АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Четверг, 21 сентября 2017 » Расширенный поиск
КОЛОНКИ » Версия для печати
2010-01-25 Борис Вишневский:
Удивительное - рядом

Выступая на Госсовете в пятницу, президент Дмитрий Медведев заявил, что, оказывается, почти половина из 246 тысяч депутатов представительных органов муниципальных образований – "единороссы", коммунистов не более 2%, «эсеров» и жириновцев – 1% или того меньше. И что «такая ситуация просто удивительна, она говорит о том, что наши партии, прежде всего оппозиционные партии, очень слабо работают на муниципальном уровне и что реальная политическая конкуренция там практически отсутствует». И что надо всем вместе подумать, как ее стимулировать.

Вообще-то, президенту, активно пользующемуся Интернетом, можно было бы легко узнать, что происходит с политической конкуренцией на муниципальном уровне. Но если Интернету, как указал старший государь, верить нельзя, потому что там половина – это порнография, то пусть проведет простой эксперимент по известному примеру Гаруна Аль-Рашида.

Итак, переодевается, значит, президент, гримируется, вступает в какую-нибудь оппозиционную партию, и идет выдвигаться в муниципальные депутаты в родном Петербурге.

Для начала, он захочет узнать самое простое: номера избирательных округов и их границы, чтобы выдвинуться. И потерпит полное фиаско! Либо он не сможет найти избирательную комиссию (по объявленному адресу ее не окажется, или в часы приема дверь будет наглухо заперта) и будет безуспешно искать ее до окончания срока подачи документов на регистрацию, либо в комиссии ему откажутся дать эту информацию. Мол, все опубликовано в местных газетах, ищите, а мы вам сообщать об этом не обязаны. Найти газеты ему тоже не удастся: по той же причине, по которой невозможно найти черную кошку в темной комнате: их или нет вообще, или они выпущены мизерным тиражом, и весь этот тираж надежно спрятан в избиркоме. И пока он будет его искать – опять же, истечет срок подачи документов…

Предположим, что он каким-то чудом не только найдет комиссию, но и найдет в ней перечень и границы округов. После чего радостно приступит к сбору документов. Для регистрации кандидатом ему понадобится или решение партии о своем выдвижении (если партия парламентская), или подписи избирателей округа. Все это он принесет (тем более что число необходимых подписей невелико – как правило, несколько десятков)… и выяснит, что документы у него неправильные! Вариантов может быть три.

Первый, самый простой: выяснится, что избирком изменил границы и номера округов. При этом ему скажут, что решение о новых номерах и новых границах также опубликовано в местной газете, а ежели он с ним не знаком – то это его трудности. И что кандидаты от «Единой России» это знали и выдвинулись по «правильным» округам, а он – по «неправильным». И что он, ежели недоволен, может идти в суд. Он пойдет – и проиграет, потому что избирком принесет в суд экземпляр этой газеты, и ему не удастся доказать, что этот экземпляр был отпечатан специально для суда.

Второй вариант: выяснится, что партия, которая его выдвигала, не уведомила избирком о проведении партконференции, и потому выдвижение незаконно. Попытки пожаловаться в суд также ни к чему не приведут: даже если он представит квитанции об отправке в избирком соответствующих заказных писем, в комиссии скажут, что никаких уведомлений не получали. Чему суд немедленно и поверит, а к доказательствам кандидата «отнесется критически».

Наконец, третий вариант: он принесет подписные листы, а ему скажут, что эти подписи – фальшивые, потому что избиратели ставили их не собственноручно. Он опять же пойдет в суд, пригласит избирателей, чьи подписи забракованы, а суд откажется вызывать их свидетелями, заявив, что их показания не имеют никакого значения, раз есть «заключение эксперта» о том, что подписи фальшивые.

Поскольку он будет такой не один (большинству оппозиционеров откажут в регистрации по той или иной причине), он попытается поднять шум. На это «Единая Россия» заявит, что оппозиционеры сами виноваты, потому что плохо знакомы с избирательным законодательством, сэкономили на юристах, и не смогли правильно оформить документы.

Но, предположим, что каким-то чудом ему удастся зарегистрироваться. И, проведя классную избирательную кампанию, выиграть выборы. Он поставит на все избирательные участки наблюдателей, соберет подписанные и заверенные печатями копии протоколов, подсчитает голоса, убедится, что выиграл – а затем ему покажут сводный протокол, где никаким депутатом он не будет. И где будут совсем другие данные!

Он пойдет в суд, на который избирательная комиссия принесет свои протоколы с участков, и заявит, что его протоколы – неправильные. Что они не так оформлены. Что это «черновики». Что подписи членов участковой комиссии поставлены неизвестными людьми. Что печать избиркома была похищена, и кто и как ее поставил на «неправильные протоколы» - неизвестно. Что после того, как эти копии выдали представителям кандидата, избирательная комиссия поняла, что ошиблась, собралась еще раз и все подсчитала правильно. И так далее, и тому подобное.

Опять же, предположим (не будем забывать, что Дмитрий Медведев – опытный юрист), что ему удалось доказать в суде, что его протоколы – правильные, и что он имеет право на депутатский мандат. Но напрасно он будет ждать его получения: поняв, что никак иначе помешать ему стать депутатом нельзя, избирком признает итоги выборов недействительными. Для чего достаточно залить водой хранящиеся у него бюллетени, организовать «липовые» жалобы на якобы имевшие место нарушения, устроить пересчет голосов – и констатировать, что раз бюллетени уничтожены, то никак невозможно установить результаты волеизъявления избирателей.

После этого можно опять идти в суд… и далее, по кругу. А в перерывах между судебными заседаниями, написанием жалоб в ЦИК, Горизбирком и прокуратуру, слышать, что оппозиционные партии (как пренебрежительно выразился на Госсовете псковский губернатор, недавний «молодогвардеец» Андрей Турчак), «не готовы идти на муниципальный уровень».

Возможно, после этого Дмитрий Анатольевич перестанет удивляться отсутствию политической конкуренции на муниципальном уровне (как, впрочем, и на других). И поймет, что ее надо не «стимулировать», а создавать с нуля. И на самом деле этим займется. Хотя такое предположение не менее фантастично, чем описанный выше эксперимент.

P.S. Абсолютно все, описанное выше, имело место в Петербурге на муниципальных выборах в марте 2009 года. В том числе, это взято из личного опыта автора, избранного депутатом, затем узнавшего о фальсификации результатов выборов, затем выигравшего суд, но так и не получившего свой мандат.

Борис Вишневский

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.
Reklama