АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Четверг, 25 апреля 2024 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2023-03-13 Максим Калашников:
Сталинское «организационное оружие» для XXI века

Хотя в целом сталинская модель развития оказалась хрупкой (она произвела на свет своего убийцу, класс номенклатуры), Сталин дает нам ценнейшие организационные находки. Которые отлично можно использовать в многоукладной экономике, где социалистический сектор совмещается с частной инициативой.

Метод практической конкуренции Иосифа Грозного

Дело было как раз после того, как страна благодаря «гению» маршала Тухачевского потратила уйму времени и сил на создание химеры: так называемой универсальной пушки. То есть, такой, которая могла выступать и как полевое орудие, и как гаубица, и как зенитка, и в ипостаси противотанкового оружия. Была такая инновационная идея в тридцатые годы, высказанная в Соединенных Штатах. (Кстати, сами янки такой чушью заниматься не стали, слишком уж громоздкими и неудобными получались бы «универсалки»). Однако маршал Тухачевский, почитавший себя светилом революции в военном деле и отвечавший за вооружения Красной армии, бредовой идеей загорелся. Он слишком трепетно и некритично относился к тому, что печаталось в западной научно-технической прессе, к тамошней инноватике и новомодным заграничным поветриям. Примерно так же, как нынче Герман Греф, стяжав себе славу инновационного гуру, просто пересказывает нам западные концепции будущего, почитая их за некое «священное писание», за некие скрижали, ниспосланные свыше. И – ничего своего! Примерно в такой же роли недавно выступал Анатолий Чубайс, несший нам пересказы западного бреда «водородной экономики» и докладов Римского клуба. Или Владислав Сурков, что в своих «пророческих» статьях перетолковывает зады американской либеральной футуристики.

Разработанные по велению Тухачевского универсальные орудия в 1935-м вышли на испытания. Противником «универсалок» тогда выступил великий конструктор Василий Грабин (1899-1980 гг.). Он стоял за создание специализированных пушек, выведя на испытания свою опытную модель 76-мм дивизионного орудия Ф-22.

Как поступает Сталин? С помощью высокопоставленной государственной комиссии, куда входят и он самолично, и маршалы Ворошилов с Буденным, он в 1935 г. устраивает сравнительные испытания. В них участвуют универсальная пушка Маханова и детище Грабина. «Универсалка» проигрывает – у нее даже поначалу не срабатывает полуавтоматический затвор. Но Сталину мало проверки действием. После пробных стрельб он знакомит Грабина и Маханова и предлагает:

- Товарищ Маханов, покритикуйте пушки Грабина…

- Я, товарищ Сталин, ничего плохого о них сказать не могу, - разводит руками конструктор.

- Так… - Сталин оборачивается к другому конструктору. – Тогда вы, товарищ Грабин, покритикуйте пушки Маханова…

Убежденный противник самой концепции универсальной артиллерии, Грабин выкладывет все, что думает.

- Хорошо, - Сталин задумчиво затягивается своей трубкой. – А теперь покритикуйте свои пушки…

Грабин четко объяснил: мы сами выявили на внутреннем совещании недостатки Ф-22 и устранили их еще в ходе заводских испытаний. И потому он советует принять на вооружение именно его пушку.

(С.Веденеев, А.Емельянов. «Василий Гаврилович Грабин» - «Советские инженеры». ЖЗЛ. – Москва, «Молодая гвардия», 1985 г., сс. 231-232).

Но дальше следует третий акт действа. Сталин не принимает решения сам, по-волюнтаристски. На заседании комиссии по итогам испытаний он дает высказаться высшему армейскому начальству и экспертам. Кажется, их мнение склоняется к универсальному орудию. Сам глава Артуправления РККА высказывается за систему Маханова. Его поддерживают другие военные специалисты, о пушках Грабина почти никто не говорит. И тогда Сталин дает слово самому конструктору.

Он выступает, разнося в пух и прах саму идею универсального орудия и лаконично обрисовывает преимущества своей системы специализированных пушек:

- Во-первых, она быстрее, лучше и с меньшими расходами боеприпасов решает боевые задачи. Во-вторых, она гораздо легче и потому может сопровождать пехоту не только огнем, но и колесами. И, наконец, она очень дешева в производстве.

