АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Понедельник, 18 ноября 2019 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2019-11-07 Лев Данилкин:
Ленин - страховка от увязания в дурной бесконечности

Все разговоры про Столыпина и его «Дайте нам 20 лет спокойствия, и мы превратим Россию в процветающую державу» не имеют смысла, поскольку никто и никогда не даст вам 20 лет спокойствия, вы вынуждены существовать в условиях кризиса. Поэтому даже то правительство дилетантов, самоучек, которое пришло к власти осенью 1917 года, оказалось лучшим антикризисным менеджером, чем суперквалифицированный Столыпин: у них было больше политических инструментов, полная свобода действий и изобретательность — именно что голь на выдумку хитра. - Рассуждает в интервью изданию "Бизнес Online" писатель, автор биографии Владимира Ленина в ЖЗЛ Лев Данилкин. - Отсюда первые месяцы Советской власти — эпоха политического творчества, иногда комичного. Так, новых директоров Госбанка на порог не пускали старые служащие, им приходилось в ноябре 1917-го с оркестром приезжать в Госбанк, чтобы привлечь к себе внимание и хоть сколько-то денег себе добыть на текущие расходы. А через пять-шесть лет большевики уже сами свою золотую валюту смогли ввести. Я это без какой-либо восторженности говорю, эти червонцы дорого обошлись людям, на них кровь еще какая; но факт, что не только с политикой, но и с экономикой у большевиков получилось лучше, чем у их непосредственных предшественников — Керенского.

— Какая альтернатива была у курса большевиков, у социалистической революции? Гибель и распад России или нет?

Альтернатива, которая чаще всего обсуждалась, — это демократическая Россия, которая выбирает новый путь развития с помощью особого инструмента — Учредительного собрания. Это такой «съезд съездов», который мог проголосовать и за «коммунизм немедленно», и за реставрацию монархии. Теоретически считалось, никакая партия не имеет права навязывать стране свой путь, только Учредительное; это называлось «непредрешенчество». Но судя по тому, что Учредительное собрание Керенский обещал, обещал, обещал, но так и не смог созвать на протяжении многих месяцев 1917 года, то, видимо, этот идеальный демократический инструмент — в условиях хаоса, кризиса, наступления немцев — и не мог, не имел шансов реализоваться в принципе. И только большевики все же созвали его — ну и, да, быстро закрыли за ненадобностью. Потому Ленин и смеялся до упаду над «учредилкой», что высчитал его заведомую никчемность — не «вообще» (иногда парламент и для Ленина полезная институция), а в тех конкретных исторических обстоятельствах. Помните сцену в «Неуловимых мстителях», когда белые в кабаке дерутся между собой, потому что среди них есть и монархисты, и анархисты, и эсеры, и кадеты, и еще кто-то? Именно так и выглядело на практике Учредительное собрание, если б его не разогнали. Это сатира, пародия, но точная. У всех были прожекты, но никто не был так гибок, так упрям, так организован, как большевики с Лениным. На фоне недоговороспособности сторон, участвовавших в Учредительном собрании, большевики представляли собой более мощную силу.

Поэтому я, честно говоря, не очень-то вижу каких-то реализуемых альтернатив для осени 1917 года. Кто бы мог поставить в начале 17-го хоть что-нибудь на большевиков? Никто. Но досталось все им, несмотря на все их минусы: ну значит, они — и только они — оказались профпригодны, больше никто.

— Белые — монархисты, а монархия показала свою несостоятельность в начале XX века, так же?

— Ну несостоятельность — как… В конце концов, монархия — абсолютная причем — как форма правления, по сути, была восстановлена. Кем был Сталин, как не монархом-самозванцем, с 1935 по 1953 год, ну за исключением лет войны? Просто вместо фрейлин и камергеров были наркомы и всесоюзные старосты.

Я бы так сказал: Ленин — страховка от увязания в дурной бесконечности, гарантия того, что нынешнее положение не окончательное и завтра точно не будет таким, как сегодня.

— Судя по вашим словам, для вас Октябрьская революция со знаком плюс…

— Как доказательство того, что историю можно корректировать и даже переделывать — вручную, с помощью философского и организационного оружия, — да, безусловно.

Вообще, я думаю, России в 1917 году повезло с Лениным — к власти пришел философ, в голове у которого была идея справедливости, а не кто-либо с программой из одного пункта — «чтобы все было как раньше». «Как раньше» — привлекательно, но так больше не работало. Я вправду думаю — если бы не Ленин, то Первая мировая война и тем более не им запущенная Гражданская продлились бы гораздо дольше, чем было в действительности: десятилетия. А так к 1922 году она была в целом прекращена. Но, еще раз, дело не в математике — больше жертв, меньше жертв; дело в том, что так, как раньше, уже нельзя было — и поэтому, хочешь или не хочешь, новым правителям приходилось искать, экспериментировать, адаптировать свои идеи под конкретику историческую. Кто бы сказал Ленину году в 1902, что через 20 лет он будет править страной, где террор спецслужб станет нормой? Нет плюсов и минусов, есть цугцванг, вынужденные ходы.

Комментарий "АПН Северо-Запад": Про Ленина отлично сказано, а вот насчет Сталина можно поспорить. Выхдит, в 1940-ом - он самозванный монарх, в 1941-45-ом - народный вождь, а в 1946-ом - опять самозванный монарх? Тут скорее продолжение ленинского цугцванга. Как отмечал Андрей Платонов в середине 30-х - «Советская власть абсолютно права: в истории случилось обстоятельство (послевоенное и военное), когда люди – многоразличные п..дюки, не поддающиеся никакой коллективности (благодаря специфике этой самой «коллективности»), нуждаются в великом руководстве».

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Наш Ильич
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.