АПН
Загрузка...
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Среда, 11 декабря 2019 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2019-10-09 Андрей Дмитриев:
100 лет национал-большевизму: Никиш и послевоенная Германия

После освобождения из концлагеря в 1945 году Эрнст Никиш пишет работу «Изъян в немецком бытии», где пытается разобраться с феноменом нацизма и его последствиями. Рассуждая о будущем Германии, он предполагает, что славу немцам отныне придется искать не в политических, а исключительно в культурных и моральных достижениях, страна же, если повезет, может стать подобием «большой Швейцарии», являющейся в силу географических причин мостом между Востоком и Западом. По требованию советского цензора, который счел эти соображения слишком пессимистичными (!), главу о будущем пришлось убрать из книги.

Тем не менее Никиш на первых порах выступает энергичным попутчиком и сторонником новой власти в советской зоне оккупации, которая также нуждалась в авторитете одного из ведущих немецких интеллектуалов. Летом 1945 года он вступает в Коммунистическую партию, затем преобразованную в Социал-демократическую Единую партию Германии, преподает социологию в Берлинском университете имени Гумбольдта.

В речи по случаю учреждения Национального фронта в 1947 году Никиш утверждает, что пришло время издать брошюру «Западногерманское сепаратное государство — злой рок для Германии». И после окончательного разделения страны обвиняет в нем США.

Действительно, ответственность за создание ФРГ, отдельной Западной Германии, в первую очередь лежит не на СССР, а на западных державах. Советское руководство изначально не было нацелено на формирование отдельной страны в собственной зоне оккупации и рассматривало различные варианты. Однако логика развития событий, рост конфронтации с бывшими союзниками, вылившиеся в создание НАТО 4 апреля и провозглашение ФРГ 24 мая 1949 года, заставили в итоге пойти по этому пути.

7 октября 1949 года создается Германская Демократическая республика. Никиш прямо призывает переименовать ГДР в Пруссию, которой надлежит стать оплотом против западных либеральных идей.

Есть мнение, что восточногерманский социализм с его культом труда и дисциплины, умеренностью в потреблении, иерархичностью, а также эстетикой, как раз был значительно ближе к прусской модели, чем западногерманский капитализм. Но господство полностью контролируемой советскими товарищами и не способной к самостоятельному государственному творчеству бюрократии не соответствовало идеалам Никиша. На склоне лет он иронизировал, что ГДР превратилась не в чаемую красную Пруссию, а в унылую красную Саксонию, имея в виду родившегося в Лейпциге главу СЕПГ Вальтера Ульбрихта. Хотя и по-прежнему предлагал экстравагантные идеи, вроде формирования союза восточногерманского руководства и наследного прусского принца Луи Фердинанда.

В общем, Никиш определенно не вписывался в рамки создававшейся системы. Его брошюры вскоре вообще перестали издавать, а руководство СЕПГ избегало любых контактов с мыслителем.

В июне 1953 года произошли массовые выступления рабочих против решения о повышении норм выработки — предполагалось, что за ту же зарплату немецкие пролетарии должны работать на 10% времени больше. Скандальное распоряжение было отменено, но уже началась всеобщая забастовка. В ходе митингов звучали требования отставки Ульбрихта («Козлобородый должен уйти!») и «Долой СЕПГ!»… Антисоветских лозунгов, правда, очевидцы не отмечали.

17 июня Никиш отправил записку на имя Верховного комиссара СССР в Германии Владимира Семенова, где указывал, что верхушка СЕПГ утратила контакт с народом и слишком зависима от советской администрации. Необходимо сформировать новое правительство, иначе будет нанесен непоправимый ущерб как престижу ГДР, так и, в перспективе, объединению Германии. Письмо осталось без ответа.

Дело закончилось подавлением беспорядков советскими войсками. «Почему Семенов жалеет патроны?» — Интересовался в разгар событий министр внутренних дел СССР Лаврентий Берия. Хотя, по иронии судьбы, именно он один из всех советских вождей после смерти Иосифа Сталина предлагал наиболее «либеральную» программу по Германии: создание единого государства с нейтральным статусом… В ходе разгона протестующих погибло около 55 человек. В тюрьмы на разные сроки заключения отправилось порядка 1200 участников событий.