Затем на сторону Грабина становятся представители Наркомтяжпрома и директор завода. Они ведь хорошо помнят о том, какую эффективность и маневренность показали в Русско-японскую и Первую мировую полевые трехдюймовки образца 1902 года. Их мнение твердо и недвусмысленно: принять на вооружение именно грабинскую модель. Сталин подводит итог:

- Надо прекратить заниматься универсализмом. Я думаю, Маханову надо поручить заняться зенитными, а Грабину – дивизионными пушками. Эту же грабинскую пушку – испытать…

Четвертый акт. Грабин вызывает Маханова на своеобразный поединок. Каждый получает время на то, чтобы усовершенствовать свои конструкции. Василий Гаврилович, дабы успеть, применяет передовой метод скоростного проектирования, экономящий ресурсы и время. Через семь месяцев новая пушка готова. Опять проходят сравнительные испытания: Грабин против Маханова. Пальба ведется 76-мм снарядами времен Первой мировой. «Универсалка» через раз замолкает – не выбрасываются гильзы снарядов. Боекомплекты меняют: снаряды Маханова отдают грабинцам – и наоборот. Все повторяется. На вооружение армии идет пушка Грабина.

Война полностью подтвердила правоту и Грабина, и Сталина.

Универсальный подход

Вы скажете, что пример архаичен и мхом порос? Что сейчас и техника сложнее, и реалии иные. В самом деле, в тридцатые годы ХХ века грядущая за Первой мировой вторая глобальная война была очевидностью практически для всех. Тогда, мол, надо было просто производить горы оружия. А сейчас горячая мировая война невозможна из-за ракетно-ядерных арсеналов, она бессмысленна. Противоборство ушло в гибридную сферу. Тут уж не ракеты, не танки-пушки, а множество вроде бы сугубо мирных технологий и техники выходят на первый план. Теперь судьбу нации в кошмарной круговерти глобального слома определят та же генная инженерия, интеллектроника, нанотех, умные станки и агромашины, роботика, информтехнологии и развитие когнитивных способностей.

Да? А ведь сталинский метод поощрения конкуренции позволяет и в этих сферах действовать так же. Так и видишь, скажем, конкурс-испытания соперничающих комбайнов на государственном уровне.

- Господа из компании «Джон Дир»! Покритикуйте машины «Ростсельмаша» (Петербургского тракторного завода и т.д.)…

- Товарищи из Ростова и Питера! Покритикуйте модели американцев! А теперь покритикуйте свои собственные машины. Готово? А теперь – вперед, на полевые сравнительные испытания! Да еще и с совещанием экспертов и пользователей по итогам…

Точно так же можно поставить на место пушек беспилотные летательные аппараты, обрабатывающие лазерные центры или технологии генно-инженерного лечения опасных болезней, новые суда или пассажирские самолеты, процессоры для компьютеров, технологии скоростного строительства или перспективные виды скоростного наземного транспорта. «Организационное оружие» Сталина и тут подходит для реалий XXI столетия. Меня совершенно не смущает то, что Красный император применял свой подход для жесткой административно-командной, планово-социалистической экономики СССР. Все это отменно сработает и для многоукладной современной модели, где есть и государственный, и частный, и артельно-кооперативный секторы, где план и рыночная инициатива отлично сосуществуют.

Метод конкуренции и практической проверки Сталина красной нитью проходит сквозь историю Великого рывка 1929-1953 годов. Мы уже писали об историческом совещании 1939 года, посвященному выводу из кризиса авиационной промышленности СССР. Помните, как тогда Иосиф Грозный, столкнувшись с техническим превосходством немецких самолетов в небе Испании, дал тогда слово всем. И маститым китам-авиаконструкторам, и молодым конструкторам-самодельщикам да малосрийщикам из Осоавиахима, и собственно летчикам-пользователям? Сталин не перебивал, а несколько часов слушал выступающих, расхаживая по залу с трубкой и лишь иногда задавая уточняющие вопросы. А потом он дал конкурирующие задания нескольким перспективным конструкторам (помимо «короля истребителей» Поликарпова) – и новые конструкторские бюро стали творить чудеса. Именно так взошли и засияли звезды Яковлева, Ильюшина, Лавочкина, Микояна с Гуревичем (будущая фирма «МиГ»), Сухого. Так Сталин не только преодолел опасное отставание русского авиапрома от гитлеровского, но и породил мощные – мирового значения! – научно-конструкторские школы, на десятки лет вперед определившие сверхдержавный статус страны и обеспечившей ей мощное индустриальное развитие. Причем и в гражданской сфере.

