь и гений со злодейством.

С другой стороны, правые националисты (так называемые ультраправые) – то есть классические правые – ни в какие фракции Европарламента не входят. И хотя они и добились серьезных успехов (о чем ниже), все-таки о сокрушительной победе говорить рано. Европейская народная партия – это, конечно, «правые», но это правые в весьма туманном понимании политического смысла этого слова. Именно по этой причине победа ЕНП была положительно оценена, в среде российских политиков, как националистами, так и либералами-космополитами. На мой взгляд, гораздо правильнее говорить не о победе правых – до этого еще не дошло. Вернее и терминологически точнее было бы говорить о реакции внутри либерального лагеря, внутри самого либерального сознания.

В 60-70-е гг. минувшего столетия в Западной Европе и США имела место культурная революция, которая привела к кардинальному изменению многих базовых ценностей, и в частности, привела к большевизации западного либерализма. (Сенатора Маккарти ругают, а ведь он тогда самую суть ухватил…) Чтобы было понятно, о чем речь, откроем книжку «Грядущее поражение коммунизма» Джемса Бернхэма («Посев», 1951 г.), и посмотрим, что в 50-е гг. подразумевалось под либеральными ценностями: «Главные среди этих (западной цивилизации – Д.С.) идеалов – это те, что утверждают абсолютную ценность человеческой личности. В христианстве эти идеалы выражены в тезисах личной нравственной ответственности, совести, греха, личного бессмертия и в убеждении, что личное спасение является высшей целью каждого человека. В мирском, светском аспекте те же идеалы получили свое выражение в принципах традиционной демократии и либерализма». То есть либерализм и демократия понимались как политическое выражение христианских идеалов. Здесь – важнейшее отличие от современного космополитического либерализма, видящего в Христианстве ограничение личных свобод, и отвергающего христианские корни современной Европы (что в свое время и нашло отражение в ряде фундаментальных документов Евросоюза). Особенно же интересен следующий фрагмент в книге Бернхэма: «…в мировом коммунизме после революции 1917 г. происходила общая медленная эволюция» к «мульти-национализму». «Мульти-национализм, – утверждает Бернхэм, – действительно является наиболее характерным творческим достижением в теории и практике коммунизма под водительством Сталина». Под «мульти-национализмом» Бернхэм разумеет ту идеологию, которая сегодня известна в качестве либеральной доктрины «мультикультурного общества». Но, действительно, создателем и первым насадителем ее были не либералы-космополиты (они лишь восприняли ее), а Сталин; идеи, известные ныне под именем «мультикультурализма», были изложены им в ряде работ (см., напр., доклад «Об очередных задачах партии в национальном вопросе» 1921 г.), и во многом реализованы на практике в СССР. Такие идеи, как атеизм, отвержение собственной национальной традиции и концепция мультикультурализма, изначально воспринимавшиеся либералами как большевистские, во второй половине XX столетия перекочевали в либеральное сознание.

Успехи Европейской народной партии – это свидетельство того, что в сегодняшней Европе мы наблюдаем процесс либеральной реакции, возвращения либерального общества к идеалам либерализма середины XX столетия. Либерализм снова осознается в рамках традиционных христианских и национальных ценностей. Это – простейшая, интуитивная и естественная реакция большинства европейского населения на волну чуждых по своим традициям и агрессивных мигрантов, реакция на прямую угрозу собственному существованию.

Нельзя не отметить и существенных успехов, которых добились правые националисты. Британская национальная партия (БНП) впервые получила 2 места в Европарламенте. Партия Великой Румынии – 3 места, Национальный Фронт Франции – 3, «Движение за лучшую Венгрию» (JOBBIK) – 3, болгарский Национальный союз Атака – 2, и т.д. Это, конечно, не «сокрушительная победа», но сам по себе факт появления радикально-националистических партий в Европейском парламенте (причем некоторые из них появились там впервые), свидетельствует об усилении националистических настроений в Европе. И в этом смысле куда более показательны прошедшие недавно в ФРГ муниципальные выборы. В Восточной Германии НДПГ добилась того, что в муниципальных советах Саксонии ее представительство увеличилось втрое, а в землях Саксония-Анхальт и Мекленбург-Передняя Померания – вчетверо. Волей-неволей, а придется теперь респектабельным и либеральным германским политикам иметь дело с теми, кому они раньше побоялись бы руку подать. Учитывая итоги выборов в Европарламент, можно определенно утверждать, что эта тенденция является общей для всей Европы, причем в восточной Европе (а это в значительной мере славянские земли) проявляется она более ярко. Резюмируя, все это сводится к следующему:

1) В Европе нет массового осознания исторического банкротства космополитического, антихристианского и мультикультурного либерализма. Но массовое ощущение этого банкротства – уже есть.

2) За ощущением скоро придет осознание (чему свидетельством – успехи радикальных националистов). И тогда Европу качнет вправо уже не по-детски. Поскольку тем, которые не массы, это понятно уже сейчас, в ближайшее время следует ожидать появления строго националистических, и при этом вполне респектабельных, «рукопожатных» партий в Европе (весьма вероятно – Восточной Европе), и образования соответствующих коалиций.

3) Нынешние умеренные правые политики, не желая свалиться с гребня новой политической волны – а теперь это будет волна националистическая – начнут осторожно, этак бочком, смещаться еще правее.

А для нас, русских, в этой ситуации интересно то, что вот с такой Европой придется в ближайшие годы иметь дело космополитической квази-элите РФ. С одной стороны, в ЕС будет расти убеждение, что наиболее выгодным для них и для России будет умеренный русский националистический режим, с другой будут по-прежнему наблюдать жалкие потуги клоунов погорелого (на дешевых углеводородах) цирка то ли влезть в Европу в качестве «своих», то ли эту Европу напугать. Меж тем, кризис будет переходить в Смуту. А по совокупности, это означает, что кремлевских обитателей в ЕС лишат столь ценного для них статуса «своих сукиных сынов».

И вот с этим – поздравляю!

Димитрий Саввин

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.