АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Среда, 18 сентября 2019 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2019-02-21 Клим Жуков:
Долгое государство Путина как фантом Суркова

Давеча небезызвестный В. Сурков разродился статьёй «Долгое государство Путина. О том, что здесь вообще происходит». - Разбирает известный текст помощника президента России историк Клим Жуков. - Статья начинается практически эпиграфом – словами В. Путина, которые он произнёс пятнадцать лет назад:

«Это только кажется, что у нас есть выбор».

Данный эпиграф автор считает «первой аксиомой новой российской государственности, на которой выстроены все теории и практики актуальной политики».

Важная оговорка. Прежде всего, надо понять, кого имел в виду гарант? У нас – это у кого? У народа? У правящего класса? Лично у Путина и его ближайшего окружения? Что именно думал президент, теперь уже не узнать. А вот Сурков свои воззрения раскрыл полностью. Посмотрим на них.

1.«Иллюзия выбора является важнейшей из иллюзий, коронным трюком западного образа жизни вообще и западной демократии в частности, давно уже приверженной идеям скорее Барнума, чем Клисфена.», - говорит Сурков.

- Отсылка к далёкой истории – это комильфо. Особенно – к классической Греции. Не очень понятно, правда, отчего такое обидное изъятие – почему это российская демократия не любит идеи знаменитого шоумена и мистификатора Финеаса Тейлора Барнума (1810-1891)? Фокус с подвёрстыванием национал-предательской пенсионной реформы к чемпионату мира по футболу был хорош. Барнум мог бы гордиться. Пока все ТВ-каналы отрабатывали рекламный контракт (ещё бы, такая прибыль рисовалась!), правительство Медведева под шумок протащило ту самую реформу. И никто в серьёз даже не крикнул: что вы делаете?! Потому что большинство рупоров четвёртой власти было занято отработкой рекламного контракта.

Путин потом сменил Очень Плохую реформу не очень плохой уже не в духе Барнума, а в духе базарного торгаша – реализовал уступку, заложенную на «поторговаться» и – все довольны. Ну, вроде бы.

Кстати, отсылка к Клисфену тоже не очень к месту, ибо Клисфен в 508-507 гг. иллюзиями выбора не страдал. Выбор у него был вполне конкретный: отдать власть в руки олигархов во главе с Исагором, которого поддерживала Спарта, или возглавить народное восстание. После победы восстания, выбор встал ещё раз: нажиться самому в тесном содружестве с правильными, патриотическими олигархами или провести демократические реформы. Какое отношение идеи Клисфена имеют к тезису о кажущемся выборе – непонятно. Или, может быть, они имеют отношение к «реализму предопределённости», о котором речь пойдёт ниже? Нет, не было для Клисфена ничего предопределённого – был выбор.

Итак, о реализме:

2.«Отказ от этой иллюзии в пользу реализма предопределенности привел наше общество вначале к размышлениям о своем, особом, суверенном варианте демократического развития, а затем и к полной утрате интереса к дискуссиям на тему, какой должна быть демократия и должна ли она в принципе быть.»

- Предопределённость – это что? Предопределённость Кальвина, когда всё заранее задумано лично богом, или античный фатализм фатума? Или это такой вариант Конца Истории имени Френсиса Фукуямы? Раз всё предопределено, то о каком историческом развитии речь? Хотелось бы понять, о чём речь, раз уж автор говорит о реализме – сугубо материальной категории. Кто или что всё предопределил?

Ах вот что! Демократия!

Ну так надо уважаемого докладчика разочаровать – демократия бывает Очень Разная. Античная рабовладельческая – полисная и сенатская в Риме. А ещё бывает прямая военная демократия германских племён и ватаг викингов. Не забудем и о вечевой демократии славян эпохи раннего феодализма, и о саксонском витенагемоте. Даже в феодальной Европе были вполне демократические выборные органы (тоже сугубо феодальные): парламенты в Англии и Шотландии, кортесы Испании, ландтаги и рейхстаг Священной Римской империи, генеральные штаты Франции и Земские соборы от кровавого тирана» Ивана Грозного до Тишайшего царя Алексея Михайловича. Всё это демократии. Просто очень разные. Равно как западная буржуазная представительская демократия и Советы в СССР.

Так вот, очень интересно: какой вариант демократии, в суверенном российском варианте имеет в виду В. Сурков? Вопрос-то важный, почему бы о нём не порассуждать?

