АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Понедельник, 16 сентября 2019 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2016-10-07 Василий Колташов:
Если бы Гарибальди бросили как Новороссию

История не знает сослагательного наклонения. Однако это не мешает предположить, какие слова звучали бы в случае провала объединения Италии по новороссийскому образцу. - Рассуждает руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов и затем напоминает историю объединения Италии. - 1860-1861 годах в Италии произошло невероятное. «Тысяча краснорубашечников» во главе со старым революционером Джузеппе Гарибальди высадилась на Сицилии. Они быстро овладели островом. Многократное превосходство войск хозяев острова — неаполитанских Бурбонов не помогло. От имени короля Пьемонта Виктора Эммануила II (откуда «тысяча» почти тайно и прибыла) Гарибальди провозгласил себя диктатором острова. А затем повисла пауза. Начальство Пьемонта думало. Нужно было решить — поддерживать открыто Гарибальди, его итальянских добровольцев и сицилийских «сепаратистов» или нет. Они нуждались в кораблях для переправы на Апеннинский полуостров, но послать их означало пойти на открытый конфликт с Неаполем.

Ожидание затягивалось. Краснорубашечники теряли терпение и веру в победу. Они не собирались отделять остров от владений Бурбонов и превращать его в «народную республику». Они хотели объединить Италию. Но придет ли помощь? Гарибальди написал королю Пьемонта письмо, напомнив о чести. Колебания Виктора Эммануила II кончились. Корабли пришли, с Сицилии итальянские патриоты переправились на полуостров, а армия Пьемонта выступила в поход. Бурбоны были разбиты, и две большие части Италии объединились. Разгром правящей в Неаполе династии был полным, она прогнила и рухнула. Это был кульминационный момент в объединении Италии. Но его могло и не быть.

Что если бы руководители Пьемонта рассуждали, как кремлевские начальники в 2014 году? Что если бы Виктор Эммануил II решил, что война с Неаполитанским королевством — это уже слишком, что границы надо соблюдать и международной поддержки он не получит? Что если бы он решил ограничиться «народной республикой» на Сицилии? Что писали бы после этого разного рода медийные эксперты того времени? Попробуем представить.

Паоло ди Карло, профессор политологии из Генуи (Пьемонт):

Мы все теперь знаем: Гарибальди — авантюрист. Он ничего не продумал и просто подставил руководство нашей страны. Он поставил его и всех пьемонтцев перед угрозой большой войны. Хорошо, что королю хватило мудрости не вмешиваться напрямую в эту историю, хотя не поддержать сицилийских повстанцев мы не могли, раз уж они заявили о своей лояльности. Принять их в состав нашего государства? Нет! Представляете, какими были бы осложнения!? Однако даже частичная поддержка сторонников итальянского мира на Сицилии породила проблемы. Хотя мы не отказываемся от идеалов этого мира, но в результате действий Гарибальди и других авантюристов Австро-Венгрия ввела против нас финансовые санкции, от которых экономика Пьемонта сильно страдает. Можно только догадываться, нападению какой мощи мы могли подвергнуться, если бы послали флот для переправы Гарибальди на неополитанскую территорию. Нас явно хотели втянуть в войну.

Цезарь Росси, военный эксперт (Пьемонт):

Мы были совершенно не готовы к вооруженному конфликту с Неаполем. Перевооружение армии по новой программе только началось, а во флоте было недостаточно паровых судов. Нужно быть реалистами: Сицилия была захвачена краснорубашечниками случайно, и если мы можем поддерживать там дружественный к нам режим (не признавая его официально, конечно!), то мы не могли бы позволить себе воевать с Бурбонами. Да, теоретически можно было занять территорию Неаполитанского королевства, пролив кровь и вызвав скандал, но там развернулась бы партизанская война. Местные жители религиозны до фанатизма, они не отдали бы нам своей родины и даже дети взялись бы за оружие. Но и это не все: подави мы восстание, как это некогда делали здесь древние римляне, нам пришлось бы кормить население этой страны, так как они почти ничего не умеют делать.

