АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Пятница, 30 октября 2020 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2020-10-17 Саид Гафуров:
Выход из армяно-азербайджанского конфликта показала 11 армия РККА

Рассуждая о карабахском конфликте, многие наблюдатели и даже некоторые эксперты удивляются противоречию в Международном праве (МП) между правом наций на самоопределение и принципом нерушимости границ и территориальной целостности. - Рассуждает востоковед Саид Гафуров в статье для портала "Левой партии Эстонии". - Такое недоумение вызвано непониманием сложившейся в МП иерархичностью принципов и постулатов, о которых просто не принято говорить публично со времен президента США Вильсона и Парижской мирной конференции (1919-1920), которая, не изменив суть Международного права, смягчила его риторику.

В реальности же самым главным принципом международного права классовых обществ всегда было и остается Право победителя (а вторым по важности — Принцип компенсации). Конечно, это очень несправедливый мир, но иного у нас пока нет. Положение сербов, туарегов или иракцев определяется не справедливостью или несправедливостью их прав, а количеством бомбардировщиков у НАТО и степенью агрессивности конкретных западных кабинетов.

Очень рельефно это проявляется в Нагорно-Карабахском (и шире — Армяно-Азербайджанском) конфликте, где постоянно ссылаются на нерушимость границ и право на самоопределение, но политическая реальность определяется благосклонностью военной Фортуны. А это очень ветреная любовница, и никогда не угадать, кому она подарит свою благосклонность в следующий раз, хотя ее многолетний фаворит Наполеон Бонапарт и говорил, что — по его наблюдениям — везет обычно большим батальонам.

Техническая невозможность разделения территорий в силу того, что азербайджанцы и армяне столетиями жили вперемешку в мире и согласии, приводит к выводу, что решение Карабахского вопроса без большой крови возможно исключительно на базе принципов интернационализма, а все попытки решить его путем учета и комбинаций разных национализмов обречены на неудачу.

Вокруг этого ведутся дискуссии, но предмет расхождений предельно прост. Мы утверждаем: армяне и азербайджанцы — прекрасные цивилизованные, гостеприимные, благородные, достойные люди, которые столетиями жили бок о бок в добрососедстве и дальше будут жить в довольстве и счастье, вспоминая некоторые события только как урок на будущее — выбора у них особого нет, так распорядились Великие Боги: История и География.

Наши же оппоненты утверждают, что армяне и азербайджанцы — это такие неуживчивые, склочные, какие-то откровенно противные, мерзкие люди, которые не умеют, просто не в состоянии жить в мире с соседями и поэтому должны вести войну на уничтожение друг друга.

Разница в подходах и базовых принципах очевидна, но подход наших оппонентов вызван (если он не предопределен открытым или завуалированным подкупом или корыстными интересами, например, торговцев оружием) исходит из своего рода политического импрессионизма, когда текущие впечатления от сообщений СМИ воспринимаются как всемирно-исторические законы. Феномен понятный, но для анализа и прогноза вредный.

В этом году мы отмечаем юбилей — сто лет назад, в 1920 году 11 армия РККА эмпирически доказала всем, что трудящиеся армяне и азербайджанцы хотят жить в мире и добрососедстве, и им глубоко безразлично, где хозяйственники и администраторы проводят административные границы. А ведь к 1920 году армянские и азербайджанские нацисты (дашнаки и правый Мусават) были не менее, а более влиятельны, чем сейчас, устроенная нацистами разных народов перед восстановлением Советской власти взаимная резня тогда была зверская по настоящему — не чета нынешней.

И что? А ничего! 11 армия РККА под командованием поляка Левандовского установила братство народов за неделю при полной поддержке армянских и азербайджанских трудящихся. Крестьяне даже с облегчением приняли предложенную большевиками сделку — братство народов в обмен на продразвестку (ненадолго). И это эмпирическая реальность, а вовсе не политический романтизм.

