АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Вторник, 26 сентября 2017 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2017-05-04 Михаил Остроменский:
Как Кремль делает Турцию менее зависимой от российского газа

После встречи с президентом Турции Реджепом Эрдоганом его российский коллега Владимир Путин отменил все ограничения на торговлю с Турцией. Также он объявил, что российские инвестиции в строительство турецкой атомной электростанции "Аккую" составят 22 миллиарда долларов. В прошлом году "АПН Северо-Запад" выражало серьёзные сомнения в пользе для России от этой сделки и с того времени сомнения возросли ещё больше. Републикуем текст нашего автора Михаила Остроменского, посвященный данному вопросу.

Действия российского руководства регулярно поражают экономической бессмысленностью. Многолетняя практика вложения государственных средств нашим Центробанком в иностранные ценные бумаги под незначительный или отрицательный процент, с одновременными займами на внешнем рынке, что самим государством, что государственными компаниями под вполне реальные проценты (до 14% годовых), является, наверное, самым вопиющим из них. Но, для полноты картины, недоставало очевидного штриха, земного воплощения сего экономического безумия, а не только практики заоблачных высот фанатичного монетаризма ЦБР.

Таковой даёт нам экономические взаимодействия России и Турции. Главными фигурантами, предлагаемого к рассмотрению эпизода, выступают корпорация «Газпром» и Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом». Обе компании плотно контролируются Кремлём. В одной «Газпроме» председателем совета директоров числится Виктор Зубков - вице-премьер в правительстве Владимира Путина и премьер при президенте Путине. В «Росатоме» председатель Высшего совета – школьный приятель экс-директора ФСБ и секретаря Совета безопасности Николая Патрушева, бывший спикер ГосДумы Борис Грызлов. Не менее характерны и их главы исполнительных органов: бывшие зампредседателя Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга Путина Алексей Миллер и полпред президента Путина в Поволжском федеральном округе Сергей Кириенко.

Что представляет из себя экономика Турции с которой работают эти влиятельные корпорации? Турецкая республика имеет развитую промышленность, как тяжёлую, так и лёгкую, а также устойчивое сельское хозяйство. Её Ахиллесова пята – слабое развитие высокотехнологичных отраслей (электроэнергетика, авиастроение, ракетостроение, атомная промышленность, IT-индустрия и др.) и отсутствие значимых источников электроэнергии.

Собственно на удовлетворение этой насущной потребности турецкой экономики – много дешёвой электроэнергии и направлены оба проекта осуществляемых российскими организациями: строительство АЭС «Аккую» «Росатомом» и газопровода «Турецкий поток» «Газпромом». Ранее последний уже проложил в Турцию «Голубой поток». Поставки газа из России обеспечивают потребность на 60%,Большая часть поставок (до 80%) используется для выработки электроэнергии.

Несмотря на мировой кризис и падения темпов роста турецкой экономики до 3% в год, проблема дефицита электроэнергии существует. Особенно актуальна она в перспективе. Потому Анкара с радостью дала согласие на переориентацию газопровода «Южного потока» через Болгарию, на «Турецкий поток» через Турцию, а в дальнейшем, через Эгейское море в Грецию и через Адриатическое в Италию.

Новый расклад с газопроводами полезен Анкаре ещё и в ином ключе. «Турецкий поток» прекрасно вписывается в стратегические её планы по превращению Турции в основной южный газовый транзитный узел для Европы. Изменение направления поставки российского газа приближает реализацию проекта Трансанатолийского газопровода, намеченного по её территории, для транспортировки «голубого топлива» из Азербайджана, Ирана, Ирака и Израиля в Евросоюзе.

Такой вариант вполне может остудить Брюссель, недовольный заходом «Газпрома» в Европу с юга. Ведь здесь налицо перспектива действительной и долгосрочной диверсификации поставщиков газа в ЕС. Восточный путь надёжно в руках России, а Норвегия полноценно заменить «Газпром» не в состоянии. Западный путь, транспортировки сжиженного газа, требует огромных вложений и существенной перестройки газовой инфраструктуры Европы. Близкий и не русский газ, по настоящему, есть только на Юге.

Более того, «Турецкий поток», строится на деньги «Газпрома», точнее на полученные им кредиты. Так стоимость морского участка оценивается в 6 млрд. долларов, а с процентами по кредитам в 9,5 млрд. Да, турки недавно выразили желание профинансировать на 50% строительство участка газопровода проходящего по их территории. Но это лишь пока устная декларация. Не более того.

Анкара, с вводом в эксплуатацию «Турецкого потока», существенно усилит свои экономические и, как следствие, политические позиции на Балканах и в Юго-восточной Европе. С учётом перспектив Турции как южного газового узла ЕС, должна существенно снизиться для неё цена газа, а возможно и стать нулевой (если считать доходы от транзита). Это удешевит производство электроэнергии и благоприятно скажется на экономике страны. А поставки газа через Трансанатолийский газопровод, позволят торговаться о цене с «Газпромом» с сильной позиции.

Конечно это пока лишь перспектива, но и окупаемость «Турецкого потока» (при двух ветках вместо четырёх планировавшихся в «Южномпотоке»), в настоящее время приближается к 10 годам (с учётом строительства инфраструктуры). Сроки вполне сравнимые с возможностями возведения веток Трансанатолийского газопровода. Учитывая такую значительную окупаемость и экономические риски «Турецкого потока», многие комментаторы уже высказывали мнение, что проект этот не столько коммерческий сколько политический, даже геополитический, не пояснив в чём здесь геополитика?

