АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Воскресенье, 26 мая 2019 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2013-10-06 Максим Громов:
Нацбольский сценарий для гринписовцев

Акцию Гринпис на «Приразломной» и реакцию на нее властей анализирует для «АПН Северо-Запад» Максим Громов – активист партии «Другая Россия», бывший политзаключенный, проведший несколько лет в колонии за участие в мирном захвате кабинета министра Михаила Зурабова в знак протеста против монетизации льгот

«Совершено очевидно, что они, конечно, не являются пиратами, – сказал Путин. – Но формально они пытались захватить платформу. Наши правоохранительные органы, наши пограничники не знали, кто пытается захватить эту платформу под видом организации «Гринпис». А особенно на фоне тех кровавых событий, которые происходили в Кении, – всякое ведь могло быть».

Формально и мы, нацболы, не просто пытались, но и захватили Минздрав. Прежде был захват Министерства юстиции, потом «Молодежного Единства». До этого захватывали вагон поезда Калининград – Москва, где сожгли визы на глазах таможенников Литвы со словами: «Вон! Это русская территория!»

После Минздрава захватили уже приемную Администрации президента.

Мирные и без оружия были эти захваты. И при этом ни с одного человека не упало даже волоса. Никто не услышал от нас ни единого грубого слова. Единственные «жертвы» нашей акции – два путинских портрета-близнеца.

Эти два портрета я купил накануне. Именно они и полетели из окон Министерства здравоохранения. Один выбросил Толя Глоба-Михайленко, парень молодой и неопытный, поэтому у фотографов не вышло запечатлеть «падение Путина». Второй попал точно в цель, и его фото облетело впоследствии массу мировых СМИ.

Но нас осудили после Минздрава за хулиганство. Для фабрикации уголовного дела нашли некоего гражданина Даньшина. Который сказал судье Елене Сташиной, что ему показалось, будто у одного из нацболов было стрелковое оружие. Разумеется, Даньшин лгал, он не мог видеть у нас ничего, даже если бы был в Минздраве. Потому что Григорий Тишин, которого он «опознал» в суде, достал желтый строительно-монтажный пистолет, похожий на дрель, чтобы забаррикадироваться в кабинете, только после того, как мы закрыли двери на замок изнутри.

Даньшин сообщил, что, увидев желтый, строительно-монтажный пистолет, решил, что это террористический акт, и вынужден был спасаться бегством. Выскочив из здания Минздрава на Неглинной, он убежал домой.

На вопрос адвоката, как он стал свидетелем обвинения (Даньшин не работал в Минздраве, в журнале посетителей он не был отмечен, пропуск на него не выписывали, а кто его туда провел, он сообщить отказался), Даньшин ответил:

На следующий день я пошел утром на работу, и из прессы узнал, что это были не террористы, а лимоновцы. И тут же, руководствуясь гражданским долгом, (бросив работу) пошел в Тверское отделение милиции и дал показания по поводу происходящего 2 августа 2004 года.

Этот человек не подумал идти в полицию, как только выскочил из Минздрава. Ему было абсолютно наплевать на людей, которые остались в Минздраве, по его мнению, с террористами. Он тогда убежал домой, и только на следующий день, когда узнал, что опасность миновала, а точнее ее и не было, вспомнил о своем гражданском долге!

Потом был мирный захват Администрации президента. Вооруженные до зубов брошюрами с Конституцией РФ нацболы пришли в приемную АП и потребовали отставки Путина. Прокуратура обвинила их в попытке захвата власти.

Но тогда обвинение против нацболов по 278 статье УК РФ (насильственный захват и удержание власти – наказание от 12 лет и выше) быстро развалилось. Кто поверит, что сорок ребят – старшеклассники, студенты, преподаватели, художники, рабочий и даже слушатель духовной семинарии – угрожали охране брошюрами Конституции и пытались свергнуть правительство, захватив один кабинет?

В случае с акцией Гринпис на «Приразомной», вызвавшей куда более широкий резонанс, Путин уже решил прокомментировать ситуацию лично. Ведь запахло международным скандалом, это же не нацболы Лимонова, Гринпис - это крупнейшая экологическая организация в мире! Но с пыльных полок при этом достали тот же старый сценарий. На роль «Даньшина» в деле Гринписа Путин назначил пограничников, охранявших святая святых – нефтяную скважину. Пограничники «подумали», что это теракт. Правда, в отличие от Даньшина, они не убежали домой, а самоотверженно бросились на абордаж, угрожая ножами и пистолетами поднявшей вверх руки команде Гринписа. Не было времени бежать за автоматами, когда под видом Гринписа пираты штурмуют самое ценное для РФ (по крайней мере, для галерщика из правительства) – нефть! Захватят буровую, закачают бак своего баркаса, а то и несанкционированное подключение устроят.

Итак, пограничники задержали корабль, досмотрели его, убедились, что взятые в плен – настоящие пираты, включая судового повара. Видимо, единственный, кто из флибустьеров спасся, - это двухсотлетний одноглазый зеленый попугай Флинт, хотя не факт. Может, где и лежит в гальюне с пробитой головой рядом с не распечатанной бутылкой коньяка. Граница на замке, мать вашу! Хлебнете еще баланды на централах Колы!

Спорим, что всех пограничников наградят и повысят в звании? И плевать, что задержание невооруженного судна с экологами было неправомерно и противозаконно, согласно международным правилам и законам пребывания в нейтральных и территориальных водах. Просто надо было дать по рукам этим «пидарасам с радужной символикой», что бы впредь не подходили к нам на расстояние пушечного выстрела.

Кремль действует строго по своим понятиям: «Мы для вас, долбо.бов европейских, газ и нефть качаем, так не наглейте больше. Пока посидите, подумайте, а потом мы для вас высочайшее помилование нарисуем. Не нацболы же, действительно, чтоб на несколько лет зону топтать оправлять...»

Максим Громов

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Полицейское государство
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.