АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Вторник, 25 апреля 2017 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2016-05-19 Александр Сивов:
«Французская весна» пришла в Париж

Когда в Тунисе начиналась «Арабская весна» все западные СМИ, а также Аль-Джазира, активно выступали в пользу митингующих. То же и с Египтом, и с Сирией. Но все они не слишком словоохотливы о том, что прямо сегодня происходит в Париже. После манифестации 31 марта в столице Франции родилось движение Nuit Debout («Ночное стояние»). Его участники разбили протестный лагерь на площади Республики. Вот манифест с их официального сайта:

Знаешь ли ты, что здесь происходит? Начиная с 31 марта, тысячи людей собираются на площади Республики в Париже и по всей Франции. Здесь формируются ассамблеи, где люди обсуждают всё и обмениваются мнениями. Каждый может взять слово и публично выступить.

Нас не слышат и мы нигде не представлены, но именно там представители всех слоев общества рассуждают о будущем нашего мира. Политика не является делом профессионалов, это дело каждого из нас. Именно человек должен быть в центре озабоченности наших лидеров. И общественные интересы должны иметь приоритет над личными интересами.

Каждый день на площади Республики нас приходят тысячи, чтобы мы смогли занять свое место в нашей Французской республике. Присоединяйся к нам, чтобы вместе решать, каким будет наше общее будущее.

Об этой площади, которая традиционно служит местом проведения протестных акций. Я её знаю хорошо – каждый раз, приезжая в Париж, я останавливаюсь рядом, в хостеле. Она расположена несколько в стороне от центра города, но в престижном буржуазном районе. Эта большая площадь получила свою прямоугольную форму в 1854 году по распоряжению префекта и градостроителя Парижа барона Османа с целью использования её для занятий строевой подготовкой. Немного позже здесь возвели Статую Республики. Она представляет собой большую женскую фигуру в лавровом венке с оливковой веткой мира в поднятой руке, у ног которой, вокруг пьедестала, расположились женские фигуры с факелами и знамёнами в руках, символизирующие Свободу, Равенство и Братство, а внизу — бронзовый лев, в окружении барельефов, отображающих события из истории Франции.

На площадь можно попасть, выйдя из одноимённой грязной станции ветхого парижского метро. По периметру её автомобильный объезд, а в центре – пешеходная зона, где днём подростки катались на роликах, а ночью допоздна слонялись на выходе из многочисленных кафе какие-то странные и подозрительные типы. Вокруг площади прочно обосновались хоть и немногочисленные, но очень заметные румынские цыгане, которые круглый год спали или валялись в спальных мешках на тротуаре, но традиционно либеральная французская полиция их не трогала. В общем, бардак в этом месте был ещё тот, и даже до создания протестного лагеря.

О закулисной стороны протестов, не слишком понятной праздным российским туристам. Цифра реальной безработицы во Франции, если считать её по-настоящему, учитывая искусственно раздуваемый властями слой бестолковых «вечных студентов», которые до тридцати лет всё учатся, но никогда не будут работать по профессии, всяких уличных «артистов», и тех, кто уже окончательно плюнул на всё и уже не регистрируется как безработный, – чудовищна. Возможно, до половины населения страны. У рядовых французов сегодня ощущение, что что-то разладилось в когда-то неплохо функционировавшем механизме французского государства, растёт озлобление.

Французское общество дезориентировано. Народ проклинает и правых, и левых, не зная, за кого голосовать и нужно ли голосовать вообще. Пенсионер мне рассказывал: «Я рад, что мне повезло – удалось пожить в стране, которая была нормальной. А вот нашу молодёжь мне жалко – их будущее во мраке».

Ничего удивительного, что Франции поднимают голову различные радикальные и националистические партии, группы и организации: крайне правые, крайне левые, а также не вполне ясной ориентации. Таким образом, обстановка накаляется, и именно попытка ввести изменения в трудовое законодательство – пустяковые по крупному счёту – неожиданно вызвала столь бурную реакцию. Перефразируя восточную пословицу, эти реформы явились последней соломинкой, которая сломала хребет перегруженному верблюду.

Французское телевидение тщательно дозировало и смягчало информацию о протестах, стараясь минимизировать их значение. Однако влиятельный парижский журнал Экспресс, правого толка, уже в номере №3381 (20-26 апреля) был не так благодушен – там было опубликовано аж три тревожных статьи, посвящённых происходящим событиям. Выдержки.

