АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Среда, 24 апреля 2019 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2007-11-29 Александр Брод:
У нас был очень крупный грант Европейской комиссии

Деятельность руководителя Московского бюро по правам человека Александра Брода в последнее время изрядно раздражает не только русских национал-патриотов, на которых господин Брод регулярно пишет доносы, но и коллег-правозащитников. Но он тоже человек и в качестве такового имеет законное право на разъяснение своей позиции. Поэтому, встретившись с Александром Семёновичем во время его последнего визита в Петербург, наш корреспондент попросила ответить его на обвинения оппонентов.

- Что стало причиной письма, в котором группа известных правозащитников призвала международные организации «не оказывать поддержку лично А.Броду и проектам под его руководством»?

- Правозащитное сообщество, к сожалению, неоднородно. Происходит становление института гражданского общества, много организаций еще не определились и пытаются найти свое место, какие-то проекты… И поэтому я расцениваю вот тот шаг, на мой взгляд, как нечистоплотный со стороны группы правозащитников, которые испытывали такое болезненное отношение ко мне, к нашей организации. За пять лет работы мы достаточно активно развернули свою деятельность и добились больших результатов. У нас появились серьезные проекты, у нас было достигнуто конструктивное взаимодействие с генеральной прокуратурой, с МВД. У нас на тот момент были реально выигранные процессы в судах с националистами, с редакторами газет. Мы выступали в защиту таких авторитетных людей, как Владимир Познер, Владимир Лукин, редакции газеты «Новые Известия» и т.д. То есть организация буквально с нуля развернула очень активную деятельность.

Я думаю, это было воспринято достаточно ревностно по соображениям какой-то, может быть, болезненной конкурентности. Тем более что у нас был очень крупный грант Европейской комиссии. Мы выиграли его на открытой конкурсной основе, и буквально с самого начала я столкнулся с тем, что коллеги очень болезненно это восприняли. Поэтому только вот этими причинами могу объяснить: снизить нашу активность, создать негативный образ, откровенно оклеветать. Только таким образом истолковываю это письмо. И считаю, что люди, которые его подписали, действовали в лучших советских традициях коллективных пасквилей, и они запятнали свое имя правозащитников.

В суд не стал подавать, не стал этим заниматься. Хотя и рассматривал этот вариант. Но я считаю, что когда правозащитник судится с правозащитниками – это слишком большую радость доставляет нашему официозу. Чтобы и без того расколоть общество, окончательно его довести. В мою поддержку выступили очень авторитетные люди. Например, Александр Николаевич Яковлев - президент фонда «Демократия» и архитектор перестройки - позвонил мне и сказал, что очень возмущен этим письмом. Он хотел собрать подписантов, пригласить меня и обсудить эту проблему. Но не успел….

Мы сами приглашали этих людей на переговорную площадку в Москве, на нейтральную территорию. Никто, ни один из них не пришел.

Рассылка письма была максимальной и всюду. Но она мне абсолютно не повредила и представители донорских (зарубежных) организаций, дипломатических миссий при личной встрече или по телефону говорили мне, что видят, насколько это некрасиво, грязно и не изменили своего отношения ко мне.

- Тем не менее, некоторые ваши поступки выглядят действительно странно. Один призыв подать в суд на Мела Гибсона за фильм «Страсти Христовы» чего стоит…

-Да, мы рассматривали такую возможность, но посчитали, что это чрезмерный шаг, тем более что в тот момент группа американских адвокатов готовила иски от еврейских американских общин. К сожалению, я так и не узнал, чем та история закончилась. А у нас она начиналась так. После выхода фильма к нам начала обращаться представители еврейских общин из регионов, которые посчитали, что фильм очень неадекватно, тенденциозно выставляет иудеев в таком негативном, агрессивном свете. Безусловно, Гибсон отталкивался от Нового Завета, но, тем не менее, это современный художник, он знает насколько остры межнациональные и межрелигиозные проблемы, и он должен был подумать о том, что это может повлечь болезненную реакцию иудеев, что это может спровоцировать какие-то конфликты.

