АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Вторник, 27 октября 2020 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2020-08-28 Станислав Белковский:
Путин создает угрозу вторжения, чтобы сдать Лукашенко на выгодных условиях

Об этом телеграм-канал «Белковский» писал ещё две недели назад. Никакой сенсации. - Прокомментировал в интервью фонтанке.ру политолог Станислав Белковский озвученное президентом Владимиром Путином создание резерва силовиков для возможной переброски в Белорусиию. - Силы специальных операций такие приказы получили ещё тогда. Не о вторжении, естественно. О подготовке. Но я считаю, что заявление об этом — это типичная пиар-акция в путинском стиле. «Бойтесь меня. А если я откажусь от вторжения, то вы мне за это что-то должны». Обычная логика «наезд/откат». Сначала создаём угрозу вторжения, хотя на самом деле вторгаться не собираемся. А потом говорим Германии и всему ЕС, что надо бы заключить союз, ведь мы уже совершили жест доброй воли — не стали вторгаться.

...Путин хочет договориться. Он готов на уход Александра Григорьевича Лукашенко, но только на условиях предварительных договорённостей с Западом. Просто так сливать Лукашенко бесплатно Путин не хочет. Ему всё равно не хочется прецедента такого ухода авторитарного лидера. Ему лично это неприятно. Он понимает, что всё равно Лукашенко сольётся. Стоять за него до конца смысла нет. Но поторговаться надо. А чтобы торговаться, надо создавать угрозы. Всякая угроза — актив, который ты размениваешь на уступки твоих контрагентов.

— То есть ждём встречу Путина и Меркель теперь?

— Этого мы пока не знаем. Это всё обмен сигналами, как стало принято у нас в стране говорить при Дмитрии Анатольевиче Медведеве. Пока ничего не происходит организационно. Только сигналы — Лукашенко можем сдать. И об этом свидетельствует много косвенных факторов. Люди, абсолютно лояльные Кремлю, сейчас начали резко выступать против Лукашенко.

— Дедлайн где?

— У меня нет такого понимания. Думаю, что сегодня его нет ни у кого. Но качественно, а не количественно, это должно случиться в текущем 2020 году.

— Разве чёткое указание Путина, что поедут в Минск русские силовики, когда начнут «поджигать машины, дома, банки, пытаться захватывать административные здания», — это не оберег для Лукашенко от протестующих?

— Это всё лишь система угроз, которую он потом снимет в обмен на что-то. Это не сигнал оппонентам Лукашенко. Ведь оппоненты сегодня составляют большинство белорусского народа. Путин не станет воевать с белорусским народом и провоцировать партизанскую войну. Путин — мастер спецопераций, а не тотальных войн.

— Но и общаться с лидерами протестующих, которые, как Светлана Алексиевич, ждут решения политического кризиса в Белоруссии со стороны Запада и Кремля, Путин не спешит…

— По моим данным, Путин с Алексиевич не общается совершенно. Но это по моим данным. Сейчас Путин посылает сигналы в пространство. И он прекрасно знает, что каждое его слово — на вес золота, или бриллиантов. Наш с вами диалог это только подтверждает.

— Но если Лукашенко уже почти «слит», то слияние Белоруссии с Россией обретает более внятные контуры?

— Наоборот. Обсуждаются сценарии сдачи Александра Григорьевича. Возможными условиями со стороны Путина являются формальное сохранение союзного государства России и Белоруссии. Формальное. Потому что де-факто эта институция давно себя исчерпала и превратилась в механизм финансирования господина Лукашенко, и больше ничего (27 августа Лукашенко заявил, что договорился с Москвой о «рефинансировании» долга России в 1 млрд долларов. — Прим. ред.). Путин не может признать, что в его правление, в его эпоху, было ликвидировано союзное государство. Это для Путина болезненно, поэтому это нужно сохранить. Нужно сохранить радиолокационную станцию «Волга» в 40 километрах от Барановичей, которая является важной частью системы раннего предупреждения о ракетном нападении на Россию. Надо исключить возможность размещения войск НАТО на территории Белоруссии. Ну и надо допустить приватизацию белорусских предприятий в интересах российского капитала. В первую очередь Мозырского НПЗ, на который претендует «Роснефть», «Беларуськалия» и «Гродно Азота». Программа максимум — поставить российского премьер-министра, близкого к Путину.

Комментарий "АПН Северо-Запад": Очень похоже, что такой сценарий кремлёвские и пытаются реализовать. Особенно - с приватизацией. Ну а премьер-министром может стать в этом случае уроженец Белоруссии и гражданин России, владелец корпорации "Уралхим", миллиардер Дмитрий Мазепин, недавно от имени Российско-белорусского делового совета призвавший Лукашенко к прекращению насилия и диалогу с оппозицией. (Подробнее о нем - в материале "Греческие острова за уральский калий").

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Путин и Запад
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.