Так вот, при любом масштабировании наблюдаемой модели, выяснится, что Росфедерация ничем принципиально не отличается от недухоскрепного Запада с его иллюзиями. От уважаемых партнёров по международному процессу мы отличаемся только номинальным обилием партий, которые имеют право баллотироваться в Думу или выдвигать кандидатуру президента. Даже Верхняя Палата есть – Совет Федерации – Вальхалла для политических пенсионеров.

И в основании её лежит власть крупной частной собственности на средства производства. Тут и дискутировать не придётся – посмотрите на власть предержащих.

Но дискутировать, оказывается, не надо, ибо «предопределённость и реализм». Даже не интересно, оказывается, по мнению автора, вообще. Но, разочаруем ещё раз: интересно и даже очень.

3.«Обрушившись с уровня СССР до уровня РФ, Россия рушиться прекратила, начала восстанавливаться и вернулась к своему естественному и единственно возможному состоянию великой, увеличивающейся и собирающей земли общности народов.»

- Надо полагать, что это заслуга режима Путина… Впрочем, на заслуги надо поглядеть внимательно.

Первое: какие именно земли собирает вокруг себя Росфедерация? Украина утрачена на долгие годы, а может – навсегда. Братская Белоруссия – наш единственный настоящий союзник на континенте, от нас куда дальше, чем в начале создания Союзного Государства России и Белоруссии, которое инспирировали коммунисты и аграрии в 1996 году с последующим подписанием договора лично Б.Н. Ельциным. А вот при Путине – в 2018 году Лукашенко обвинил Путина «в подрыве военного сотрудничества России и Белоруссии, в попытках «сорвать интеграционные процессы», по итогам сообщив, что: «мы с президентом России однозначно определили, что сегодня в повестке дня такого вопроса (о создании единого государства – К.Ж.) нет».

Конечно, мы вернули Крым. Но отреклись от мятежного Донбасса, передали Норвегии 13 5000 кв. км. шельфа с уникальными природными ресурсами, острова на Амуре – Китаю, а теперь заигрываем с Японией (очередной раз) на тему передачи части Курил.

С Грузией отношения складываются настолько здорово, что даже на какой-то момент пришлось воевать – впервые в отечественной истории. Так какие земли собирает государство?

Второе: внутренняя стабильность весьма условна. По сути, мы имеем полунезависимую Чечню; чрезвычайно странную политику в Татарстане; попутно продуцируем создание новой псевдонации на чернозёмном Юге – казаков, не обращая никакого внимания на присылаемые и издаваемые на местах учебники поморского языка, сибирского языка и так далее.

Если такая предопределённость имеется в виду, и это, в самом деле, роковая неизбежность, то, как говорят моряки: пора сливать воду, а не рассуждать о реализме и Долгом Государстве.

4.«Русской истории известны, таким образом, четыре основные модели государства, которые условно могут быть названы именами их создателей: государство Ивана Третьего (Великое княжество/Царство Московское и всей Руси, XV–XVII века); государство Петра Великого (Российская империя, XVIII–XIX века); государство Ленина (Советский Союз, ХХ век); государство Путина (Российская Федерация, XXI век)… эти большие политические машины, сменяя друг друга, ремонтируясь и адаптируясь на ходу, век за веком обеспечивали русскому миру упорное движение вверх».

Русской истории известна ещё одна модель: Киевская Русь – государство Рюрика и Владимира Святого. Интересно, после того, как оно распалось в 1097 году на удельные княжества, эта модель тоже обеспечивала «упорное движение вверх»? 200 лет усобиц и, как следствие, 200 лет монгольского ига – это всё упорное движение вверх? А кто, собственно, сказал, что этот вариант детерминировано не повториться?

Кстати, государство Петра Великого – этатистская империя, просуществовала недолго, сменившись дворянской монархией и моделью служить не может.

Режимы Александра I – Николая II очень сомнительное движение вверх обеспечивали. Результатом стало чудовищное расслоение населения не на разные классы, а фактически на разные народы. Результатом стало уничтожение государства и развал страны.

Историю знать полезно, потому что история – это становление настоящего в прошлом. К какому прошлому апеллирует пятая (шестая – ибо Сурков истории не знает) модель Путина? Возврата к социализму, т.е., - к СССР не будет. Об этом гарант прямо заявлял неоднократно, прошлый раз – в ежегодном обращении к гражданам. С апелляцией ко временам Киевской Руси или Великого княжества Московского есть известные технические трудности – бездна времён между нами, слишком многое поменялось на «упорном пути вверх». Значит, методом исключения, примером служит империя Николая II – других вариантов просто не остаётся.