Франческо Ломбарди, менеджер английской торговой фирмы (Пьемонт):

Я устал от разглагольствований так называемых сторонников итальянского мира. Нам просто не нужна отсталая экономика юга Италии, понимаемой географически, естественно. Нам нужно выходить на мировой рынок, а не создавать химерическую Италию. Военные расходы и без того велики, чтобы еще конфликтовать с соседями. Кстати, их давно пора снижать. Нам никто не угрожает, напротив, боятся нашей агрессии. И если мы разоружимся, вернем Бурбонам Сицилию, отдадим Гарибальди и его бандитов под международный трибунал, то сможем добиться снятия с нас санкций. Тут, кстати, не лишне отказаться от глупых заявлений, будто бы Венеция — это тоже Италия. Пора успокоиться, вот чему учит нас опыт.

Даниэла Романо, вдова и общественный деятель (Сицилия):

Неаполитанцы установили на своем берегу пушки и каждую ночь стреляют на нашим городам и селениям. Погибают дети. Остановите войну! Нам нужен мир. Мы все устали от этой войны. Мы не хотим сдаваться Бурбонам, но мы и не хотим этих обстрелов.

Мариано Личетти, экзальтированный писатель (Сицилия-Пьемонт):

О, когда вырастет новое поколение сицилийцев, мы возьмем Неаполь! У меня две мечты — захватить этот адский безумный город и открыть там школы для всех людей. Но пока Сицилия держит оборону. И я не думаю, что сейчас настал или ранее был хороший момент для нашего наступления. Неаполитанцы сделали свой выбор. Они могли восстать и свергнуть Бурбонов, но они привыкли подчиняться и доверять начальству. Теперь они наказаны за свою покладистость: повышены все налоги, закрыты бесплатные школы, приостановлена работа университетов и больниц. Инфляция безумна. И немало семей голодают из-за прекращения торговли с Пьемонтом. Все это результат добровольного следования народа за обманщиками-Бурбонами. Путь страданий неаполитанцев долог, только пройдя его до конца, они поймут: Север Италии всегда их кормил, покупал их зерно и фрукты, без нас они обречены.

Граф Клаудио ди Конти, экс-министр (Неаполитанское королевство):

Гарибальди все еще пытается убедить мир, будто бы только нерешительная позиция адмиралов Пьемонта погубила его дело. Он выгораживает этого разбойника Виктора Эммануила. Напрасно. Тот просто испугался, так как его хорошо обучили интригам (его воспитатель был профессиональный шпион-бонапартист), но не обучили прямой борьбе с верноподданными нашей страны. Но мы все отлично видели, как неаполитанский народ сплотился вокруг трона, вокруг династии Бурбонов. Он отринул навязываемые ему конституционные иллюзии и встал на защиту закона и католической веры. Люди плакали на улицах, целовали агентов тайной полиции и пели гимн. Они не хотели быть порабощенными Пьемонтом, этим варварским государством, вообразившим себя наследником Римской империи. Мы не какая-нибудь придуманная нация, мы не итальянцы — мы настоящие европейцы, и потому нас поддержали в других цивилизованных странах.

Отец Анжело, приходской священник (Неаполитанское королевство):

Если бы только эти террористы переправились через пролив, они были бы разгромлены. Я в этом никогда не сомневался. Вера вела нас в борьбе с поработителями, с этими язычниками Древнего Рима, которыми эти негодяи гарибальдийцы восхищаются. Мы были готовы драться. Наша армия имела трехкратный перевес в людях, как мне рассказывал на исповеди один наш полковник. Это было отлично понято Виктором Эммануилом, и при посредничестве Пруссии и Франции мы заключили в Минске — на территории нейтральной империи соглашение. Теперь главное, чтобы международное сообщество дожало Пьемонт, этого разбойника, и Сицилия вернулась к нашему доброму королю. Да сохранит его Бог!

