АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Пятница, 19 октября 2018 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2008-10-21 Андрей Дмитриев:
Детские болезни леваков

Я всегда был сторонником максимально широкого спектра в деятельности оппозиции. По своему, с разных сторон раскачивают режим НБП, ДПНИ, АКМ или «Оборона».

Прекрасно, когда появляются новые оппозиционные организации. Нашего полку прибыло. Замечательно, когда проводятся уличные акции: чем больше, тем лучше. Но есть нюансы.

На минувших выходных в России образовалось новое движение – «Левый фронт», объединившее часть непарламентских сил левого фланга («Авангард красной молодежи», РКП КПСС, Ассоциация марксистских организаций и другие). Отметим, что, за исключением АКМ, это организации - фантомы, состоящие из нескольких человек. Кроме того, в руководство фронта вошли и вечные завсегдатаи левых тусовок, вроде французской троцкистки Карин Клеман и исламиста Гейдара Джемаля.

Слухи об участии представителей КПРФ и нацболов не подтвердились. Первые на официальном уровне гневно открестились от «фронтистов». Нацболы же были представлены двумя наблюдателями с Алтая - Евгением Берсеневым и Дмитрием Бычковом, которые в структуры фронта не вошли.

Основной целью ЛФ объявлено «построение социализма в России». Ближайшие планы – уличные акции, вроде всероссийского «Дня гнева», намеченного на 25 октября. Вроде все хорошо. Тем более что одной из главных фигур ЛФ является лидер АКМ Сергей Удальцов – человек, несомненно, талантливый, обладающий большим опытом уличной борьбы, один из лидеров всей несистемной оппозиции России.

Однако если прислушаться к тому, что говорят «товарищи», возникают серьезные сомнения в продуктивности данной структуры для общего оппозиционного дела.

Вот депутат Государственной Думы от партии власти №2 - «Справедливой России» - голосовавший за Медведева на президентских выборах Илья Пономарев вещает о невозможности сотрудничества с националистами и либералами. То есть с видным леваком Мироновым, значит, можно, а со страшными Каспаровым и Лимоновым – ни в коем случае.

Ему вторит Клеман, которая все пытается построить в России «чистое» левое движение – без сторонников КПРФ, сталинистов, национал-большевиков и прочих «уклонистов». (Интересно, сколько человек останется в движении под флагом рафинированного левачества Клеман? Очевидно, их количество будет стремиться к единице – самой француженке, у которой взгляды, естественно, самые левые и самые правильные).

Ну, допустим, это их частное мнение. Однако оно нашло свое отражение в документах «Левого фронта», где, например, идет речь о необходимости «последовательного противостояния всем реакционным идеологиям (буржуазным и добуржуазным, либерализму, фашизму, националистическим и пр.)».

Это и есть болезнь №1. Говоря ленинскими словами, детская болезнь левизны в коммунизме.

По сути фронтисты сделали шаг назад в отношении того формата, который был выстроен в оппозиции за последние годы, когда и на улице, и в залах заседаний научились сотрудничать представители разных идеологий. Это путь в тупик, хорошо еще, если не под патронажем Кремля через Миронова и Пономарева.

Наконец, возникает вопрос: как согласуется декларирование подобных лозунгов с участием ряда видных фронтистов, в частности – того же Сергея Удальцова, в Национальной Ассамблее, где представлены и либералы, и националисты?

Презентацией Левого фронта на улице должен стать «День гнева» 25 октября. Подготовка к нему началась в типично левацком духе - с грызни и поливания грязью коллег по оппозиции.

Организаторы выпускают обращение, где клеймят позором «Другую Россию» и лично Каспарова, как примазавшихся к акции (не совсем ясно, правда, как именно пытались "примазываться" и зачем вообще это "Другой России" нужно). Среди подписантов – та же Клеман, и сопредседатель питерского Движения гражданских инициатив Евгений Козлов (тот самый, который играл в футбол со сборной чиновников Смольного во время саммита большой восьмерки, когда практически все активисты оппозиции сидели на сутках).

Я не буду выступать адвокатом Каспарову. Достаточно отметить, что тот же АКМ с ним активно сотрудничал все последние годы, а решение о проведении дня гнева принималось на Национальной Ассамблее по инициативе Удальцова. Да и дело-то не в Каспарове. Дело - в боязни сотрудничества с радикальной оппозицией и прямого действия, которую испытывает значительная часть фронтистов.

«Опасаемся ли мы возможных разгонов? – говорит товарищ Клеман. - Нет, не опасаемся. Мы все проводим в рамках закона. О репрессивных мерах здесь могут думать лишь те, кто даже в социальных протестах видит для себя угрозу. Это все-таки не «Марш несогласных». Оговорочки по Фрейду!

Кстати, питерские власти уже отказали в согласовании шествия по поводу "Дня гнева" (кто бы сомневался!) И пойдут гневные массы под руководством Козлова митинговать в гетто у Финляндского вокзала или в сад Чернышевского, поскольку, «по имеющейся информации, к несанкционированному шествию большинство организаторов не готовы».

А это уже плохо для всей питерской оппозиции. «Другая Россия» всегда отстаивала законное право на протестные шествия в центре города до конца. Все Марши несогласных проводились именно как марши, а не митинги на специально отведенных чиновниками для выгула протестных граждан площадках, несмотря на репрессии властей. Так ДР расширяла пространство политических свобод, заставляя Смольный считаться с оппозицией. А уход в гетто, как и в случае с Маршем за сохранение Петербурга, наоборот, развязывает чиновникам руки.

Болезнь №2 - сектантство и конформизм - налицо.

Печально, что новое движение стартовало именно таким образом. Впрочем, будем надеяться, что это всего лишь болезни роста.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Лево-правая фронда
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.