Повторить дословно сословно-феодальную монархию не удастся физически. Следовательно, будут некоторые изменения. Какие?

5.«…интерес иностранцев к русскому политическому алгоритму понятен – нет пророка в их отечествах, а все сегодня с ними происходящее Россия давно уже напророчила.

Когда все еще были без ума от глобализации и шумели о плоском мире без границ, Москва внятно напомнила о том, что суверенитет и национальные интересы имеют значение. Тогда многие уличали нас в «наивной» привязанности к этим старым вещам, ... Учили нас, что нечего держаться за ценности ХIХ века, а надо смело шагнуть в век ХХI, где будто бы не будет никаких суверенных наций и национальных государств. В ХХI веке вышло, однако, по-нашему. Английский брекзит, американский «#грейтэгейн», антииммиграционное огораживание Европы – лишь первые пункты пространного списка повсеместных проявлений деглобализации, ресуверенизации и национализма»

- Что именно напророчила Москва и в каких документах зафиксированы пророчества Москвы?

Ни в каких.

Всё развивается своим чередом: буржуазная глобализация ведёт к глобальному экономическому дисбалансу, что приводит к активизации национальной буржуазии в перетягивании одеяла на себя. Всё это описал ещё К. Маркс.

Но отсылка к активации национализма очень верная. Это неизбежность капитализма, ибо современная политическая нация – это порождение капитализма. Героическая «Мюнхенская речь» Путина 2007 года – просто ещё одна декларация вполне оперившегося национального капитализма. Таких было много. Уго Чавес немного опередил В.В., провозгласив нечто подобное ещё в 1999 году. Толку, правда, немного, как и в нашем случае.

Буржуазные США, конечно, провалились с ролью мирового гегемона. Только не из-за позиции Москвы, а из-за экономического развития Китая под руководством коммунистов. И США, безусловно, не образец справедливого устройства общества. И буржуазная демократия – не образец, потому что там существует:

6.«… deep state… означает скрытую за внешними, выставленными напоказ демократическими институтами жесткую, абсолютно недемократическую сетевую организацию реальной власти силовых структур. Механизм, на практике действующий посредством насилия, подкупа и манипуляции и спрятанный глубоко под поверхностью гражданского общества, на словах (лицемерно или простодушно) манипуляцию, подкуп и насилие осуждающего.»

- Ну… примерно так. Только вместо таинственного deep state надо вспомнить вполне прозрачную марксистскую формулу: всякое государство есть диктатура правящего класса; закон есть воля правящего класса, возведённая в ранг обязательного.

Под этим незамутнённым пятнами непонятных терминов микроскопом, видно, что российская власть о проклятого запада не отличается вообще ничем. И это очень плохо. Но, оказывается, есть выход. Надо только точно обозначить проблему. Вот она:

7. «Недоверие и зависть, используемые демократией в качестве приоритетных источников социальной энергии, необходимым образом приводят к абсолютизации критики и повышению уровня тревожности. Хейтеры, тролли и примкнувшие к ним злые боты образовали визгливое большинство, вытеснив с доминирующих позиций некогда задававший совсем другой тон достопочтенный средний класс»

- Но, позвольте… если «визгливые хейтеры» сформировали реальное большинство, то… ну… вроде бы, народ – это большинство населения страны, которому по Конституции принадлежит роль единственного источника власти.

Под «средним классом» имеется в виду. Надо понимать, уверенная средняя прослойка, которая достопочтенна и всем довольна, а от того не критикует и не визжит. Хотелось бы увидеть воочию этот средний класс где-то в мировой практике в любой мало-мальски крупной стране. Если не брать в пример Советский Союз, то «средним классом» окажется примерно 30% населения – в любом случае не весь народ и даже примерно не его большинство. Но вот теперь даже и того нет – всё сменила абсолютизация критики и визгливые хейтеры.

А это точно из-за и по вине «глубинной власти», или, быть может, всё проще: экономическая политика капитализма довела людей, даже когда-то благополучных до того состояния, когда приходится критиковать и даже визжать – вдруг услышат?

Но – это страшные пятна иллюзорной западной демократии. нам такое не нужно. А что нужно? А вот что:

8.«Наша система, как и вообще наше все, смотрится, конечно, не изящнее, зато честнее.

