АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Суббота, 4 декабря 2021 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2008-11-14 Александр Казаков:
Встать спиной к народу при разговоре с властью

В последнее время всё чаще встаёт вопрос о новом позиционировании различных общественных (да и политических тоже) организаций в условиях вероятного финансово-экономического кризиса, - пишет идеолог дивжения "Местные" Александр Казаков на сайте "Молодой Гвардии". - Этот вопрос особенно сложным является для тех организаций, которые считаются (и сами себя считают) прокремлёвскими, или проправительственными, в том числе и молодёжных движений.

В чём, собственно, заключается сложность вопроса? Прежде всего, в том, что в последние годы молодёжные движения позиционировались как охранительные и, в противовес оранжистским и ультранационалистическим движениям, стояли на защите Государства Российского от революций и потрясений. Однако специфика данного противостояния заключалась в том, что основная масса граждан России - та, которую мы называем в повседневной речи 'народом' - находилась по отношению к этому противостоянию как бы в параллельном пространстве. Во всяком случае, задолго до выборов в Думу и президентских было ясно, что оранжисты и ультранаци смогут поднять народ только при помощи предельно радикальных акций, связанных с насилием, к каковым они не были готовы (да и правоохранительные службы работали качественно). Так что получилось, что кольцо молодёжек вокруг Кремля сыграло скорее превентивную роль санитарного кордона перед лицом агрессивной маргинальной оппозиции…

Впрочем, это дела дней минувших, а сегодня задача лоялистских молодёжных движений заключается в том, чтобы произвести новую идеологию, связанную с новым позиционированием в условиях возможного финансово-экономического кризиса. Каковы вероятные параметры этого кризиса? Я уверен, что Государство обладает достаточными ресурсами для того, чтобы удержать не только на плаву, но и в рабочем состоянии финансовую систему страны. Поэтому самым слабым местом в нашей обороне перед лицом вероятного кризиса мне представляется рынок труда. Точнее, возможный рост безработицы. И здесь надо сделать одну оговорку. Безработица у нас была и есть ещё со времени распада СССР (и даже раньше). Но это была специфическая безработица. По большому счёту, после того, как потерявшие работу граждане России - те, которые не могли не работать - нашли новые возможности для заработка (в основном в сфере торговли и услуг), в стане безработных остались те, кто работать и не хотел. Эта была весьма специфическая безработица, и потому она не становилась 'горячей проблемой' для власти. Достаточно было сравнить количество безработных и количество заявок на бирже труда. Это были несопоставимые цифры (существенную роль играли в этой диспропорции, конечно, зарплаты в конвертах, но не только они).

Сегодняшняя ситуация уже характеризуется тем, что начались значительные (в процентном отношении) увольнения с предприятий самого разного профиля - от торговых сетей и банков до заводов и фабрик. И это принципиально иная безработица. Условно говоря, настоящая безработица, а не статистическая. Увольняют и будут увольнять тех людей, которым работа нужна как воздух, так как - возьмём предельный случай - за этими работниками стоят их семьи. Для этих людей наличие или отсутствие работы - вопрос выживания их детей. Это - совсем другие безработные. Они будут обозлены и будут искать виновных. И вот тут может сработать та характерная черта русского народа, в соответствии с которой виновным может быть объявлено государство, которое, в соответствии с традиционным мировосприятием русского человека, должно отвечать за его благосостояние.

В результате тот народ, который был параллелен противостоянию прокремлёвских молодёжек и оранжистов с ультранаци, перейдёт из параллельного пространство в то самое, в котором наши молодёжные движения охраняют устои Государства. От былого благодушия может не остаться и следа, особенно если учесть тот факт, что уволенные работники окажутся родителями тех самых молодых людей, которые являются активистами охранительных молодёжных организаций. Вечер может перестать быть томным, когда молодые люди будут поставлены перед выбором между родителями и теми организациями, патриотами которых они являются.

Вот тут и возникнет - извините за выражение - вопрос: что делать? То есть вопрос о новом позиционировании прокремлёвских молодёжных организаций. И вопрос этот надо ставить весьма жёстко. Для того, чтобы охранительные молодёжные движения могли сохранить свою собственную позицию и противостоять внутренне обоснованному (не инспирированному маргинальными оппозиционерами) социальному протесту, эти движения должны дистанцироваться от Кремля, в глазах, прежде всего, общественного мнения. Не отказываясь от определения 'прокремлёвские', молодёжные движения должны сделать акцент на приставке 'про'. То есть, не кремлёвские и правительственные (= государственные), а ПРО-кремлёвские и ПРО-правительственные. Лоялистские, охранительные молодёжные движения выступают в защиту Государства и поддерживают действующую власть, сохраняя, тем не менее, некоторую дистанцию. Эта дистанция, с одной стороны, даёт возможность для критического суждения о действиях Государства, но с другой - и это главное! - предоставляет возможность выступить посредником (в качестве института гражданского общества, непосредственными нитями связанного с этим самым обществом) между Государством и народом.

