АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Суббота, 25 мая 2019 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2014-06-19 Алексей Рафалович:
Алексей Рахманов против кредиторов Межпромбанка

19 июня Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа рассмотрит кассацию в интересах входящего в ОСК Балтийского завода, который не оставляет притязаний на участок площадью почти 6 гектаров на Васильевском острове в Санкт-Петербурге.

Эта земля с 2006 года принадлежала Объединенной промышленной корпорации, в которую ранее наряду с Балтзаводом входили судостроительный завод «Северная верфь» и конструкторское бюро «Айсберг». В 2010 году эти активы стоимостью более 100 млрд рублей были заложены по кредиту в 32 млрд, выданному Центральным банком Международному промышленному банку. Вскоре после этого у Межпромбанка отозвали лицензию, обратили взыскание на залог, и предприятия достались Объединенной судостроительной корпорации всего за 12,4 млрд рублей. В итоге этой операции сегодня кредиторы Межпромбанка получают выплаты всего в 1,73% от своих требований, хотя если бы предприятия были проданы на открытом, а не секретном аукционе по своей рыночной цене, денег хватило бы не только на полное удовлетворение требований кредиторов, но и на выплаты залогодателям.

Лишившаяся ключевых активов ОПК оказалась в банкротном состоянии, и в компании с февраля 2013 года было введено конкурсное управление. ОПК осталась должна Межпромбанку около 390 млн рублей, и реализация земельного участка на Васильевском острове позволила бы полностью удовлетворить эти требования, увеличив выплаты кредиторам МПБ минимум на треть.

Однако ОСК, получив за бесценок судостроительные предприятия, пошла дальше и заявила претензии на участок, который к Балтзаводу не имеет отношения, находится не на его территории, ему никогда не принадлежал и, собственно, поэтому и не отошел госкорпорации вместе с предприятием.

На публике представители ОСК утверждают, что на участке расположен «стратегический комплекс по производству гребных винтов» и если он не достанется заводу, по оборонно-промышленному комплексу будет нанесен серьезный удар. Между тем, как рассказывает конкурсный управляющий ОПК Олег Сметанин, «на большей части участка находятся автостоянки и свалки. Также здесь расположен участок ацетиленового производства, который не используется в течение длительного времени. Так что разговоры о влиянии этого объекта на исполнение гособоронзаказа по меньшей мере несостоятельны», — утверждает Сметанин. Его слова подтверждены и текстом самой кассационной жалобы, в которой никакой комплекс не упоминается, а в перечислении объектов говорится об административных зданиях, нежилых помещениях, той же ацетиленовой станции и ее вспомогательных строениях, эстакаде и складах. Но даже если бы там и было производство винтов, по мнению экспертов в сфере судостроения, нет никаких проблем, чтобы перевести его на мощности входящей в ОСК «Звездочки» в Северодвинске, которая давно и успешно производит гребные винты.

По мнению Сметанина, на самом деле Объединенная судостроительная корпорация в лице Балтзавода ведет борьбу не за производство, а за то, чтобы бесплатно получить ценный участок в центре Санкт-Петербурга. Даже в 2005 г., по мнению самой ОСК, указанному в кассации, участок стоил около четверти миллиарда рублей. Сегодня, спустя почти 10 лет, его рыночная цена оценивается экспертами в 1,3 млрд, а, возможно, и гораздо выше – это может показать только продажа земли на открытом аукционе.

Понять, насколько «золотая» земля на Васильевском острове, можно из одного эпизода «дела Васильевой и Сердюкова». В 2013 г. в Петербурге было возбуждено уголовное дело в связи с продажей по заниженной цене участка в 1,1 га и строений Минобороны в западной части Васильевского острова. По версии следствия, Евгения Васильева подписала договор купли-продажи, по которому имущество отходило компании «Трансстрой» за 525 млн рублей, хотя рыночная стоимость земли и объектов оценивалась более чем в 1 млрд рублей. Таким образом, стоимость вшестеро большего участка возле Балтзавода могла бы превышать 6 млрд рублей, однако эксперты делают существенную поправку на то, что в первом случае речь идет о бывшей детско-юношеской школе по плаванию и водно-прикладным видам спорта, а во втором – о земле под предприятием. Кстати, ранее здесь предполагалось построить торговый центр, проект широко обсуждался, и ни о какой угрозе обороне страны тогда никто не говорил.

