АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Среда, 6 июля 2022 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2022-04-02 Максим Калашников:
Под Киевом и Черниговом: отход или перегруппировка войск?

Интернет гудит от сообщений об отводе сил ВС РФ от Чернигова и Киева. Что, впрочем, обещала делегация Мединского на переговорах в Стамбуле («радикальное снижение военной активности на киевском и черниговском направлениях). - Рассуждает футуролог Максим Калашников. - Бандеровская пропаганда вовсю верещит об отходе наших сил от Бучи, Ирпеня, Гостомеля, Иванкова. Хотя Игорь Стрелков давно прогнозировал это в передачах на Рой ТВ: нельзя было растягивать небольшие силы на весь огромный фронт.

Когда нам говорят, что это – завершение первого этапа плана, рождаются невольные вопросы. А так ли нужно было для освобождения Донбасса приступать к Киеву, Харькову, Чернигову и Сумам? Если нужно было предотвратить переброску частей ВСУ (той же танковой бригады на «Булатах» из Киева в Донбасс), то достаточно было – после подавления ВВС и ПВО Украины в первые дни – пресечь перевозку войск Украины в Донбасс, громя с воздуха их попытки передвижения по шоссе и железным дорогам. И не требовалось бы месяц утомлять свои войска боями у Киева и за Харьков (каковые в Харькове уже привели к неприятным морально-психологическим последствиям для освобождаемого от бандеровщины населения).

Мы на Рой ТВ (независимо от Стрелкова) ожидали иного 1-го этапа операции. Достаточно посмотреть передачу Максима Калашникова «Как разгромить ВСУ без окопов и гор трупов…» , вышедшую ( https://youtu.be/WwMhIY9uz6M) за 10 дней до начала боевых действий, 14 февраля 2022 года.

Я считал, что начало операции – это сперва воздушное наступление с выбиванием ВВС и ПВО Украины. А затем – сразу же приступить к Каннам-Седану-Сталинграду на Украине, обходя города и не ввязываясь поначалу в тяжелые бои за них. Сразу же, не тратя времени даром, не изматывая войск понапрасну, сходящимися ударами из Крыма и района к юго-востоку от Харькова (оставив против него заслон) сомкнуть капкан за спиной самой боеспособной донбасской армии ВСУ.

Как мне это виделось еще в декабре 2021-го? (Привожу отрывок из книги "Ястребиная футурология", которую начал писать летом 2021 года и сдал в производство только сейчас. Глава - об операции "Электрический пес", название навеяно Рэем Брэдбэрри).

В один прекрасный зимний день в ответ на обстрел территорий двух непризнанных республик на осадную группировку обрушился мощный удар. Нет, не случилось никакого студеного ветра, с огневым валом и наступлением танковых и механизированных масс на позиции супостата. Просто по штабам и складам, по артиллерийским батареям, танкам и самоходкам ударили стаи самых разнообразных беспилотных аппаратов.

Одни, почти бесшумно жужжа моторами, метали в цели огненные змеи противотанковых ракет, заходя с разных направлений. Другие, начиненные взрывчаткой, сами бросались на врага, вскрывая броню, как консервную банку. И если атакуемые пробовали включать мощные установки радиоэлектронной борьбы, «сводя с ума» рои дронов, последние все равно успевали навести на цели не менее разящие залпы дальнобойной артиллерии. Тем более, что над линией фронта висели длиннокрылые «Сириусы», зорко и точно «просвечивая» все пространство операции. Любой снаряд или мина, вылетавшая из стволов бандеровской артиллерии, засекались радарами – с фазированной решеткой! – старых добрых комплексов «Зоопарк-М». И в ответ тоже летели снаряды, прямо в цель, и никакие радиоэлектронные ухищрения не могли сбить их с траекторий.

Полуторасоттысячную группировку украинской армии в Донбассе поражали всем, чем только можно: беспилотниками и залпами дальнобойных самоходок «Коалиция-СВ», крылатыми ракетами «Калибр», баллистическими «Искандерами» и работой реактивных систем залпового огня – «Смерчами» и «Ураганами».

И ведь все делалось изнутри котла, в который превратились обе республики Донецкого кряжа. Чего оппоненты никак не ожидали. И одновременно по всей Украине крылатые ракеты и боевые дроны громили установки ПВО и аэродромы «самостийных» ВВС, склады и командные пункты. Могучая новая Русь завоевывала полное господство в небе, вырывая у новой бандеровщины последние козыри. Второй волной за самолето-снарядами и дронами шла пилотируемая авиация. Грозные ревущие «сухие» разили цели бомбами и ракетами «воздух-земля». Вспучивались ярко-огненные клубы взрывов, похожие на огромный раскаленный головной мозг – с темными дымными «прожилками». В пламени разлетались на куски локаторы радаров и кузова мобильных установок, самолеты, «трубы» С-300. Крылатые ракеты и авиабомбы нещадно коверкали воронками взлетно-посадочные полосы, накрывали ангары.