Задача, которую охранительные молодёжные организации должны решить как можно скорее, заключается в следующем: они должны получить возможность в случае накала социальной ситуации встать спиной к народу при разговоре с властью. И при этом не опасаться вероятности получить тычок в спину. Для того, чтобы достичь подобного уровня взаимодействия с народом, охранительные молодёжные организации должны - вместе с пострадавшими в результате кризисных явлений гражданами - выступать с требованиями к Государству выполнить предписанные ему Конституцией обязательства по отношению к гражданам. Эти обязательства Государства проистекают из определения нашего государства в статье 7-й Конституции как 'социального государства'…

Местные предполагают вместе с пострадавшими гражданами (и от их имени) обращаться к властям с требованием оказать конкретную помощь тем, кто лишился источников дохода, потерял сбережения или пострадал каким-либо иным образом. В случае крайней необходимости 'Местные' предполагают обеспечить диалог граждан (и их объединений, в том числе стихийных) и властей всех уровней.

В рамках этой обновленной идеологии необходимо вспомнить о том, что социальное государство должно стремиться к максимально возможному равномерному распределению жизненных тягот. В рамках этого положения молодёжки могут выступить с требованием вести налог на роскошь и полученные в результате этого средства направить на увеличение как статей, так и размеров социальных пособий. Есть и много других позиций, по которым охранительные молодёжные организации могут выступить посредником от имени народа перед лицом государства.

В качестве предполагаемых тем 'Местные' предполагают также обновить свою 'Национальную программу' и выступить против увеличения квот для трудовых иммигрантов (+ наведение порядка с уже работающими в нашей стране иммигрантами, особенно нелегальными). В разработке обновлённой 'Национальной программы' 'Местные' рассчитывают на сотрудничество с 'Молодой Гвардией Единой России', которая тоже включилась в решение проблемы. Кроме того, 'Местные' предполагают выступить с предложением к Государству взять - хотя бы временно - контроль над рынком труда и упорядочить его: разобраться с ситуацией на биржах труда, увеличить ответственность работодателей, навести порядок в ситуации с пособиями по безработице и т.д.

Сами 'Местные' готовятся назначить в рамках своего социального направления комиссаров в каждом городе, в задачу которых будет входить мониторинг ситуации с безработицей и другими социальными проблемами, связанными с кризисом. Кроме того, предполагается (при помощи открытой горячей линии) заняться подготовкой своей базы данных по безработным и, с другой стороны, используя партнёрские отношения с государственными органами всех уровней, подготовкой 'встречной' базы данных по наличию и появлению новых рабочих мест. Задача - 'замкнуть' потенциально протестные группы населения на себя и от их имени вести работу по нейтрализации причин протестных настроений. Разрабатывается развернутая программа действий. Одна из задач - обновление и интенсификация работы бирж труда, популяризация их работы и услуг.

Лозунг, под которым молодёжные организации могут внести свою лепту в преодоление кризиса, может звучать так: 'Мы знаем, что нужно пострадавшим в результате кризиса, так как это наши родители'.

Комментарий "АПН-СЗ": Текст во всех отношениях любопытный. Похоже, совсем плохи дела у путинюгендов, раз приходится выступать на грани фола. Говорить о том, что они - не "кремлевские", а всего лишь "про-кремлевские". Типа просто рядом постоять вышли.

Все это еще раз подтверждает очевидное: после выборов "дети Суркова" стали никому не нужны. "Наши", "младогады", "местные" существуют в форме рудиментов, их сотрудники ищут работу, выкладывая свои досье в интернете. А кризис грозит и вовсе поставить в их судьбе жирную точку. Вот и пытаются наиболее продвинутые младопутинцы в легкой форме шантажировать Кремль. Мол, мы можем и "спиной к народу, лицом к власти" постоять.

Впрочем, задачу, поставленную в статье, реализовать будет невозможно. Пытаться выступать посредниками между кипящим гневом народом и Кремлем - роль весьма неблагодарная. Только представьте себе всех этих селигерских "комиссаров", пытающихся разговорваить с озлобленными безработными гражданами, вышедшими на улицу протестовать. Эффект будет один: побьют. В лучшем случае.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Путинюгенд
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.