АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Вторник, 17 октября 2017 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2017-10-10 Михаил Делягин:
Фильм "Жмурки" по-прежнему наиболее полно отражает реальность сегодняшней России

Конечно, теоретически можно посчитать, что пожар в ТЦ «Синдика» на МКАД - это нарушение техники пожарной безопасности в чистом виде, - комментирует на сайте газеты "Завтра" чрезвычайные происшествия последних дней экономист Михаил Делягин. - Просто потому, что мы видим кто строит новые объекты в Москве и как они строятся. Согласитесь, что когда человек не знает русского языка, ему очень сложно на этом непонятном ему языке объяснить: зачем нужна система пожарной безопасности. Тем более, что в объектах повышенной опасности (а хранилища некоторых строительных материалов к этой категории относятся) должны стоять усиленные системы пожаротушения, которых, судя по всему, не было даже теоретически. Если дома строятся людьми, которые не могут прочитать инструкцию, и строительными фирмами, которым неинтересно читать эти инструкции, потому что они заняты освоением бюджета или, выражаясь современным языком, распилом бабла — им просто незачем соблюдать какие бы то ни было меры безопасности. Говорят, что там оплавился бетон, но это значит, что бетон был некондиционный, как минимум. То есть все нарушения, которые можно себе представить, наверняка были допущены при строительстве этого торгового центра. Это примерно то самое, что москвичи каждый день видят в центре города, где уложили плитку, в которой уже в некоторых местах зияют дыры.

Но, с другой стороны, скажем, пожары в частном секторе в Ростове, которые перешли на объекты бизнеса, совершенно явно связаны не с отсутствием пожарной безопасности. Это конкуренция бизнеса, а может быть, какие-то политические процессы: людей «не той» национальности выживают из той или иной части России. Подобное тоже достаточно легко себе представить. У хозяина «Синдики» господина Канокова достаточно большие конфликты, насколько я понимаю, в Кабардино-Балкарии. Может быть, его конкуренты подтянулись в Москву? Но, поскольку расследование прошлых громких пожаров в Ростове-на-Дону (а пожары, кстати говоря, продолжаются до сих пор) не закончились ничем в принципе, то нет никак оснований ждать, что расследование пожара «Синдики» чем-то закончится.

В России уничтожена судебная система как инструмент обеспечения правосудия. Даже офицеры спецслужб в частных беседах говорят: «Конечно, мы прекрасно понимаем, что мы абсолютно беззащитны в суде перед любым хулиганом: не то что перед своим начальством — перед любым мелким преступником». Потому что судебная система в лучшем случае парализована. Когда говорят, что она работает по звонку, работает на основе телефонного права, то это колоссальный комплимент, потому что первые слова — «она работает». При этом у нас дикое количество самых разнообразных специальных правоохранительных органов, которые получают баснословные деньги. При этом ведомства снижают оплату труда собственных сотрудников, с одной стороны, а с другой стороны, мы видим очень наглядно, что они не в состоянии выполнять свои задачи. Возможно, они их не собираются выполнять. Очень может быть, потому что у очень многих людей, которые пытались написать заявление о совершенном против них преступлении в полицию, сложилось именно такое ощущение. Но как минимум правоохранительные органы свои функции не выполняют. То есть российское государство глубоко безразлично к тому, что происходит с людьми, к тому, что происходит с народом. Российское государство — это большая бюрократическая структура, которая занята мелкими частными вопросами образующих её бюрократов — за редкими исключениями, которые мы видим, по поводу которых мы радуемся. Но это именно отдельные исключения из общей тенденции.

Нынешние пожары показывают, что 90-е годы в России не закончились. Они закончились только в отдельных вопросах внешней политики. Именно в отдельных вопросах, не во всех внешней политике. А в остальном продолжаются 90-е годы — это торжество где либерального гоп-стопа (то есть криминала, обслуживающего интересы глобальных спекулянтов Запада), а где самого обычного. Я думаю, что владельцы этого торгового центра сейчас пересматривают фильм «Жмурки». Он по-прежнему наиболее полно отражает реальность сегодняшней России.