Государство у нас не делится на глубинное и внешнее, оно строится целиком, всеми своими частями и проявлениями наружу. Самые брутальные конструкции его силового каркаса идут прямо по фасаду… Бюрократия, даже когда хитрит, делает это не слишком тщательно, как бы исходя из того, что «все равно все всё понимают».

Высокое внутреннее напряжение, связанное с удержанием огромных … пространств, и постоянное пребывание в гуще геополитической борьбы делают военно-полицейские функции государства важнейшими ... Их традиционно не прячут, а наоборот, демонстрируют, поскольку Россией никогда не правили купцы ... учение которых строится на отрицании всего хоть сколько-нибудь «полицейского». Некому было драпировать правду иллюзиями, стыдливо задвигая на второй план и пряча поглубже имманентное свойство любого государства – быть орудием защиты и нападения.»

- Насчёт «никогда не правили купцы» автор ретроспективно оптимистичен. Правили. Купцы создали Киевскую Русь – первое русское государство. Первое русское государство было полностью направлено на обеспечение транзитной торговли по Пути из Варяг в Греки. Потом коммерсанты правили с 1861 года, выкинув, наконец, никому не нужного монарха в 1917-м.

Но вот то, что, оказывается, у государства есть только одна функция – силовая – очень верно подмечено! Почти по Марксу! Следует ли из этого, что историческая роль режима Путина, наконец, привести де факто к де юре – отбросить иллюзии буржуазной демократии, оставив лишь властное подавление? Посмотрим, что думает по этому поводу уважаемый докладчик.

9.«Глубинного государства в России нет, оно все на виду, зато есть глубинный народ.

Редкие обществоведы возьмутся точно определить, равен ли глубинный народ населению или он его часть, и если часть, то какая именно?

Своей гигантской супермассой глубокий народ создает непреодолимую силу культурной гравитации, которая соединяет нацию и притягивает (придавливает) к земле (к родной земле) элиту, время от времени пытающуюся космополитически воспарить.

Умение слышать и понимать народ, видеть его насквозь, на всю глубину и действовать сообразно – уникальное и главное достоинство государства Путина. Оно адекватно народу, попутно ему, а значит, не подвержено разрушительным перегрузкам от встречных течений истории. Следовательно, оно эффективно и долговечно.»

- Отсылка к народу радует.

Но, к какому именно? Ведь редкий обществовед долетит до середины Днепра! И, не долетев, так и не расскажет: равен ли глубинный народ населению. А было бы интересно!

Отметим этот важный момент: не факт, что народ равен населению. Это ещё более важно в контексте того, что нашему государству неплохо бы перестать кривляться и осуществлять свои функции подавления напрямую без дурацких ширм.

В самом деле, зачем они, ширмы, если государство и так слышит и понимает народ. Осталось понять, откуда оно берётся, кто его избирает и формирует. Государство же – сложная штука. Не бывает такого, чтобы он «просто было». Не бывает такого даже в нашей парадоксальной стране. Режим Путина – наследник режима Ельцина. Тот сам назвал его своим преемником после знаменитого «я устал, я мухожук». В благодарность, Путин обеспечил полную неприкосновенность и неподсудность самого Б.Н. и его семьи, а заодно – всех его базовых достижений, наподобие приватизации. Теперь его именем называют проспекты и библиотеки и даже многомиллиардный музей в Свердловске построили за счёт «глубинного народа».

Режим Ельцина возник из дыма, расстрелянного в 1993 году демократически избранного парламента. Таким образом, режим Путина – наследник вооружённого государственного переворота. Наследник идейный и практический. И вот теперь, шестая модель государства слышит и понимает народ, правда, непонятно какой. Но ему мешают некие условности. Вот такие:

10. «Перенятые у Запада многоуровневые политические учреждения у нас иногда считаются отчасти ритуальными, заведенными больше для того, чтобы было, «как у всех», чтобы отличия нашей политической культуры не так сильно бросались соседям в глаза, не раздражали и не пугали их. Они как выходная одежда, в которой идут к чужим, а у себя мы по-домашнему, каждый про себя знает, в чем.»

