АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Вторник, 26 мая 2020 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2019-11-19 Алексей Рафалович:
Думаю, торг здесь не уместен

Организатор торгов взял три процента от суммы реализованного имущества, хотя сами торги так и не состоялись. Ко всеобщему удивлению, в суде его поддерживают представители солидного банка, получившего полную сумму в оплату кредита, для погашения которого и было продано имущество.

В арбитражном суде города Санкт-Петербурга и Ленинградской области рассматривается любопытное дело. ООО «Зодчий» пытается взыскать 4 296 000 рублей с электронной торговой площадки ООО «Эксперт Консалтинг Центр».

До некоторой поры эта история развивалась как банальный сюжет с невозвратом кредита, который был обеспечен объектом недвижимости. ООО «Нижегородпродпромснаб» стало банкротом, и залогодержатель ПАО «Банк Санкт-Петербург» принял решение о реализации имущества должника. Были назначены торги, которые взялся организовать «Эксперт Консалтинг Центр». Торги не состоялись ввиду наличия единственного участника, который согласно закону заключил договор и уплатил за реализованное залоговое имущество сумму, покрывшую всю задолженность организации-банкрота перед «Банком Санкт-Петербург». Причем решение о признании торгов несостоявшимися, было принято организатором торгов.

Казалось бы, конец истории, и никакого интереса она не представляет. Но не тут-то было. «Эксперт Консалтинг Центр» взымает три процента от суммы реализованного имущества, хотя продано оно было вовсе не через процедуры торгов. ООО «Зодчий», не желая терять деньги и не понимая, на каком основании эти деньги вычтены, обращается в суд. Эта организация считает, что организатор торгов, которые он сам признал несостоявшимися, был праве получить 10 тысяч рублей, что предусмотрено договором, но не имел никаких оснований на получение трех процентов, которые ему причитались бы в случае проведения торгов.

И тут начинается самое любопытное. В суд заявляются представители банка. На недоуменный вопрос, а что им-то здесь надо, если банк уже получил все, что хотел, и больше ни на что не претендует, юристы финучреждения отвечают, что они здесь в качестве третьей стороны, что, с точки зрения процессуального права, все же подразумевает наличие некоего интереса. Ну и что делают юристы банка? Они ничтоже сумняшеся заявляют о поддержке позиции организатора несостоявшихся торгов. Правда, даже после этого так и не объясняют, зачем банку участвовать в этом деле, выступая фактически на одной из сторон.

Вряд ли кто-то всерьез допустит мысль, что такое солидное финансовое учреждение, как «Банк Санкт-Петербург», решит вмешиваться не в свое дело, рискуя репутацией и не имея к тому никаких мотивов. Остается предположить, что юристы, представляющие интересы банка, из каких-то собственных соображений пришли поддержать организаторов торгов, воспользовавшись возможностью говорить от имени серьезной организации. Конечно, это не прошло не замеченным. Представители противоположной стороны уже обратились в правоохранительные органы и органы банковского надзора, обратив их внимание на сложившуюся ситуацию, отдельные признаки которой, по их мнению, указывают на возможное наличие деяний, предусмотренных ст. 201 УК РФ («Превышение полномочий») и ст. 204 УК РФ («Коммерческий подкуп»), с просьбой дать правовую оценку.

Если рассматривать не этот конкретный кейс, а смоделировать на что в принципе может указывать такое поведение, какое сейчас демонстрируют сотрудники «Банка Санкт-Петербург», то не представляется возможным сделать какой-то другой вывод, кроме как, что представители уважаемой организации были подкуплены одним из участников судебного спора и прямо действуют в его интересах, по мелочи приторговывая репутацией банка. Не ясно только, руководство банка в курсе того, чем занимаются его подчиненные, или это все же самодеятельность менеджмента среднего звена, решившего по-легкому срубить бабок на отпуск у теплого моря?

Это к вопросу о том, какими могут быть мотивы людей, готовых рисковать репутацией одного из столпов финансовой системы, если полная цена всего предмета иска не дотягивает и до 5 млн рублей. Как вопрошал персонаж сатирического романа, а двести рублей не могут спасти гиганта мысли? В ответ он услышал слова, вынесенные в заголовок этой статьи. Тем более, что и торга-то в рассказанной нами истории не было.

Алексей Рафалович

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Судебные страсти
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.