АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Четверг, 19 сентября 2019 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2008-12-25 Ольга Мясникова:
Антиутопия эпохи Путина

На сайте Госдумы появился текст внесенного правительством РФ проекта ФЗ «О внесении изменений в УК РФ и в ст. 151 УПК РФ». Эти поправки, по мнению их авторов, направлены на совершенствование уголовного законодательства в сфере защиты государственной тайны от преступных посягательств и повышение эффективности обеспечения безопасности РФ.

Закон о мыслепреступлении

Напомню, что ст. 275 УК РФ трактует государственную измену как «шпионаж, выдачу государственной тайны либо иное оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности РФ, совершенная гражданином РФ».

В новой же редакции государственная измена трактуется куда шире: «деяние, совершенное гражданином РФ в ущерб безопасности РФ: шпионаж, выдача иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну, доверенную лицу или ставшую известной ему по службе, работе или учебе, либо оказание финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности РФ, в том числе ее конституционного строя, суверенитета, территориальной и государственной целостности». А в ст. 276 «Шпионаж» предлагается внести поправки, позволяющие преследовать людей за сбор любых сведений для международных организаций в «ущерб безопасности РФ».

Иными словами, предложенные поправки расширяют понятие государственной измены и видят в нем не только действия, несущие угрозу внешней безопасности РФ, но и наносящие ему любой другой ущерб.

Такими нововведениями обеспокоены многие юристы и правозащитники. Изъятие из закона уточнений о враждебном характере деятельности, по мнению многих экспертов, приведет к тому, что посадить можно будет каждого практически за что угодно. «Формулировка «враждебная деятельность в ущерб внешней безопасности», - прокомментировал председатель Российского комитета адвокатов в защиту прав человека Юрий Шмидт, - отличается от новой формулировки «деяние, совершенное гражданином РФ в ущерб безопасности», как отличается часть от целого». То есть, если изначально под государственной изменой подразумевался шпионаж в прямом смысле, то в новых обстоятельствах под уголовную ответственность могут попасть действия оппозиционеров, общественных деятелей, международных организаций.

«В совокупности эти новые поправки в уголовный кодекс дают возможность любому следователю притянуть за уши обвинение и осудить любого человека, - говорит известный правозащитник, член партии «Яблоко» Юлий Рыбаков. - В поправках нет квалификации умысла. Нет указания на то, что некий гражданин умышленно организовал или принимал участие в деятельности, направленной против РФ». Кроме того, по мнению Рыбакова, в поправках слишком широко трактуется понятие «безопасность». Это может быть и продовольственная, и военная, и экологическая безопасность. В итоге ситуация может доведена до абсурда: «Если Вы состоите в международном обществе любителей бабочек и сообщили о том, где находятся последние три бабочки вымирающего вида, Вас вполне могут призвать к уголовной ответственности, если следственные органы решат, что вы разгласили информацию, которая угрожает безопасности РФ».

Если законопроект будет принят, понятие «государственная измена» может быть распространено на деятельность любых организаций, выступающих с критикой власти. Причем если раньше закон затрагивал только иностранные организации, то теперь под его действие подпадают и международные организации, зарегистрированные в РФ, например «Мемориал». «Вся деятельность нашей организации может быть прикрыта по новому закону, - говорит председатель Российского общества «Мемориал», правозащитник Сергей Ковалев. - Наша работа по восстановлению правды неугодна властям, что показал недавний обыск в петербургском отделении «Мемориала». Был совершен налет на офис, вынесены носители с уникальной информацией, потеря которой станет невосполнимой утратой. При этом оснований для обыска не было. А туманные объяснения прокуратуры –нелепы…»

Что же касается той части поправок, где говорится о наказании за «оказание финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации», то в данном случае уголовному преследованию могут подвергнуться не только сотрудники данной организации, но и просто «сочувствующие». «Если возникнут претензии к организации, - поясняет Юрий Шмидт, - то люди, которые оказывали ей спонсорскую помощь, могут быть привлечены к уголовной ответственности. При чем под «оказанием материально-технической помощи» подразумеваются такие вещи, как предоставление оборудования, помещения и т.д.».

Госдума - помощник ФСБ

Причины, вызвавшие в свет данные тоталитарные по своему духу поправки, в общем, ясны. «ФСБ решило изъять из закона мешающие им компоненты, которые тяжелы для доказывания» - говорит в этой связи Юрий Шмидт. И вспоминает в качестве примера нашумевшее дело эксперта норвежского экологического объединения «Беллуна» Александра Никитина, который в 1995 г. написал для ежегодного доклада этой организации главу о захоронения радиоактивных отходов топлива атомных подлодок Северного флота. При подготовке этой главы Никитин пользовался сведениями, опубликованными в открытой печати. Тем не менее, 6 февраля 1996 г. он был арестован и обвинен в государственной измене в форме шпионажа и разглашении государственной тайны. Но 13 сентября 2000 г. Верховный Суд оправдал Никитина. Как пояснил Юрий Шмидт, «тогда не удалось доказать, что деятельность Никитина и «Беллуны» носила враждебный характер, и прокуратура проиграла».

Авторы законопроекта и не скрывают, что вносимые поправки направлены на «облегчение труда» правоохранительных органов. Так, в пояснительной записке к законопроекту говорится, что форма государственной измены в «действующем редакционном оформлении является крайне сложной для доказывания», поскольку именно ссылки на недоказанность наличия в действиях лица признаков проведения именно «враждебной» деятельности используются защитой в качестве основного аргумента для оправдательного приговора обвиняемых.

На фоне дискуссии вокруг этой темы в испанской газете El Pais появилось интервью депутата Госдумы (фракция ЛДПР) Андрея Лугового: «Если кто-то нанес российскому государству серьезный ущерб, он должен быть уничтожен», - заявил бывший офицер КГБ, которого подозревают в отравлении сотрудника ФСБ Александра Литвиненко, уехавшего на Запад и резко оппонировавшего Владимиру Путину.

«Это очень поучительно, - комментирует это интервью Сергей Ковалев, - посмотреть, кто представляет власть - человек, который обвиняется в убийстве, получивший дипломатическую неприкосновенность, человек, который заявляет, что враги должны быть уничтожены. Каким вообще может быть законодательство, если в органах высшей власти сплошь выходцы из КГБ?»

Ольга Мясникова

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Полицейское государство
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.