- Зачем они нужны? Для приличия. Чтобы не пугать окружающих, ибо дома и так все всё понимают. А раз так, то условностью можно и пренебречь, тем более, что окружающие не слишком дружелюбно к нам настроены и взялись пугать нас сами. Общество же, по мнению уважаемого автора:

11. «доверяет только первому лицу. В гордости ли никогда никем не покоренного народа тут дело, в желании ли спрямить пути правде либо в чем-то ином, трудно сказать, но это факт, и факт не новый. Ново то, что государство данный факт не игнорирует, учитывает и из него исходит в начинаниях.

Современная модель русского государства начинается с доверия и на доверии держится. В этом ее коренное отличие от модели западной, культивирующей недоверие и критику. И в этом ее сила.»

- Единение вокруг вождя, отринув все условности демократии и\или классовых интересов. Пусть даже вождь вводит вам пенсионный возраст на границе уровня дожития, ежегодно вводит новые поборы, наподобие грабительского НДС или плоской шкалы налогообложения и отдаёт целые куски экономики «вместе с людишками» своим друзьям, а также парирует из налогов любые финансовые затруднения всё тех же друзей. Зато вождь всё слышит и всё знает.

И это модель, которой Сурков пророчит существование, минимум, до конца века. Не в Путине дело и не в вере в «доброго царя». Оказывается, система так устроена – осталось лишь отринуть всякие условности и слиться, наконец, глубинному народу с властью в вековом единении. И тогда:

12. «У нашего нового государства в новом веке будет долгая и славная история. Оно не сломается.»

- Где-то мы всё это читали и слышали.

Ах, да!

Была такая книжка Бенито Амилькаро Муссолини «La dottrina del fascismo» 1932 года!

Давайте сравним:

«Можно определить демократические режимы тем, что при них, время от времени, народу дается иллюзия собственного суверенитета, между тем как действительный, настоящий суверенитет покоится на других силах, часто безответственных и тайных. — Глава вторая: «Политические и социальные идеи.» Раздел 6: «Против демократических идеологий».»

«Демократия — это режим без короля, но с весьма многочисленными, часто более абсолютными, тираническими и разорительными королями, чем единственный король, даже если он и тиран. — Глава вторая: «Политические и социальные идеи.» Раздел 6: «Против демократических идеологий».»

«Фашизм отвергает в демократии абсурдную ложь политического равенства, привычку коллективной безответственности и миф счастья и неограниченного прогресса. — Глава вторая: «Политические и социальные идеи». Раздел 7: «Ложь демократии»»

«Государство, как его понимает и осуществляет фашизм, является фактом духовным и моральным, так как оно выявляет собой политическую, юридическую и экономическую организацию нации; а эта организация в своем зарождении и развитии есть проявление духа. Государство является гарантией внешней и внутренней безопасности, но оно также есть хранитель и блюститель народного духа, веками выработанного в языке, обычаях, вере. Государство есть не только настоящее, оно также прошедшее, но главное, оно есть будущее».

В принципе, ничего удивительного.

Подобный камин аут советника президента более чем ожидаем. Отечественный капитализм осознал, что за мировой рынок и своё место в нём придется бороться. Но капиталистов мало – они не способны отстаивать свои интересы самостоятельно. Значит, необходимо организовать податное население, чтобы оно восприняло интересы капитала, как свои собственные, организовать и сплотить для борьбы. Фашизм – это капитализм, организованный для тотальной войны.

Однако, подавляющее большинство населения объективно имеет абсолютно полярные интересы с буржуазной верхушкой. Объективно, т.е., вне зависимости от мнения Суркова на этот счёт. Следовательно, машина насилия в руках правящего класса должна отбросить все условности, мешающие её прямым функциям и превратиться в:

«…открытую террористическую диктатуру наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала. Фашизм – это не надклассовая власть и не власть мелкой буржуазии или люмпен-пролетариата над финансовым капиталом. Фашизм – это власть самого финансового капитала. Это организация террористической расправы с рабочим классом и революционной частью крестьянства и интеллигенции. Фашизм во внешней политике – это шовинизм в самой грубейшей форме, культивирующий зоологическую ненависть против других народов» (Димитров Г.М. Из речи на VII Конгрессе Коминтерна).

Т.е., шестая модель российского государства, по почти незавуалированному мнению советника действующего президента – это фашизм. И «Ведь это только кажется, что выбор есть»

В интересные времена живём, товарищи!

Комментарий "АПН Северо-Запад": Всё правильно, за исключением последнего пункта. Сравнение Путина с Муссолини, а "идеологии" Суркова с фашизмом - незаслуженный комплимент президенту России и его помощнику.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Путин и народ
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.