О хозяине «Синдики» сенаторе Арсене Канокове. В бытность главой Кабардино-Балкарии его родственников и по совместительству руководителей КБР за хищения задержали и этапировали в столицу. К Канокову же вопросов не было, и вскоре он стал миллиардером, владельцем множества торговых и прочих предприятий московского региона. Региональные князьки вымогают у федерального центра колоссальные деньги и, пользуясь своей полной безнаказанностью, эти деньги присваивают, удерживая свои территории в кромешной, чудовищной нищете — в результате чего там начинает расцветать религиозный экстремизм во всех его формах. А сами на эти деньги скупают активы во всяких сладких местах от Лазурного берега до Москвы. И потом начинают учить нас жизни, диктовать нам нормы толерантности и правила поведения в отношении их соплеменников. Не факт, что это относится именно к Канокову. Может быть, он действительно кристально честный человек, родственников которого, так сказать, оклеветали. И его «Синдика» — вовсе не криминальный синдикат. Всякое бывает. Но я думаю, что как общую тенденцию это вполне можно зафиксировать.

Сегодня меня спрашивали про аналогии с грандиозными пожарами из древнейшей и более новой истории. Иногда что-то сжигалось, как Нероном, например, из какой-то смеси психопатологических, экономических и политических побуждений. Напомним, что на месте сожжённого Нероном старого Рима вскоре возник в том числе и знаменитый Колизей. Такая своего рода реновация. Не стоит ли за нынешними московскими и ростовскими пожарами ещё и желание обновления, как это могут понимать некоторые власть имущие?

Я не думаю, что господину Собянину для того, чтобы снести что-то в Москве, нужно это поджигать. И практика реновации показывает это очень ярко. И «ночь длинных ковшей», когда сносили объекты бизнеса, это тоже отчётливо показывает. Так что думаю, что руки московской власти здесь нет. Видимо, руины «Синдики» ещё довольно долго будут стоять так же, как руины офисного центра на внутренней стороне Садового кольца или большая яма на Павелецкой площади.

Если торговый центр «Синдика» застрахован, то получается, что Каноков ничего не потеряет. Такое, что поджоги выгодны самим владельцам ради получения страховок, если бизнес идёт неудачно, теоретически бывает. Не только в России — это в целом по миру бывает. Но страховые выплаты должны быть очень большие, и получить страховую выплату от российских страховых компаний — это значительно более сложное занятие, чем получить его, скажем, от лондонского Ллойда. Поэтому страховое мошенничество в России — занятие довольно рискованное. Хотя если Каноков застраховал «Синдику» правильно, то, наверное, у него всё неплохо.

О людях, которые пострадали из-за пожара. Пострадали как экономически (например, на подземной парковке сгорели сотни машин, уничтожен бизнес многих бизнесменов-арендаторов у «Синдики»), так и экологически. Но никаких инструментов самозащиты у людей нет. Что касается КАСКО, посмотрим, как будут российские страховые компании возмещать КАСКО автолюбителям. Я не сталкивался ни с одним случаем, когда попавший, скажем, в аварию человек получал по КАСКО возмещение всего ущерба полностью. Потому что компания, как правило, находит способ выплатить отчётливо меньше. К этому уже все привыкли.

Что касается экологического ущерба, нам говорится, что содержание опасных веществ в воздухе не превышает допустимых норм, то есть экологически пострадавшие жители этого региона тоже никаких компенсаций не получат. Ничего удивительного: у нас даже люди, которые Капотню нюхают, ничего не получают. Официально им объясняют, что там никаких аварий не происходит — при том, что налицо периодические дикие превышения концентрации отравляющих веществ. Московские власти говорят: «Ой, а мы не знаем, от чего это». А о том, чтобы людям заплатить — у них даже мысли такой нет, даже в голову такое не приходит при всём раздутом профицитном бюджете. Так что это обычное, так сказать, первобытное общество. Когда мы говорим «Москва», мы должны понимать: с приходом Собянина процесс превращения Москвы в Москвабад стал носить форсированный характер. Что, при первобытно-общинном строе или в раннем средневековье кому-то компенсировали экологический ущерб? Нет, не компенсировали. Сдохли от чумы — и хорошо, не сдохли — живите дальше. У нас примерно то же самое. Это консолидированная позиция, если я правильно понимаю, и московских властей, и федерального правительства Медведева.

Комментарий "АПН Северо-Запад": "Жмурки" и есть. Недаром в финале фильма бандит-отморозок Сергей (Алексей Панин) становится депутатом Государственной Думы, а его дружбан и коллега Саймон (Дмитрий Дюжев) - помощником народного избранника и партнером по бизнесу. Режиссер Алексей Балабанов умер, а герои его никуда не делись...

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Apocalypse now
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.
Reklama