Но можете ли вы представить себе подобное совещание в Кремле сегодня? Например, по проблеме дронов для фронта? Или развития отечественного автопрома, в условиях, когда у прежних «китов» (ВАЗа и ГАЗа) нет уже ни огня, ни дерзкого энтузиазма? То-то и оно…

А вот на Руси-Ковчеге, в мире воплощаемой Русской Мечты подобное окажется в порядке вещей. Иначе просто нельзя. И не надо нам твердить, будто Сталину приходилось легче, что техника в ту эпоху была куда проще нынешней. Чушь! Техника и тогда отличалась сложностью. А самоучка Сталин, так и не закончивший духовную семинарию, отлично справился с управлением научно-техническим развитием СССР, с управлением Будущим. Да так, что и теперешняя РФ едет на заложенной им основе.

Путь в неведомое и грозное Грядущее лежит через использование не только немецкого и американского, японского или китайского – но и прежде всего отечественного победоносного опыта СССР его лучшей, самой динамичной поры.

Управление будущим в исполнении недоучившегося семинариста

Продолжим наш разговор об удачных оргнаходках Иосифа Виссарионовича. Их стоит изучить: ибо если кампания на Украине продолжит идти так, как идет, нам в итоге придется выволакивать страну из жесточайшего кризиса.

Сразу оговорюсь: у Сталина были и огромные провалы в практике. Но здесь в первую очередь нам важно постичь механизмы его успехов.
Сталинское «организационное оружие» еще толком даже не изучено. Мы вынуждены восстанавливать его по отрывочным воспоминаниям современников и другим источникам. Но даже это дает впечатляющие плоды, позволяя создать стратагемы для нового Русского чуда. Даже в сложнейших условиях деиндустриализации и демографического истощения нашего народа.

Вспомним, как в 1938 году в СССР возник еще и «моторный кризис». Испания показала, что у наших самых вероятных противников-немцев – более мощные двигатели. Но как ликвидировать отставание? Какие авиамоторы строить – с воздушным или с водяным охлаждением? Теория показывала, что последние дают огромную перспективу по мощности – до 2000 лошадиных сил. (Мощность мотора советского истребителя И-16 – 930 сил, у «Мессершмитта» конца войны – 1700 сил). Однако система охлаждения сильно увеличивала массу двигателя. Моторы с воздушным охлаждением в ней не нуждались, но размеры таких звездообразных двигателей создавали очень большое лобовое сопротивление, которое съедало выигрыш в скорости самолетов.

В 1938 году талантливый конструктор Аркадий Швецов (1892-1953 гг.) предложил выход: развивать моторы именно воздушного охлаждения, решив проблему уменьшения их размеров за счет двухрядности. То есть, делать не одну «звезду» из огромных цилиндров сгорания, а две, одну за другой, из цилиндров менее длинных, но зато более широких, с улучшенным процессом сгорания топлива. Но Швецов натолкнулся на сопротивление. Признанные военные специалисты и начальство авиапрома склонялись к развитию именно «водяного» направления. Мол, немцы идут именно по этому пути! И лобовое сопротивление меньше. На совещании в ЦК партии перевес тоже был на стороне тех, кто ратовал за водяное охлаждение.

Именно в ЦК – в присутствии Сталина – Швецов сообщил о том, что может предложить новаторское и более выгодное решение: двухрядный мотор воздушного охлаждения. Сталин моментально оценил возможный прорыв и Швецову дали возможность – хотя и в очень сжатые сроки – построить на Пермском авиамоторном и испытать «двойную звезду». Конструктор взялся за дело. Ему не помешала гибель любимой жены в железнодорожной катастрофе. Но сжатые сроки все-таки сказались: на испытания пошел не до конца «доведенный» мотор. В третьем испытательном полете (а дело было в 1939-м) он отказал – и самолет разбился.

Думаете, на этом все и кончилось? На двухрядных моторах воздушного охлаждения поставили крест? Нет, к Сталину на прием отправились и конструктор Швецов, и первый секретарь Пермского обкома партии (губернатор по нынешней табели о рангах) Иван Гусаров. Сталин принял их и выслушал все аргументы. Особенно оценил готовность Швецова взять на себя полную личную ответственность за доводку и испытания мотора. И разрешил продолжить работу. Параллельно с развитием водоохлаждаемых двигателей Микулина и Климова.
Именно так и появился прорывной АШ-82, сердце истребителей Победы – Ла-5 и Ла-7.

Двигатели, конечно, с тех пор сильно изменились и вообще используют иной принцип движения. Но сам пример говорит о том, что умный руководитель, одержимый идеей прорывного развития, не будучи узким специалистом, вполне может оценить перспективность предлагаемого проекта. Сделав правильный выбор. Да, не мешало бы и нынешней власти совершить нечто подобное в теперешнем моторостроении. Скажем, реально определить: только ли развивать авиадвигатели серии «П» - или все-таки возродить советский проект мощного винто-вентиляторного мотора НК-93 с тридцатитонной тягой. Который, невзирая на технические решения конца 1980-х, по топливной эффективности заткнет за пояс современные моторы.