С тех пор у самостоятельно думающего человека сомнений не должно оставаться. Глубинный интернационализм армянского и азербайджанского народов доказан уже не теоретически, а эмпирически — как пришла 11 армия, как перестали армяне и азербайджанцы бояться своих Хозяев жизни, так сразу наступили братство народов и мир.

Сейчас ситуация повторяется. Сомнений не остается — мобилизация сорвана и в Армении, и Азербайджане — трудящиеся армяне и азербайджанцы не хотят умирать за прибыли торговцев оружием и сохранение власти нынешних местных хозяев жизни (и тем более — за подлые и корыстные интересы иностранных государств). Трудящиеся армяне и азербайджанцы все понимают правильно, умирать и убивать на этой безумной братоубийственной войне за прибыли подрядчиков, понастроивших ДОТы из старых покрышек (по документам — из специального бетона и стали — но сейчас они в руках азербайджанцев — поди, проверь и докажи суду!), и поставщиков самопадающих дронов не хотят, матери детей от призыва прячут, мобилизация сорвана и там, и там. Даже удивительно, что генералитет на фоне тотальной коррупции рассчитывал на что-то иное.

Отсюда и истерика националистической пропаганды с обеих сторон — вооруженные силы НКАО, тридцать лет готовившиеся к войне, на десятый день не самых интенсивных боев стали испытывать острую нехватку боеприпасов, и единственный ресурс, который есть у генералитета потенциально в избытке — это мобилизованная живая сила. Азербайджанская пропаганда, в свою очередь, оказалась в двусмысленном положении — эти же тридцать лет она твердила про переход к профессиональной армии и отказ от массового призыва, а — на проверку — отказаться от мобилизации резервистов оказалось невозможным.

Армяне и азербайджанцы понимают, что дети призывающих к войне до последнего солдата политических лидеров в Армении и Азербайджане, как правило, получили хорошее образование, соответствующие военно-учетные офицерские специальности и на войне сидят в тылу, в штабах, и так в общем-то и должно быть. В армии очень много специальностей, и пушечное мясо составляют лишь немногие из них. Вот и называют подростков 2002 года рождения воинами и шлют под удары беспилотников.

Это Кавказ — люди веками живут слухами с базара — тут, выгоняя И. Азара, ничего не скроешь, как ни спаивай оставшихся журналистов хорошим коньяком. И простые армяне и азербайджанцы сорвали мобилизацию, лишая генералитет и офицерство возможностей сделать карьеру.

В бой пошли уже триарии — акулы пера, телевидения и интернета, но истерический визг нацистской пропаганды с обеих сторон острую нехватку средств ПВО и боеприпасов не компенсирует.

Есть ли выход? Есть! Интернационализм и братство народов. Штык в землю — и братание. Беда в том, что прочный мир приведет к потери власти и Н.Пашиняном и И.Алиевым (и они оба это знают). Слишком сильно ударил коронавирус по экономике и обществу обеих республик, слишком сильно недовольство трудящихся масс, и слишком много желающих возглавить эти две страны.

А пока армянские и азербайджанские трудящиеся, справедливо рассудив, что лучше быть живым и двуногим эмигрантом, чем мертвым или одноногим (а это ведь навсегда уже) солдатом, фактически сорвали мобилизацию — никто не хочет убивать и умирать ради прибылей олигархата и стремления удержаться у власти политиканов.

Да, мы живем в проклятое время, но история человечества проклятыми временами не исчерпывается, и нам — людям — вполне по силам вернуть мир в Закавказье, как его ровно сто лет вернула 11 армия РККА. Они нам доказали, что это не просто возможно, а не очень сложно.

Комментарий "АПН Северо-Запад": 11 армия РККА - это прекрасно. Только что-то не видно её на горизонте. Зато в наличии султан Эрдоган, поставляющий бармалеев из Сирии и Ливии на фронт. И втыкание перед ними штыка в землю закончится вилаятом Карабах и ничем иным.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Война и мир
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.