Я сам после просмотра этого фильма в кинозале московского Центрального дома предпринимателей увидел бритоголовых молодчиков, которые раздавали антисемитские листовки. И я видел, какой всплеск антисемитских статей появился в некоторых СМИ. Таких одиозных как газета «Дуэль», газета «Завтра», «Советская Россия» и т.д.

Тогда и появилась мысль подать иск. Это можно было сделать и здесь, в Москве. Безусловно, это долгая, запутанная, дорогостоящая процедура. Я посоветовался в адвокатами, и мы посчитали, что в данной ситуации, наверное, важнее общественное осуждение. Все-таки это художник. Начнется суждение: кто-то так понимает, кто-то эдак. Тут проблема трактовки образа, многослойности художественных образов. Мы провели круглый стол, посвященный этой проблеме, пресс-конференцию и решили ограничиться этим.

- После вынесения приговоров о погромах в Кондопоге, вы потребовали их ужесточения, хотя подсудимые никого не убили и даже не побили, а лишь разгромили несколько торговых точек. В то же время, когда азербайджанский бизнесмен средь бела дня убил русского во Владивостоке и получил такой же условный срок, правозащитники молчали…

- В своей деятельности и в деятельности нашей организации, я исхожу из того, что все равны перед законом. Я никогда не делал никому никаких скидок. Мы занимаемся защитой от дискриминации всех, в том числе и русских людей.

Например, мы добились того, что был вынесен обвинительный приговор Александру Аратову, который издавал антихристианские книги и выступал с позиции оскорбления христианских святынь. У нас был подготовлен подробный доклад о русофобии, где мы приводили факты дискриминации русских в Якутии. Это очень болезненная точка, там не давали регистрироваться русской общине. В докладе приведены и другие факты дискриминации русских в Татарстане, Башкирии, Калмыкии. Разумеется, на Северном Кавказе. Все это имеет место быть.

Но вот что касается конкретно Кондопоги, я считаю, что истинным виновником трагедии является ДПНИ. У меня есть факты, показания очевидцев, видеозапись, где лидер этого движения призывает к насильственным действиям. И мне непонятно, почему прокуратура Карелии закрыла это дело. Я разговаривал с академиком Тишковым, ему присылали тексты выступления этого Белова-Поткина на экспертизу. Фразы, вырванные из контекста и не дающие объективной картины о его подстрекательских, ксенофобских лозунгах, высказываниях и призывах. Поэтому я считаю, что надо продолжать расследование и наказать именно подстрекателей.

Я также считаю, что представители меньшинств, мигрантских сообществ неоднородны. Есть люди, которые приезжают с намерением работать, интегрироваться. Безусловно, есть и представители криминального мира, и они по факту содеянного должны получать на полную катушку. Если это убийство, то какой может быть условный срок. Если там был национальный мотив, надо пересматривать дело и вносить его, этот мотив, как отягчающее обстоятельство. Такие вещи нельзя игнорировать. Человек, совершивший такое деяние, нарушил не только законы нашей страны, но и собственные нравственные нормы. Поэтому никаких скидок на снисхождение быть не может.

Беседовала Мария Забродина

Комментарий «АПН Северо-Запад»: господин Брод наглядно демонстрирует классическое двоемыслие. По его мнению, трагедия в Кондопоге - это разгром чеченско-азербайджанских торговых точек, а предшествующее им убийство чеченскими бандитами двух невинных людей даже упоминания не стоит. Двоемыслие ведёт за собой двоедействие. Когда надо защищать представителей нацменьшинств - Брод поднимает вселенский хай. Когда речь идёт о русских (кроме своих в доску, типа экс-яблочника Владимира Лукина), молчит, как рыба об лёд, выдавливая из себя осуждение, лишь когда его припрут к стенке. В лучшем случае составляется доклад для узкого круга, практически не имеющий общественного резонанса. Главное – освоение грантов от добрых забугорных дядюшек

 

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Права человеков
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.