Редакционная статья, за подписью главного редактора Кристофа Барбье (Christophe Barbier):

Молодое поколение возмущается и требует всего, и немедленно. Тем более, что президент Франсуа Олланд имел в своё время неосторожность заявить: «Изменения начнутся сразу». Именно из этой категории людей и вышли нынешние участники ночного протеста. Являются ли они просвещённым и утопическим авангардом или, что более вероятно, маргинальным возбуждённым арьергардом? Не в этом суть. Даже если эта борьба напрасна и незаконна, её надо принимать во внимание.

Идет попытка снова повторить май 1968 года, июль 1789 и июль 1830, хотя это и не просто. Но власть может постараться откупиться от молодёжи деньгами и всякого рода пособиями.

Рецензия на новый роман «Апрель» (Avril) Джереми Лефевра (Jérémie Lefevre), политическая фантастика о ближайшем будущем Франции. Он опубликован за несколько месяцев до начала событий, но обещает стать пророческим:

Вроде как «Ночное стояние» вышло из берегов и привело к государственному перевороту. Во Франции установлена «либеральная антикапиталистическая диктатура». Президент сумел бежать в Стокгольм, но его жена поплатится за своего мужа жизнью. «Народными представителями» собравшегося Конвента арестовывают буржуазию и высокооплачиваемых чиновников. Террор.

Является ли Лефевр пророком? Тут стоит напомнить, что это не первая подобная книга, изданная во Франции. Недавно вышедший роман «W ou le souvenir d’enfance» (Воспоминание детства), тоже описывает постепенную трансформацию нашей демократии, путём принятия уравнивающих всех законов, в тоталитарную диктатуру.

Хотя в «Апреле» Лефевр и подменяет факты и слова своих героев, но он делает своих персонажей вполне узнаваемыми нынешними французскими политиками, и их статус легко угадывается. Роман – политическая утопия о военном или осадном положении. Книга, несмотря на её тщательно выверенный тон, вызывает тревогу и обдаёт ледяным холодом, настолько логично её повествование. Действительно, в порах нашей Республики сегодня дремлет ужасный зверь.

Заключительная статья номера – хорошо известного в России Жака Аттали:

Самое время! В то время как в странах мира площади и улицы были оккупированы молодёжью, и не только молодёжью, которые создавали свою собственную историю, во Франции ничего подобного пока не происходило. Вначале они неожиданно собираются для протеста против проекта реформы или в случае политического инцидента. Потом их амбиции растут, и они дебатируют социальную модель. Затем они или сами по себе умирают, как это случилось с движением «Оккупируй Уолл-Стрит», или попытаются начать революцию, как в случае аналогичных движений в Испании, Португалии, Италии, Греции, Тунисе, Египте и Украины. И даже, в ряде случаев, хотя и с переменным успехом, устроить переворот.

Во Франции всё началось по той же схеме. Вначале начался протест против проекта законодательства, воспринятого частью молодёжи как несправедливый и неприемлемый. Потом подключились другие движения и политические силы. Как и в аналогичных случаях, вначале не было ни лидеров, ни политических амбиций – только размышления о будущем.

Выкристаллизуется ли это в политическую платформу, как в Тунисе? Даст ли новых лидеров, как в Испании? Выльется ли в насилие, как в Египте? Или всё прекратится, как в США?

Как бы то ни было, страна хочет размышлять над своим будущим и не оставить его на усмотрение демагогии нынешних профессиональных политиков. Есть желание внести изменения в политику. Можно ли надеяться, что они сформулируют свою конкретную программу и появится «Дневное стояние»? Вокруг конкретного человека и конкретных акций?

За месяц, прошедший с подготовки публикации этого номера, ситуация ещё более накалилась. Волнения перекинулись в провинцию, по всей стране идут стихийные забастовки. Степень напряжённости обстановки во Франции, где на площади Республики бушует свой майдан, нужно оценивать не по передачам Евроньюс, а по альтернативным интернет-ресурсам. Например, смотрим нападение на главный военный музей Франции, произошедшее 17 мая. Пробная попытка завладеть хранящимся там музейным оружием времён Второй мировой войны? На этом видео ярость и агрессивность толпы, пусть и пока не слишком многочисленной, показательна.

В своё время мне приходилось участвовать в акциях протеста и в Италии, и в Греции, и во Франции. В последней они были самые спокойные, благодушные, где-то похожие для демонстрации КПРФ. Ни коктейлей Молотова не бросали, как в Италии, ни настоящей ярости не было, как в Греции.

Но как быстро всё начало меняться!

Александр Сивов

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Сопротивление
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.
Reklama