АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Воскресенье, 4 декабря 2022 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2021-10-23 Дмитрий Родионов:
"Защитим свою свободу или умрем!"

10 лет назад убили Муаммара Каддафи. Убили подло – пленного и безоружного, после нескольких часов издевательств. Этот день стал не только днём окончательного падения Джамахирии, но и моментом пересечения тонкой грани, которая отделяла Ливию от скатывания в бесконечную войну всех против всех. Этой гранью был сам Каддафи. - Отмечает журналист Дмитрий Родионов в своеё колонке для портала Октагон. - Можно по-разному относиться к Каддафи, он был крайне эксцентричен, многие считали его безумным. Но нельзя спорить с тем, что это был сильный лидер, способный держать страну, объединить разрозненные, веками враждовавшие племена, создать из недавней колонии процветающую страну. Многие его противники считали, что после свержения «вечного» полковника в стране начнётся новая счастливая жизнь.

Жизнь действительно началась новая, потому что на Каддафи держались стабильность и процветание страны. Без него Ливия оказалась ввергнута в хаос, конца и края которому не предвидится. «Ливия может превратиться в Сомали Средиземноморья», – пророчествовал Каддафи незадолго до смерти. Так оно и вышло – самая процветающая и богатая страна Африки менее чем за год превратилась в перманентно вспыхивающие руины.

Что было раньше: доходы от продажи нефти принадлежали народу – часть денег зачислялась на именные банковские счета всех граждан страны, а бензин был дешевле воды. Но это знают все. Немногие помнят, что помимо этого до войны государство заботилось о каждом гражданине: новобрачным выдавали 64 тыс. долларов на покупку квартиры, за каждого новорождённого выплачивалось 7 тыс. долларов, материальная помощь в размере 20 тыс. долларов выдавалась на открытие бизнеса. Средняя зарплата составляла 1,5 тыс. долларов, пособие по безработице – 730 долларов. Образование и медицина, разумеется, были бесплатными, в аптеках отпускали бесплатные лекарства, отсутствовала плата за квартиру и электричество.

Кредиты на покупку автомобиля и жилья были беспроцентными, при этом приобретение автомобиля на 50 процентов оплачивало государство. Всё это вызывало зависть и ненависть Запада.

Каддафи ненавидели с момента, когда он сверг западную марионетку, призванную после краха колониализма сохранять фактический колониальный статус Ливии, – короля Идриса I. Первым делом Каддафи выкинул из страны американские, британские и французские военные базы, лишил Запад льгот в торговле, контроля над добычей нефти, национализировал западные банки, землю и активы западных нефтяных компаний.

Такое не прощается, но Запад десятилетиями ничего не мог сделать с упрямым полковником. Его страну подвергали откровенной агрессии. В 1986 году американцы бомбили Триполи и Бенгази в качестве ответа за взрывы на берлинской дискотеке, в причастности к которым обвинили ливийские спецслужбы. Двумя годами позже Каддафи обвинили в уничтожении пассажирского самолёта над Локерби, что стало поводом для ввода санкций – запрета на продажу многих видов оборудования для транспортировки и переработки нефти, заморозки ливийских активов за границей, – которые оказались для Ливии гораздо болезненнее бомбовых ударов.

К тому времени прекратил существование СССР и соцлагерь. Такие страны, как Ливия, Куба, Северная Корея, оказались один на один с Западом, помощи ждать было неоткуда. Несмотря на всю тяжесть положения, Ливия под санкциями держалась 10 лет, лишь в начале нулевых Каддафи вынужденно признал ответственность его страны за взрывы самолётов, предложив Западу примирение. В страну начали возвращаться иностранные компании, Ливия отказалась от разработки оружия массового поражения.

