АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Суббота, 25 мая 2019 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2015-09-28 Светлана Архипова:
Волокита ФМС оставляет нас без средств к существованию

Публикуем без купюр обращение пострадавшей от боевых действий беженки с Донбасса Светланы Архиповой. Надеемся, что отделение Федеральной миграционной службы в северной столице выдаст ей необходимые документы. Даже если для этого придётся отвлечься от решения столь волнующей её главу Елену Дунаеву проблемы – решения вопроса об удовлетворении сексуальных потребностей азиатских гастарбайтеров. Копии документов Светланы Архиповой имеются в редакции "АПН Северо-Запад".

Я - гражданка Украины, Архипова Светлана Александровна.

Дата рождения: 25.01.1987 г.

Место рождения: г. Донецк

Постоянная прописка: г. Донецк, ул. Щипачева, д.16, кв.11

Национальность: русская.

Мать: Архипова Ольга Сергеевна, русская, урожденная на территории РСФСР, гражданка Украины

Дедушка и бабушка по материнской линии: русские, рождены на территории РСФСР, умерли в г.Донецке.

До 26 мая 2014 г., я работала старшим диспетчером во главе отдела расписания и слот-координации в Донецком аэропорту.

До июля 2015 г. – Моя мать, Архипова Ольга Сергеевна, работала ведущим врачом – патаморфологом в Донецкой областной больнице по заболеваниям животных. На Украине таких лабораторий в общей сложности существовало две.

11 мая 2014 г. - после событий в Одессе – отдала свой голос за существование Донецкой Народной Республики на автономных началах. С тех пор, мое имя появилось в черных списках по ту сторону Украины, что означало преследование по политическим убеждениям. Я абсолютно не разделяю внутренней и внешней политики правящей партии Украины, не доверяю никаким гарантиям, которые может дать нынешнее правительство и честно говоря не представляю своего возвращения домой. Донецкий паспорт – это значит не пройти люстрацию при первом же устройстве на работу, контроле на таможне, проверке на блокпосту.

Пребывание на территории ДНР: май 2014 – 31.07.2014

В мае начались боевые действия на территории Донецкого аэропорта им. Прокофьева, в результате я была лишена места работы.

26 июля – я попала под артобстрел. Получила ожоги поясничного отдела спины. Мне была оказана медицинская помощь в Донецке, однако мы не можем найти свидетельств моего обращения в медицинский центр, ведь таких как я были сотни.

В связи с активными боевыми действиями в районе Донецка я и моя мать приняли решение покинуть территорию Украины.

Мы не могли выехать иначе, чем через Крым. Кругом велись военные действия, было много блокпостов, в том числе, украинских. Вероятность того, что нас пропустит украинская пограничная служба была мала. Мы знали, что будут проверяться сумки на украинской границе, поэтому брали с собой только летние вещи и цель выезда в Крым объяснили как поездку на отдых. По правилам в автобус нельзя было брать больше одной сумки, в которую пришлось положить много купальников и футболок и практически ничего из нужных вещей, если рассчитывать на более долгий срок проживания.

Таким образом, через Крым, 31.07.2014 г. мы отправились в г. Санкт–Петербург, прибыли сюда 05.08.2014 г.

6 августа 2014 г. нами были поданы документы в ФМС – заявления о получении статуса беженца. Нам тут же дали своеобразные талоны, по которым мы тут же могли устроиться на работу и обещали перезвонить ровно через три недели и дать статус беженца. Талоны оказались недействительны и на работу нас никто не брал.

Приблизительно в конце сентября пришлось опять занимать очередь только на то, чтобы еще раз сдать документы (сюда входят еще раз – тот же пакет документов, анкеты и дактилоскопия).

В этот период я узнала, что от моей квартиры в Донецке остались две несущие стены, и некоторые внешние. Можно так сказать, что жилья в Донецке у меня не осталось. При сдаче документов в ФМС я обратила внимание на то, что пишу заявление о получении временного убежища, а не статуса беженца, при этом меня заставили подписать отказ от статуса беженца. Мне объяснили, что для признания статуса беженца нужно предоставить видео с признаками физических преследований, насилия со стороны украинской армии, националистических образований, а ожоги и потеря жилья не является аргументом для приобретения беженских прав. Так я подписала заявление о предоставлении временного убежища.

