АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Среда, 26 февраля 2020 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2007-07-03 Илья Переседов:
Армия. От забора до могилы.

Проблемы в армии – одна из основных проблем российского общества и государства. Это неоспоримый факт. Основным средством ее решения переход считается переход комплектации состава на контрактной основе. Однако, как выясняется, служащие контрактных частей, как и всех остальных, не защищены от произвола на местах вопиющих беззаконий.

76 псковская десантная дивизия считается элитным военным подразделением. Помимо традиционного в России уважению к десанту, ее значимость усиливается еще тем, что она первой в стране была полностью переведена на контрактную основу. То есть должна являться образцом для будущих реформ. Недавно в части произошло ЧП, информация о котором только-только начинает просачиваться в СМИ.

6 мая 2007 года в 5.30 на центральной аллее 104-го полка 76-й десантно-штурмовой дивизии был найден мертвым 30-летний старшина контрактной службы Олег Зиновьев. Боевой офицер, старший сапер инженерно-саперной роты, участник боевых операций в Югославии и Чечне, награжденный медалью «За отличие в военной службе». Отец двоих детей.

Событие печальное, но в современной России, увы, не необычное. Казалось бы, что проще: установить причину смерти, устроить военные похороны, залп над могилой, да пенсию вдове. И поставить стопку с хлебом на могиле напротив парадного портрета от боевых товарищей.

Но нет. Смерть Олега Зиновьева оказалась окружена нехорошей, особенно для военной части, суетой и неожиданностями. Во-первых, совершенно непонятна причина смерти. В официальном заключении говорится, что «смерть наступила в результате острой сердечной недостаточности, связанной с употреблением спиртных напитков». Однако Олег был профессиональным спортсменом и как раз в это время готовился к участию в первенстве ВДВ по борьбе, соответственно, до минимума сократил потребление алкоголя. Вдова покойного Екатерина утверждает, что видела на теле мужа синяки и ссадины, которых не было, когда он уходил из дома. Кроме того, на алле, где было найдено тело, она видела следы крови, в срочном порядке замываемые рядовыми солдатами.

Непонятным остается причина, по которой Олег ночью оказался на территории части. Но главные неожиданности были еще впереди. Почему-то в спешном порядке от умершего бойца стало открещиваться полковое руководство: жене заявили, что муж еще 20 апреля был уволен из части и на момент смерти являлся гражданским лицом. Вдова, разумеется, об этом ничего не знала. По ее утверждениям не знал и Олег: во всяком случае до последнего дня жизни он продолжал готовиться к участию соревнованиях части, а его портрет висел на почетном месте с подписью «чемпион дивизии». Более того, никакой отметки об увольнении нет и в военном билете покойного: документе, в котором должны быть отражены все основные события службы военнообязанного.

До сегодняшнего дня точно неизвестно, возбуждено ли уголовное дело по факту внезапной смерти старшины Зиновьева О.А. Или хотя бы проводится какая-либо прокурорская проверка. Показания у вдовы никто не берет. Заключение о причине смерти, а равно и выписку из приказа об увольнении ей выдавать отказываются. Поскольку руководством части Олег на момент смерти объявлен гражданским, его жене и детям (двум девочкам 7 и 1,5 года) отказано в получении социальной пенсии по потере кормильца. Никто из старшего офицерского состава так и не появился на похоронах.

От безысходности и информационной блокады Екатерина Зиновьева обратилась за помощью в псковское отделение организации «Совет солдатских матерей». Там ей помогли составить заявление на имя прокурора Псковской области. Оно было передано в прокуратуру Ленинградского военного округа, а оттуда – в военную прокуратуру Псковского гарнизона. Военный прокурор Псковского гарнизона подтвердил, что материал о смерти военнослужащего-контрактника находится в производстве.

Однако у вдовы есть все основания полагать, что дело о смерти ее мужа не получит должного рассмотрения. Она уверена, что Олег был убит в драке. А молчание и фальсификации, которыми окружена его смерть, наводят на мысль, что в драке участвовали офицеры и кто-то из гражданских (внутренние дела по нарушению дисциплины обычно не замалчиваются).

Екатерина считает, что это происшествие является итогом целой цепи правонарушений, происходящих в части. Так, Олег Зиновьев был известен своей принципиальной позицией в вопросах защиты новобранцев и младших по званию. Он рассказывал, что в части, при большой текучке офицерских кадров, творится произвол по отношению к младшим по званию: «молодых» вводили в долги, после чего «сажали на проценты», избивали, за дисциплинарные провинности заставляли оплачивать проценты с офицерских кредитов, брали деньги за якобы срочное оформление отпуска. Олег говорил, что «не даст «зачморить» свою инженерно-саперную роту ». Учил сослуживцев ни у кого не брать в долг.

Обстоятельства смерти Олега Зиновьева, а также бедственное положение, в котором оказалась его вдова (уже сейчас она и две ее малолетние дочери стоят перед угрозой голода) провоцируют появление к этой истории общественного интереса и резонанса. Однако СМИ молчат. Близкие покойного видят в этом замалчивание, вызванное опасениями информационных изданий испортить отношения и из-за этого потерять информационный контакт с одной из основных военных частей в стране.

Конечно, сейчас пока сложно делать какие-то выводы, однако очевидно, что даже для своего имиджа руководство части могло бы более человечно повести себя в подобной ситуации. Чтобы девиз «десант своих не бросает!» мог восприниматься посторонними людьми как принцип армейской жизни, а не просто красивая фраза.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Заря в сапогах
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.