АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Вторник, 25 июля 2017 » Расширенный поиск
КОЛОНКИ » Версия для печати
2010-05-07 Борис Вишневский:
Романов и Сталин как могильщики оппозиционного фронта

Появление 5 мая на Невском проспекте коммерческого автобуса К-187 с портретом Сталина «Мемориал», Правозащитный совет Санкт-Петербурга, питерское «Яблоко» и другие расценили как оскорбление памяти жертв политических репрессий, и как «плевок в лицо нам, ныне живущим в городе на Неве». Однако, Смольный умыл руки, ссылаясь на то, что, мол, коммерсанты на правах рекламы вправе рисовать на автобусе все, что хотят.

Лицемерие чиновников очевидно - попробуйте представить себе, что кто-то «на правах рекламы» решил бы написать на борту автобуса «Матвиенко – в Шепетовку!»: как вы думаете, сколь далеко бы уехал этот автобус? Столь же очевидно и лицемерие «Молодой гвардии Единой России», которая возмутилась тем, что активисты молодежного «Яблока» замазали краской изображение Сталина: мол, они не за Сталина, а за плюрализм, и с уважением относятся «к чувствам людей, к их позиции». Угадайте с трех раз: с каким «уважением» отнеслись бы «молодогвардейцы» к желанию оппозиционеров украсить автобусы надписями «Банду Путина – под суд»? И сколь громко они бы осуждали тех, кто попытался бы замазать эту надпись?

Впрочем, «автобусный скандал» (который активно продолжается – 6 мая «сталинобус» вновь появился на Невском, а комик-шоу группа «Коммунисты Петербурга и Ленинградской области» занялась расклеиванием на водосточных трубах плакатов с изображением любимого вождя, и обещает ездить в «сталинобусе», чтобы «защитить портрет Сталина от посягательства злоумышленников»), возможно, играет роль «операции отвлечения», должной заслонить и уберечь от широкого обсуждения не менее знаковое событие: решение городского правительства от 23 апреля об увековечении памяти первого секретаря Ленинградского обкома КПСС Григория Романова.

Как известно, на доме на улице Куйбышева, где он жил, собираются установить мемориальную доску – что вызвало бурю протестов деятелей культуры, демократических политиков и правозащитников, требующих отменить решение Смольного. Но вероятность успеха невелика: первый секретарь обкома КПСС тов. Романов Г.В. хорошо известен в истории города тем, что именно он вырастил до первого секретаря обкома ВЛКСМ тов. Матвиенко В.И., и всячески способствовал ее продвижению по комсомольско-партийной лестнице.

«Кто следующий на увековечение – товарищ Жданов?», - спросил на первомайском митинге демократов (которым запретили уже согласованное шествие из-за плакатов и лозунгов «Питер без Матвиенко») народный артист Алексей Девотченко. И в этом предположении нет ничего фантастического: если в Петербурге можно свободно демонстрировать портреты Сталина и устанавливать мемориальные доски в честь одного первого секретаря обкома партии – почему нельзя увековечить и память о другом первом секретаре? И ничего, что товарищ Жданов запрещал посылать в осажденный Ленинград продуктовые посылки, а потом в голодающем городе, объедаясь в Смольном, лечился от ожирения. А потом можно Романову со Ждановым и звания почетного гражданина присвоить – благо, нынче это можно делать и посмертно. И будет висеть портрет Григория Романова в галерее Мариинского дворца по соседству с портретом Даниила Гранина, которого он травил и ненавидел (как и Аркадия Райкина, Сергея Юрского, Сергея Довлатова, Георгия Товстоногова и других деятелей ленинградской культуры).

И то, и другое – очевидные звенья одной реставрационной цепи. Но весьма характерно, что и то, и другое встретило полнейшее одобрение со стороны коммунистов. Лидер фракции КПРФ в Законодательном собрании Владимир Дмитриев горячо одобрил «автобусную» акцию, заявив, что 9 мая его товарищи по партии обязательно выйдут с портретами Сталина – как они шествовали с ними 1 мая. А его единомышленники в Интернете обрушились на «проклятых либерастов»: как на посмевших «совершить акт вандализма», замазав изображение любимого вождя, так и на посмевших возражать против увековечения памяти Романова. И это заставляет еще больше усомниться в звучащих время от времени призывах к созданию «широкого оппозиционного фронта» против путинского режима. Для чего (как уверял недавно историк и публицист Александр Скобов), «участники питерской либерально-демократической коалиции должны преодолеть обиды, гордость и ложное стеснение», протянув руку солидарности «оппозиционным организациям из нелиберальной части спектра».