По мнению экспертов, в случае, если участок все-таки достанется ОСК, с ним может быть проведена операция, сходная с перепродажей конструкторского бюро «Айсберг». Некогда ведущая организация страны в сфере проектирования ледоколов, в том числе, атомных, попала в распоряжение ОСК вместе с другими залогами по кредитам ЦБ, выданным Межпромбанку. Взыскав залоги по долгам МПБ, ЦБ передал предприятия в доверительное управление ОСК. За год до продажи «Айсберг» был «очищен» от всех ценных активов, главным из которых было здание на Большом проспекте Васильевского острова. Как сообщалось осенью прошлого года, в ходе доследственной проверки прокуратурой Московского района Санкт-Петербурга установлено, что руководство входящего в ОСК ФГУП «Крыловский государственный научный центр» вступило в сговор с ЗАО «Международный промышленный банк» (а фактически – с Агентством по страхованию вкладов, которое является конкурсным управляющим МПБ), действуя вопреки законным интересам родного предприятия. В декабре 2012 года Крыловский центр потратил 306 млн рублей на покупку с аукциона 63,2% акций ОАО «Центральное конструкторское бюро "Айсберг"». Сделка была заведомо убыточной, отмечают в прокуратуре, она обеспечила частичное погашение задолженности Межпромбанка перед Банком России, но вместе с тем повлекла необоснованное расходование денежных средств Крыловского центра и, как следствие, значительное уменьшение активов госпредприятия.

Дело в том, что Крыловский центр приобрел «пустышку»: ранее все ценные активы и персонал были выведены из юридического лица ОАО ЦКБ «Айсберг» в различные структуры «Объединенной судостроительной корпорации». Так, здание ЦКБ еще в середине 2012 года перешло на баланс дочки ОСК — ООО «Балтийский завод-судостроение». Таким образом, задолго до аукциона по продаже акций «Айсберга» было известно, что само по себе юрлицо ОАО ЦКБ «Айсберг» уже не обладает никаким ценными активами. Об этом глава БЗС Александр Вознесенский неоднократно заявлял в различных СМИ.

Нечто похожее ОСК может провернуть и с участком на Васильевском острове: «зачистить» его от виртуального «комплекса по производству гребных винтов» и перепродать собственным структурам за государственный счет либо «на сторону» за ненадобностью.

Однако до этого, судя по всему, не дойдет. По мнению управляющего партнера коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры» Дмитрия Чернякова, кассационная инстанция, скорее всего, не встанет на сторону представителей ОСК и Балтзавода «в силу очевидного истечения срока исковой давности, что обычно является для суда значимым аргументом».

И это, кстати, будет только на пользу руководству ОСК, поскольку спасет Алексея Рахманова от судьбы его предшественников. По сообщению Главной военной прокуратуры, в 2013 году в результате проверок на верфях страны при исполнении военных контрактов было выявлено более 160 нарушений законов. Они связаны с «необоснованным ценообразованием и качеством выполняемых работ, привлечением к исполнению оборонных заказов неквалифицированных субподрядчиков и оборудования, несоблюдением порядка приема и оплаты выполненных работ». После проверки периода правления Романа Троценко (возглавлял ОСК в 2009-2012 гг.) обнаружено нецелевое расходование 14 миллиардов рублей. А после расследования процесса перехода под контроль государства «Северной верфи», Балтийского завода и конструкторского бюро «Айсберг» Троценко может быть обвинен в растрате еще около 88 млрд руб.

Алексей Рафалович

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Судебные страсти
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.