Изменилось и отношение западных лидеров к Каддафи. Если раньше его называли «диктатором», «террористом», «бешеным псом Ближнего Востока» (слова Рональда Рейгана), то теперь все бросились к нему в объятия в надежде поживиться за счёт ливийских богатств. Первыми в этой очереди были французы и итальянцы. Последние стали одними из главных инвесторов в ливийскую экономику, проложили подводный газопровод, по которому ливийский газ шёл на европейский рынок. Сам Каддафи вкладывался в итальянские активы, например в Eni, где Ливия стала вторым после государства акционером.

Вкладывался Каддафи и в избирательную кампанию французского президента Николя Саркози (сейчас он под следствием по этому делу), считая его лучшим другом, как и итальянского премьера Сильвио Берлускони. Оба «друга» стали врагами весной 2011-го, когда они направили всю военную мощь на Ливию. Фраза Каддафи «Где наша дружба, Сильвио?!» войдёт в историю как символ лицемерия и предательства Запада. Как и ехидное восклицание тогдашнего госсекретаря США Хиллари Клинтон «Вау!» Так она прокомментировала кадры убийства Каддафи, которые, как заявил Владимир Путин, смотреть без отвращения нельзя.

Америке за это «Вау» «прилетело год спустя: точно так же без суда и следствия на родине «революции», в Бенгази, был убит американский посол. Досталось и Европе – война в Ливии стала одной из причин величайшего в новейшей истории миграционного кризиса. Тут вспоминается ещё одно пророчество полковника: «Вы бомбите стену, не пропускавшую поток африканской миграции в Европу, стену, останавливавшую террористов “Аль-Каиды” (Организация запрещена на территории Российской Федерации. – τ.). Этой стеной была Ливия. Вы разрушаете её. Вы идиоты».

Другая важнейшая цитата Каддафи: «Это закон джунглей. Это ваш закон и ваш порядок. Четыре месяца – четыре месяца! – вы бомбите нашу страну, и все боятся даже сказать слова осуждения. Будь ещё в мире Россия, настоящая Россия, единая и великая Россия, защищавшая слабых, вы не посмели бы. Но её нет, её нет, и вы торжествуете. Но вы забыли одно: жизнь умеет разворачиваться и многое может случиться в будущем. Ваши стрелы могут вернуться к вам!»

Действительно, тогда в мире не было настоящей России.

Именно отсутствие нашего вето в Совбезе ООН сыграло роковую роль.

Россия тогда ещё надеялась понравиться Западу, подружиться с ним. Но Запад ответил Майданом на Украине и объявленной нам в 2014-м новой холодной войной.

Были учтены и наши собственные «ливийские ошибки». Мы тогда потеряли 4 млрд. долларов только от оружейного эмбарго, контракт на строительство первой железной дороги между Бенгази и Сиртом с локомотивным депо и девятью станциями, контракт на строительство первой АЭС, модернизацию аэропортов. Это не считая потерь от разрыва нефтяных контрактов, которые забрали себе агрессоры. Но главное всё же в том, что весь мир и мы в первую очередь увидели, что бывает с теми, кто слишком доверяет Западу.

Фактически Запад сделал всё, чтобы в мире появилась настоящая Россия, и она не позволила повторить ливийский сценарий в Сирии. Увы, полковник до этого не дожил, не увидел, как мир начал меняться уже через несколько лет после его смерти. Пророчества Каддафи, как и его самого – в качестве образца мужества, – будут помнить долго. Он мог бы скрыться в любой точке мира или сдаться на милость победителей, но предпочёл сражаться до конца, даже понимая, что шансов победить у него ноль.

«Белого флага не будет. Никогда. Если вы придёте на нашу землю, все ливийцы возьмут оружие и будут бороться! Жизнь без свободы – ничто. Мы защитим свою свободу или умрем!» – говорил он.

Комментарий "АПН Северо-Запад": Полковнику - миру праху, а насчет появления в мире "настоящей России" торопиться не стоит. Пока что мы не можем даже русских в сопредельных государствах защитить и на постсоветском пространстве в основном отступаем.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
In memoriam
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.