Вторая крупная государственная инвестиция России в энергетику Турции – строительство АЭС «Аккую» в заливе Средиземного моря Анталья. Она возводится «Росатомом» по принципу «строй-владей- эксплуатируй» (СВЭ), который подразумевает, что подрядчик полностью сам проектирует, строит и финансирует объект, а доход получает либо от продажи части акций предприятия – владельца объекта, либо от прибыли по продаже продукции, уже после ввода объекта в эксплуатацию. Заказчик лишь выделяет землю и согласует документально. Все риски лежат на плечах подрядчика.

Строится эта АЭС уже не на коммерческие кредиты, как газопровод, а на кредиты из федерального бюджета «Росатому», по ставкам до 9% годовых. При том, что сама Россия заимствует в среднем под 6,9% годовых. Кроме того, кредитуют «Аккую» с разными отсрочками и льготными. Отметим, что «Росатом» такую методику, государственного бюджетного финансирования, применяет очень широко в своей деятельности.

СВЭ-принцип в атомной энергетики, из-за специфики отрасли, ранее ещё никем не применялся. В этом смысле проект АЭС «Аккую» - пионер. Пошёл «Росатом» на эту фактически авантюру не от хорошей жизни. Стоимость строительства им АЭС примерно на 15%, а стоимость выработки одного киловатт-часа на них на 10-12% выше, чем у конкурентов (США, Германии, Франции, Японии). Потому и здесь в Турции и в других странах (Белоруссия, Вьетнам, Венгрия, Бангладеш, Финляндия) строительство ведётся за счёт финансирования из бюджета РФ. Правда не на основе СВЭ-принципа.

АЭС очень долго окупаются. По расчётам «Росатома» доход (не прибыль!) от АЭС «Аккую» в год должен составить 4 млрд. долларов. Стоимость проектная 20 млрд. долларов. Срок окупаемости оценивается в 17-19 лет. Срок эксплуатации 60 лет. После истечение срока соглашения о покупке Турцией электроэнергии (18 лет), мы обязаны перечислить туркам 20% всей чистой прибыли полученной за данный срок в счёт стоимость участка земли, на котором построена АЭС.«Росатом» так же обязан, за свой счёт, снабжать турок ядерным топливом, вывозить и утилизировать ядерные отходы, помочь в сооружении около ядерной инфраструктуры, обучить специалистов, осуществлять страховку и охрану объекта, 50% подрядов в строительстве передать турецким фирмам.

Уже из этих пунктов, с учётом финансирования из госбюджета, создаётся впечатление, что статус «Росатома» как некоммерческой организации, его руководители воспринимают буквально. Мы опять приходим к тому же самому вопросу, что и с «Турецким потоком». Для Анкары АЭС «Аккую» стратегически важный долгосрочный проект, сооружаемый за чужой счёт, чужими руками, приносящий с первых дней доход и турецкому бизнесу и турецкой казне. А для нас? По словам тогдашнего генерального директора компании-генподрядчика по строительству АЭС «Аккую Нуклеар» Александра Суперфина: Россия «пользуясь своим стратегическим ресурсом (опытом и знаниями) нашла возможность профинансировать строительство и отдача будет тоже стратегическая – стабильная выручка, источник дохода в течение 60-ти лет». И где тут стратегия с геополитикой?

Любопытно, что господин Суперфин, с 1990 по 2008 год, работал на разных должностях в крупнейшей американской инженерной компании «Бектел», небезызвестной своими очень тесными связями с высшим американским истеблишментом и арабскими монархами. В 2014 году он перешёл с «Аккую» на работу вице-президента ЗАО «Русатом Оверсиз», где он будет курировать развитие бизнеса атомной госкорпорации в странах Северной Америки.

Что же в итоге? Российская Федерация, на свои деньги строит параллельно и «Турецкий поток» и «Аккую». Но то и другое необходимы Турции для производства электроэнергии. Оба проекта, по сути, друг другу прямые конкуренты. Наличие АЭС позволяет Анкаре быть боле независимым от поставок газа и с сильной позиции говорить о его цене, а увеличение поставок газа и расширение их географии позволяет удерживать цены на электроэнергию и выдвигать дополнительные условия владельцам АЭС. Например, вблизи «Аккую» нет крупных потребителей электроэнергии, курортная Анталия, а обязательств строить ЛЭП и подстанций у турок нет. Но ведь после того как «Росатомом» будут вложены огромные средства в проектирование и начало строительства АЭС, при наличии надёжного тыла, в виде газа от «Турецкого потока» и перспектив Трансанатолийского газопровода, можно сделать ему предложение остроительстве, за его счёт, ещё и инфраструктуры, от чего будет сложно отказаться.

Далее, уже работает «Голубой поток», будет построен «Турецкий поток», с продолжением в Европу. Под всё это Россия создала полноценную газовую инфраструктуру, которой у Турции ещё пятнадцать лет назад не было и в помине. После размораживания отношений с Ираном, уже по факту существующих положительных тенденций арабского политики в отношении Израиля – реальность Трансанатолийского газопровода, а значит, прямой конкуренции с российским газом, на рынке Турции и ЕС становится элементами политики и экономики сегодняшнего дня, а не гадательной перспективы.

Решив однажды строить АЭС по СВЭ-принципу, «Росатому» будет существенно труднее вести переговоры с потенциальными заказчиками по иному варианту финансирования. Они, имея прецедент «Аккую», захотят, как и турки, возложить все тяготы финансирования, ответственности и риски на Москву.

Здесь мы ещё почти не рассматривали геополитические последствия этой экономической, с позволения сказать, деятельности. Строительство АЭС «Аккую» вызвало большое недовольство Кипра и Греции. В итоге Россия при сомнительной экономической выгоде, понесёт и реальный политический ущерб.

Михаил Остроменский

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Дефективный менеджмент
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.
Reklama