Преодолеть обиды и гордость можно – но как преодолеть память о сталинских преступлениях, которые «оппозиционные организации из нелиберальной части спектра» считают не преступлениями, а доблестью?

Не так давно мне пришлось участвовать в публичной дискуссии с депутатом ЗАКСа от КПРФ Сергеем Малковым (одним из самых достойных парламентариев: вкладывающим немало сил в защиту исторического Петербурга и сохранение его зеленых зон). Но дискуссия шла не о застройке города, и не об «Охта-центре» – а о российской истории и о роли Сталина, и во время нее от Малкова пришлось услышать немало примечательного.

Что секретные протоколы к пакту Молотова-Риббентропа – фальшивка (как и документы, подтверждающие, что польских офицеров в Катыни расстрелял НКВД), что Гитлер начал вторую мировую войну во имя либеральных ценностей и свободы торговли, и что главный недостаток Сталина в том, что он был… слишком гуманен. Вполне можно было бы уничтожить большее количество врагов – ведь это было необходимо для того, чтобы провести индустриализацию, и устоять во враждебном окружении. Пытаться что-то объяснить, приводя примеры, цифры и факты было бесполезно: с таким же успехом можно доказывать Валерии Новодворской, что Егор Гайдар – не святой мученик, отдавший жизнь во имя реформ, а человек, во многом благодаря которому в России понятия «демократия» и «реформы» стали ругательными, и при этом почти всегда поддерживавший власть, и получавший от нее все необходимые блага.

Приходится заметить, что это – далеко не единственный пример: каждый раз, когда речь заходит о Сталине, у многих коммунистов в голове как будто срабатывает невидимый переключатель. И люди, которые вполне разумно и достойно рассуждают о городских проблемах, «переключаясь» на Сталина, начинают яростно излагать раз и навсегда заученную официальную партийную версию, категорически не желая в чем-либо усомниться, сколь весомы не были бы доказательства. Собственно, они их и не слушают – реагируя примерно так же, как некогда один из епископов римско-католической церкви на предложение Галилея взглянуть в изобретенный им телескоп и лично убедиться, что у Юпитера есть спутники: мол, «и смотреть не стану!»

Ну и что – под сталинскими портретами будем восстанавливать «широкий оппозиционный фронт»?

Будем бороться с кровавым путинским режимом в одном строю с теми, кто одобряет кровавый сталинский режим?

И в тот же строй зачислим националистов (столь же восторженно, как известно, относящихся к сталинским «достижениям»)?

Кстати, и те, и другие горячо поддерживали войну в Чечне и российскую агрессию против Грузии, защищали военного преступника Милошевича и считали героем генерала Шаманова, отрицали сталинские преступления в Катыни и злорадствовали, узнав о гибели Леха Качиньского. И ни одного протестующего слова по поводу увековечивания памяти «упыря» (как назвал его Борис Стругацкий) Романова от них что-то не прозвучало.

Сказанное не означает, что невозможны общие акции «правых» и «левых», либералов и «нелибералов» - когда речь идет о конкретных проблемах города и страны. Но говорить о «широком оппозиционном фронте» можно будет лишь тогда, когда его «нелиберальная часть» перестанет считать палача собственного народа и серийного убийцу спасителем Отечества, организованные им репрессии – оправданными, а доказательства его преступлений – фальшивками. Потому что сражаться на «общем фронте» должны союзники, а не непримиримые оппоненты.

Борис Вишневский

Комментарий «АПН Северо-Запад»: Расписывать неточности и очевидные фальсификации (например, про организатора героической обороны Ленинграда А.А. Жданова) данного текста можно долго.

Особенно смешно выглядит история «травли» первым секретарем обкома КПСС Романовым члена бюро этого же обкома – сбежавшего с передовой сталинского замполита, разоблачителя безродных космополитов, верного брежневца, потом убежденного ельцинца, а ныне либерального путинца Гранина.

Лицемерие «Яблока» налицо. «Яблочники» говорят, что не могут сотрудничать со сторонниками Иосифа Сталина, зато прекрасно шли на выборы единым блоком с гайдаро-чубайсовцами, партийным символом которых был монумент не менее суровому Петру Великому. Теперь обличают режим, но имеют своего человека в правительстве на министерской должности главы Федеральной Антимонопольной службы. На выборах губернатора Петербурга поддерживали Матвиенко, в Москве - Лужкова… Вот и сражайся на общем фронте с такими «союзниками»!

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.
Reklama