Но ведь и в других сферах возможно подобное. Особенно коли власть занимается проблемами не футбола, а действительного развития страны. Можно ведь выслушать не только приверженцев импорта немецких скоростных поездов (с какой-то локализацией их производства в РФ), но и авторов русских проектов быстрого наземного сообщения. Причем не только на железнодорожном принципе. А если сегодня идет война, то так же можно заниматься перспективными разработками в беспилотниках (тот же проект «Дрононосец»), и проблемой производства двигателей для них.

ИВС а Академия Наук

Непреходящ опыт Сталина и в организации науки как высшей производительной силы. В 1931 году на широких выборах в Академию наук в ее состав были введены выдающиеся конструкторы и инженеры. Впервые в истории! Тем самым АН получала мощное крыло из представителей прикладных технических дисциплин. Именно при Сталине существовала забытая ныне практика присуждения научных званий не по факту защиты диссертаций, а по итогам успешной конструкторской деятельности. Вспомним, как стал ученым создатель первого в мире электросварочного робота и создатель русской современной электросварки Евгений Патон!

Если мы заглянем в собственное великое прошлое и начнем изучать то, как были организованы тогдашние исторические победы и прорывы в развитии страны, то откроем буквально забытые пути в великое Будущее, нужные именно сегодня. Они – словно заброшенные порталы между унылым сырьевым настоящим и сверкающим, научно-промышленным Завтра. В грядущее через прошлое? Да, звучит парадоксально. Но банальных путей к победе Русской мечты у нас просто нет.
Организационные находки Сталина – вот один из «порталов» между мирами…

Немного о провалах Сталина

Но точно так же мы должны учесть и грандиозные сталинские провалы. Например, ни в коем случае нельзя повторять того, что произошло после уничтожения маршала Тухачевского. Ну, он вредил, понятно. Но зачем вместе с ним уничтожили и конструкторов: создателя безоткатных орудий Курчевского? Или ракетчиков Клейменова и Лангемака, чьи заслуги в создании «Катюши» бесспорны. Напомню, что и будущий тогда Космический генконструктор Королев отправился в лагеря и едва там выжил.

Хорошо, Тухачевский метил в Наполеоны и увел вооружения РККА не туда. Но зачем убивать конструкторов, работавших по его заказам? Разве нам помешали бы реактивные противотанковые ружья Курчевского в 1941-м, которые стреляли кумулятивными боеприпасами и обогнали немецкие фаустпатроны на годы? Ну хорошо, уберите бред в виде огромных безоткатных пушек для сторожевиков, а нужное – оставьте. Максимум, посадите конструкторов в «шарашки», а зачем такие кадры физически уничтожать? То же самое касается уничтожения первого коллектива, работавшего над танковым дизелем В-2, на потомках коего наши танки ездили вплоть до провалившейся «Арматы». Зачем так поступать с ценнейшими кадрами?

Мы должны избежать огромного сталинского провала: наделения силовых органов неограниченными полномочиями и бесконтрольностью. Опыт говорит, что тогда они превращаются в мерзавцев, которые ради зарабатывания званий и должностей начинают фабриковать чудовищные «дела». Уничтожая попутно и отличные мозги нации. Ибо генералов габэ – как грязи, а вот талантливых изобретателей и конструкторов – намного меньше. И, конечно, нельзя возвращаться к практике уничтожения и репрессий семей тех, кого объявили врагами народа. Ибо тем самым сама власть создает себе огромную рать ненавистников.

Потому мы не должны ни огульно поливать Сталина грязью, ни полностью его обожествлять. А из его практики брать то, что ценно и полезно. Нам это очень пригодится для вытаскивания РФ из нынешней смертельно опасной ловушки.

А сталинскую модель экономики полностью копировать мы не будем. Ибо она, показав громадные успехи, оказалась неустойчивой и сама же произвела на свет своих убийц: огромную всевластную номенклатуру (правящий класс), который в итоге избавился от Сталина и, захотев пожить всласть, вознес к власти Хрущева и Брежнева. Тех, кто сталинскую модель и демонтировал. Мы пойдем иным путем, от Сталина взяв лишь непреходящее и однозначно успешное…

Блог Максима Калашникова

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Стратегия победы
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.