Конрад Тиглиц, либеральный мыслитель (Бавария):

Идентичность неаполитанцев, их уникальные традиции — все было бы уничтожено если бы сепаратисты-анархисты победили не только на Сицилии. Меня часто спрашивают, почему они захватили остров и удержались там. Ответ очевиден: жители Сицилии, это бывшие преступники и контрабандисты, не способные понять достоинств цивилизации. Эти козлопасы не ценят той высокой культуры, которую пытается им привить аристократия. Это животные, преступники от природы. И все культурные и образованные люди Европы были бы рады их истреблению. Да, и в век международной торговли безумие стремиться создать какую-то новую страну, это означает расходы, что заблокирует культурный прогресс.

Барон Август фон Эрштенбург, австрийский дипломат (Австро-Венгрия):

Со времен Венского конгресса в 1816 году божественное международное право и принципы легитимности главенствовали в Европе. Такие люди, как Гарибальди и его начальник Виктор Эммануил, не признают нерушимость границ, они придерживаются ложных ценностей. Их желание восстановить Римскую империю — безумие. Но эти люди так мыслят, называют себя итальянцами. Однако они хотят прямого возвращения рабства, они кровожадны. И напрасно некоторые считают, что Пьемонт-де сам остановился, испугавшись международных осложнений. Нет — это мы, культурные страны, основанные на божественном праве, его остановили. Гарибальди не имел шансов и не получит их никогда, поскольку действует вопреки законам истории, опираясь на одну лишь ложь своей пропаганды. Мы всегда говорили, и я повторю это вновь: Италия есть понятие географическое, никакого итальянского мира или народа нет — это выдумки, а террористическая угроза со стороны Пьемонта для цивилизации есть, потому мы должны санкциями добиться от него прекращения поддержки сепаратистов Сицилии. Пусть научатся уважать границы и международное право.

Никола Грава, сержант краснорубашечников (Пьемонт):

Сейчас многие покинули Сицилию. Гарибальди заставили уехать, поскольку он мешал минскому урегулированию кризиса. Это его так потрясло, что, как я слышал, он помутился разумом и провозгласил, будто больше не хочет конституционного правления по всей Италии, а считает, что нам нужен такой же эффективный режим, как у австрийских Габсбургов. Он потерял лицо, тогда как тысячи сторонников объединения Италии деморализованы. Я тоже покинул Сицилию. Мы собираем благотворительную помощь для сицилийцев, поскольку наша «народная республика» там явление весьма странное и уж точно не эффективное и не прогрессивное. Так, ее руководители сохранили все земельные владения неаполитанских аристократов, тогда как народ в жуткой бедности и безысходности. Пьемонтское начальство тем временем хочет только снятия санкций и совершенно разложилось, в стране кризис.

Алесандро Мансиси, известный оратор и журналист (Пьемонт):

На днях мне попалось в маленькой газетенке мнение некого сержанта Грава. Не знаю, кто согласился это напечатать — все это из-за полного отсутствия у нас цензуры. Словесный мусор попадает на страницы газет, лучше бы его как-то отсеивали. Экстремисты такого рода, как Грава, пытаются внушить народу мысль, будто бы можно было из Сицилии прыгнуть сразу к фортам Неаполя и победить. Глупости. Пьемонт спас сицилийских героев и сейчас без нас они были бы давно разгромлены. Мы пытаемся убедить международное сообщество найти решение из возникшей не по вине Виктора Эммануила непростой ситуации, но если кто-то думает, что Пьемонт слаб — это не так. Мы сохранили силы. Мы не дали вовлечь себя в авантюру, и не дадим этого впредь. И сейчас, я уверен, все будет хорошо.

Комментарий "АПН Северо-Запад": Всё верно. Примерно о том же мы и писали в статьях "Надежды русского Рисорджименто" и "Грабли красного путинизма".

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Эхо истории
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.