Никиш в знак протеста уехал в Западный Берлин. Там он столкнулся с обвинениями в помощи утверждению «авторитарного просоветского режима» в ГДР. Что привело его к печальному выводу — немцам оставили возможность быть либо русскими, либо американцами. К тому же местные власти упорно не желали выплачивать ему компенсации за годы, проведенные в нацистских тюрьмах и лагерях. Лишь после 12 лет судов он в итоге получил 35 тысяч марок.

«Экономический расцвет Федеративной республики стал тем симулякром, который позволяет населению Западной Германии перенести утрату своей политической независимости и мягче отнестись к бесчисленным и весьма серьезным обязательствам перед американскими «благодетелями», — анализировал Никиш последующее развитие событий в 1960-е годы. — Германская же Демократическая республика не может утешиться чем-либо подобным; ей приходится в полной мере (в том числе и за население Западной Германии) терпеть последствия проигранной войны… Нужно признаться, что существование нынешней Германии в очередной раз основывается на ошибочном историческом решении».

В 1960-е Никиш пишет работу «Клерк», где бросает взгляд на устройство современного общества в целом. Промышленного пролетариата в классической версии Карла Маркса больше не существует. Он размывается, срастается с чиновничеством и мелкой буржуазией. Причем не только на Западе, но и в СССР:

«Общество клерков — эта та отрезвляющая действительность, с которой рабочий класс сталкивается после своей революционной борьбы и осуществления оптимистической, штурмующей небо надежды на построение социализма».

Тут надо отметить схожесть с работами западных новых левых, вроде Ги Дебора или Герберта Маркузе. Ну и прослеживаются прямые аналогии с написанным в 1980-е «Дисциплинарным санаторием» Эдуарда Лимонова.

Рассуждая о характере двух победивших систем, Никиш приходит к выводу, что американская руководящая элита использует принцип приватизации, где государство воспринимается как аппарат, направленный на укрепление частных видов власти. В советской же системе элита использует свою власть по поручению государственных институтов, которые могут легко лишить могущества даже первых лиц (как показывают судьбы того же Берии и Георгия Маленкова). В борьбе элит решается, какой из соперничающих принципов должен господствовать на всей Земле.

В начале 1990-х американский принцип восторжествовал над советским. Рухнула и ГДР в результате предательства Москвы, то есть, как и в случае с Третьим Рейхом, ровно по тем причинам, на которые сразу указывал Никиш: излишняя зависимость от советского руководства и несостоятельность партийной бюрократии. В финале этой драмы генсек ЦК КПСС Михаил Горбачев, обещавший принять главу СЕПГ Эрика Хонеккера как дорогого гостя, отказал ему в пребывании в СССР, после чего тот попал в руки властей ФРГ и оказался в тюрьме. Объединившаяся Германия же отнюдь не стала мостом между Востоком и Западом, оказавшись в военном, политическом и идейном отношении в фарватере США.

Таким образом, можно ли утверждать, что проповедь национал-большевика Никиша оказалась невостребованной массами? Безусловно. Теряет ли она от этого в своей ценности? Нисколько.

«Физически храбрый человек, как правило, стоит плечом к плечу с другими в едином строю; он отличается хорошим чувством локтя, он неистовствует, колет, рубит и режет точно так же, как неистовствуют, колют и режут остальные вокруг него, — отмечается в «Изъяне в немецком бытии». — Человек же, обладающий моральной храбростью, прислушивается только к себе самому, он полностью одинок в свой тяжелый и решительный час».

Эрнст Никиш скончался в день своего рождения, 23 мая 1967 года. Революционер мысли и дела, сидевший в тюрьмах в веймарскую эпоху и при нацистах, не пришедшийся ко двору ни в ГДР, ни в ФРГ, не имел изъяна в своем бытии. Что на фоне эпохи является несомненным интеллектуальным подвигом.

Андрей Дмитриев

Материал ИА Регнум

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Эхо истории
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.