7 ноября 2014 г. – срок, когда мне должны были выдать мое свидетельство ВУ. Свидетельство ВУ мне не выдали, но выдали справку, которая опять же, не являлась действительной при устройстве на работу, однако появилось хотя бы право на медицинский полис, что немаловажно в моей ситуации.

Каждую неделю я ходила в ФМС, отстаивала ночные очереди, чтобы получить свое свидетельство ВУ, или хотя бы узнать, когда он будет готово. Когда 01 апреля 2015 г. мне опять сказали, что документы не готовы, мое терпение иссякло. И я вынуждена была написать два письма: одно в центральное управление ФМС, другое - в администрацию президента. В этих письмах я попросила ускорить процедуру и сделать прозрачной систему выдачи свидетельств ВУ. Буквально через два дня после того, как пришло подтверждение о рассмотрении моих писем в Москве, меня вызвала одна из начальников ФМС по фамилии Благинина и лично выдала свидетельства для меня и моей матери, сказав, что эти свидетельства давно готовы, просто мы, видимо, давно не спрашивали о них.

Таким образом, только спустя восемь месяцев я получила право трудоустройства на территории РФ.

Учитывая, что свидетельство я получила в апреле, а заявление подала еще в октябре 2014, то соответственно такое мое свидетельство оказалось реально действующим, только на 6 месяцев, а не на год.

25 августа 2015 – я и моя мать, Архипова Ольга Сергеевна, сдали свои свидетельства ВУ на продление. Фактически, теперь, мы обе, без единого документа – кроме ксерокопии свидетельства ВУ с пометкой о продлении.

В ФМС нас предупредили, что свидетельства вернут через два или три месяца, может позже, а может не найдут причин для продления. Хотя должны были вернуть продленное свидетельство ровно к восьмому октября.

Сегодня подошел срок и я обратилась в органы ФМС за тем, чтобы узнать, готово ли мое свидетельство. Обращаю внимание на то, что 8 октября в связи с окончанием срока действия ВУ у меня заканчивается и срок регистрации - также 8 октября 2015 г.

И я, и моя мама, Архипова Ольга Сергеевна, трудоустроены официально. И наши работодатели приняли нас на работу согласно документам, разрешающим пребывание здесь, - до 8 октября 2015 года. Это означает, что теперь из-за такой волокиты со стороны органов ФМС, которые не знают, когда отдадут нам документы, мы опять остаемся без возможности легально работать, а значит вообще без средств к существованию, без возможности посещать больницы. Когда, я спросила официальных представителей органов ФМС, как ускорить процесс выдачи документов в срок к положенному 8 октября 2015 г., мне сказали, что для этого нужно болеть тяжкой болезнью, либо быть на поздних сроках беременности.

То, что я останусь без работы, не считается причиной.

То, что с 8 октября я буду уже нелегально находиться на территории РФ, в ФМС мне сказали: «Это не наши проблемы».

К сожалению, попасть к начальнику ФМС невозможно - телефоны не отвечают, в очередь на прием не записаться.

В том же ФМС – я так и не получила ни одной грамотной консультации по вопросам РВП, подачи документов как носителя русского языка, либо получения гражданства по программе возвращения соотечественников. Точнее, мне сказали, что мне не стоит даже пытаться сдавать документы.

Из-за войны на Донбассе я перестала быть гражданкой Украины, но не могу стать гражданкой РФ или, хотя бы, получить здесь вид на жительство.

Даже по окончании военных действий, если такое произойдет, мне некуда возвращаться: на территории Украины мое рождение в Донецкой области и поддержка ДНР дает мне «волчий билет»; на территорию ДНР мне тоже некуда уже возвращаться и негде работать; на территории РФ я тоже с 8 октября 2015 г. становлюсь нелегалом и своеобразным асоциальным элементом, хотя имею легальную работу, и работодатель готов продолжить трудовой договор, официально арендую жилье и не прошу от государства никакой материальной помощи.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Нам пишут
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.