Всего лишь три часа спустя гигантский неправильный «вопросительный знак», охватывавшая кряж с севера и запада, превратился в свалку разбитой и искалеченной техники, простирающуюся толстой и рвано-неряшливой полосой. Поднимались к низкому облачному небу дымные столбы – полыхали склады горюче-смазочных материалов. Гул и дрожание земли говорили о том, как взлетают на воздух склады боеприпасов. Потрясенные наблюдатели видели танки и самоходки с крышами, буквально разорванными ударами сверху. Жутко закручивались обгорелые стальные листы. Валялись опрокинутые зенитно-ракетные комплексы, чадили дымно машины с остатками антенн. Горестно глядели в небо стволы разбитой артиллерии. Цели в глубине позиций добивали какие-то необычные, не числящиеся ни в каких справочниках крылатые ракеты, фырчащие прямоточными воздушно-реактивными двигателями на автомобильном бензине. Эти летели к целям сотнями – ибо были просты и дешевы в производстве. В этой войне гибли в основном не люди, а техника и генералы противника.

Нескольких часов хватило на то, чтобы вся осаждающая группировка превратилась в скопище никем не управляемых, насмерть перепуганных и ничего не понимающих людей, верящих самым диким слухам и впадающим в приступы дикой паники. Никакой связи, никаких приказов, все тяжелое вооружение выведено из строя. В эфире – сплошной электромагнитный вой.

Еще продолжалась воздушная увертюра, как две сухопутные группировки из РФ рванулись навстречу друг другу. Обходя Харьков с востока, стотысячная армия устремилась к Купянску и Изюму. Навстречу ей, из Крыма – вторая армейская группа устремилась в Северную Тавриду – к Каховскому водохранилищу, к Херсону, Мелитополю и Гуляй-Полю. Отсекая от прочей Украины самое большое скопление войск ВСУ, обложившее Донбасс. Против Харькова – заслон! Никаких кровавых и разрушительных битв за города, особенно – с небандеровским населением. Главное – заставить ВСУ в Донбассе сложить оружие. Как армию Паулюса под Сталинградом в 1943-м. А сдастся она – будет шок для бандеровского режима. Главное ведь – не территории занять и не города, а войска противника разгромить, принудить их сложить оружие.

«Смыкание челюстей» в тылу осадной украинской армии возымело свое действие. Всего лишь двух ударов танковыми группами из района Донецка, всего лишь слухов о заходе чужих войск с тылу хватило, чтобы паника лесным пожаром распространилась на то, что некогда было войсками. Господство русской авиации позволяло пресечь всякие попытки ВСУ перебросить свежие части к месту прорыва и деблокировать их донбасскую группировку. Передвижение по шоссе и железным дорогам к фронту стало невозможным.

Тем паче, что здесь действовали диверсионные группы полноценного рода войск РФ – Сил специальных операций. Воплощенная мечта полковника Квачкова, отряды спецназа сеяли страх и панику, резали связь и коммуникации. Они снабжались с помощью тяжелых грузовых беспилотников «Фрегат», детищ компании «Кронштадт». Каждый такой БПЛА мог взять на борт тонну груза и сесть буквально на пятачке. Или же все необходимое забрасывалось бойцам осназа стаями вертолетных дронов GY-500, разработанных частной фирмой «НИК» из Жуковского. Группа таких аппаратов, каждый – на двести кило грузоподъемности, заменяла собою дорогие пилотируемые геликоптеры. Силы спецопераций вообще стали на острие смелых новаций. У них были и «воздушные вездеходы» - гиропланы-автожиры, и футуристическое снаряжение, и специализированное оружие (а не массовые «калаши»), и даже биологически активная, обогащенная «пища бодрости», разработанная компанией «Биоцевтика» с сотрудничестве с отраслевыми институтами и медиками.

Войска ВСУ в Донбассе просто рассыпались. Затем вся эта деморализованная, но вооруженная масса бросилась от линии фронта, сея по дороге смятение. Утекали пешком, бежали на автомашинах, забивая пробками дороги. С воздуха их никто не атаковал – с русской стороны считали бегущих пускай и заблудшими, иной раз насильно мобилизованными, но своими, русскими людьми юго-западной ветви Большого народа.

А затем состоялось признание мятежных республик их исторической родиной – и вхождение их в состав РФ. Все это вкупе и стали острейшим внутренним кризисом на Украине. А что Запад? Он лишь бессильно выл. И что означала агония Антироссии в момент, когда весь прежний миропорядок летел в тартарары? Сильнейшая смута, охватившая Незалежную после «Электрического пса», дополненная умелой работой Москвы на малороссийском поле, и стала началом раздела экс-УССР. К чему, в общем-то, все и шло.

Мне представлялось, что при очень маленьких Сухопутных силах РФ (всего 300 тысяч) нужна операция стремительная, молнии подобная. И самым логичным было отсечь и принудить к сдаче именно самую многочисленную и боеспособную группировку ВСУ, что обложила республики Донбасса. Одновременно сами ЛНР и ДНР превратив в гигантские разведывательно-ударные комплексы, насыщенные дальнобойной артиллерией (самоходками «Мста» и «Коалиция»), системами залпового ракетного огня, разведывательно-ударными беспилотниками и комплексами радарного обнаружения вражеской артиллерии – «Зоопарками-М».

По моим расчетам, так можно было выйти в тыл донбасским войскам ВСУ, поставив их между молотом и наковальней – наступающими из РФ бригадами русской армии и укрепленными позициями корпусов ЛНР и ДНР. Способными разить «осадников» из глубины своих позиций высокоточными выстрелами орудий и ракет. Появление войск РФ в неукрепленном тылу Донбасской армии ВСУ (ее укрепления строились против ЛНР и ДНР) вызывало шок и деморализацию у самостийных частей.

Такой вариант, как представлялось Максиму Калашникову еще осенью 2021 года, обеспечивал огромные выгоды. Во-первых, не нужно было отправлять корпуса ЛНР и ДНР вы атаки на хорошо оборудованные, тройные рубежи обороны ВСУ, поливая их кровью русских Донецкого кряжа.

Во-вторых, ВС РФ избегали тяжелых боев за города Левобережья Днепра и Причерноморья-Приазовья – Новороссии. Они не превращались в обгоревшие развалины, подобные руинам Грозного в 1995-м или Вуковара в 1991-м. Население городов, небандеровское по сути (это же не Львов или Тернополь!) не испытывало никакого шока, не лишалось всего, не попадало под обстрелы и не вынуждено было бежать по гуманитарным коридорам, кляня нас за свои бедствия.

Я-то прекрасно знал, что ВСУ, испытав серьезные удары, могут по примеру Саддама Хусейна в 1991-м или Дудаева в 1995-м (или запрещенного ИГИЛ в 2015-м) увести свои части и тяжелое оружие в городскую застройку. Превращая горожан в заложников, в «живой щит». Так, чтобы бить из пушек и САУ по войскам РФ – дабы ответный их огонь или удары авиации превращали города в руины, в кладбища для мирных горожан, в зоны страшной гуманитарной катастрофы. А тут можно было обойти города и покончить с самым большим войском ВСУ.

В-третьих, в нафантазированном мною варианте нам требовалось гораздо меньше тыловых частей и внутренних войск, чтобы обеспечить порядок на очищенной от бандеровщины территории. Мы не допускали угрозы голода и разрушения снабжения городов на подконтрольной Киеву территории.

При этом сдача в плен (или разгром) Донбасской армии ВСУ вызвали бы морально-психологический шок в Киеве и на Украине в целом, аналогичный шоку Парижа от сдачи французской армии пруссакам в Седане в 1870-м. Или шоку от Сталинградского котла в начале 1943 года в Берлине. При этом первый этап занимал бы максимум три недели. Ибо подход подкреплений к окруженным и попытка их деблокирования ударами ВСУ извне пересекалось бы господством авиации РФ в воздухе.

Но вы, дорогой читатель, прекрасно знаете, что операция на Украине 24.02.2022 г. пошла по иному сценарию. Войска РФ, которые по численности своей (200 тысяч) почти в полтора раза уступали ВСУ, пошли в наступление сразу и из Белоруссии западнее Киева, и на Киев, и на Сумы с Черниговом, и на Харьков, и из Крыма – в Северную Таврию и на Мариуполь. То есть, сразу по пяти направлениям.

Возможно, я просто начитанный дилетант и знаю всех резонов военного руководства. Однако вопросы, тем не менее, остаются.

Теперь очевидно, что нам предстоит битва за Донбасс, за окружение Южной группировки ВСУ. При том, что они уже успели вывести оттуда часть сил и увести их в города Запорожской области, создавая новый рубеж обороны.

Теперь очень важно выиграть этот этап операции. А пока я жму руку Игорю Ивановичу Стрелкову: его старое предложение насчет охвата и окружения Донбасской армии ВСУ с самого начала оказалось стопроцентно рациональным. Как и общая оценка положения накануне 24 февраля: в передачах Рой ТВ именно он предсказывал, что ВСУ образца 2022 года – далеко на ВСУ весны 2014 года. Что они не намерены сдаваться, а местное чиновничество – переходить на нашу сторону.

Войны по гладкому первоначальному плану не бывает. Важно вовремя скорректировать его. Надеюсь, это сейчас и делается. Враг должен быть разбит! Теперь – только полная капитуляция бандеровского режима. Без мединщины.

Максим Калашников

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Война и мир
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.