АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Вторник, 22 октября 2019 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2009-11-09 Алексей Дымовский:
Владимир Владимирович, давайте мы уволимся все вместе!

Может быть, вы не знаете, может быть, подозреваете, может быть, вам об этом не говорят, но я хочу, чтобы вы знали о том, как мы живём. - Написал в видеописьме Владимиру Путину - старший оперуполномоченный управления внутренних дел по городу Новороссийску майор милиции Дымовский Алексей Александрович. - Простые офицеры, простые милиционеры, которые раскрывают, расследуют, задерживают, оформляют. Которые работают. Я живу на 14 тысяч в месяц. 14 тысяч мне платит государство за то, что я работаю 30 дней из 31-го. Из 31-го работаю. Все тридцать дней. Субботу у нас начальник УВД сделал рабочей, ее никто нам не оплачивает. Нет такого приказа, чтобы работать по субботам. А мы всё равно работаем. Если нам в два часа, в четырнадцать ноль-ноль дня говорят, что у вас нет раскрытых преступлений за сегодня, за субботу, то будьте добры дорабатывать до двадцати ноль-ноль.

И я, когда приехав на Кубань, город Новороссийск, спросил, «а нам оплачивают эти часы», мне сказали, «нет, это личное хотение начальника милиции». А недавно я обратился в поликлинику, в медучреждение, где врачи давали клятву Гиппократу. Обратился туда с насущной проблемой, о том что у меня отнимается вот эта вот часть левой руки после полученной травмы. Мне сказали, что я должен покинуть данное заведение в связи с тем, что с начальником милиции есть устная договорённость о том, чтобы не принимать милиционеров и не лечить их абмулаторно. Я с этим был крайне не согласен. Я написал заявление в Министерство Здравоохранения. На что мне ответили, что данный врач наказан. А этот врач до сих пор думает, что он прав. И моё начальство и моё руководство, передавая устные указания через отдел кадров и через начальников уголовного розыска, мне говорило, чтобы я шёл извиняться к этому врачевателю, так сказать, за то, что она является близкой знакомой Черноситова Владимира Александровича, который является моим непосредственным начальником, начальником УВД города, который присвоил мне звание майора милиции. Его я получил в мае, за счёт того, что получил от меня обещание посадить невинного человека.

Я не боюсь это говорить. Я знаю, что это может быть наказуемо, но это было. Я борюсь за свою правду. Это моя правда и я за неё борюсь. Мне немного страшно говорить перед вами и на всю страну, что мне страшно я боюсь. У меня жена беременная. У неё шестой месяц беременности. Она в январе родит мне дочку. Первую дочку в моей жизни, которая будет моей кровинкой. Я боюсь за это, но я не могу по-другому. Я уволюсь из милиции, меня увольняют сейчас из милиции. За то, что я болею. За то, что я десять лет отработал и заболел всего лишь на месяц, полтора, на два. И меня увольняют сейчас. А я не хочу. Я уволюсь. Я люблю свою работу. И я буду на ней работать. Но такие люди, как полковники, которые обещают мне увольнение, угрожают увольнением, я не хочу с ними работать. Я думаю, те, кто меня сейчас услышат, и вы, Владимир Владимирович, я думаю, меня поддержат. А давайте уволимся все вместе. Нам нельзя бастовать. Нам нельзя устраивать демонстрации, потому что мы сотрудники. А чем мы хуже тех граждан, которые ходят по такой же земле, как и мы? Почему они попадают в ДТП, им помогают руководители, помогают директора, помогают их знакомые, справиться с этой проблемой, даже психологически. А мы, попадая в ДТП или в какое-то административное правонарушение, нас увольняют. Почему здесь, в Новороссийске Медведев, начальник милиции, он судим. Он судим по уголовному преступлению. И ему вынесен приговор судом. Почему заменили его имя и фамилию, и он стал не судим? Но он работает начальником милиции. А почему мы, майоры, капитаны, старлеи, младшие лейтенанты, почему мы должны быть в этой связке? Почему мы должны страдать из-за них? Владимир Владимирович, хочу обратиться к вам сейчас. Я обращаюсь к вам с просьбой. Давайте сделаем независимое расследование по всей нашей России. Я готов принять на себя обязательство провести это расследование по всей России. У меня много знакомых, которые радеют за правду. Именно за то, что честь, справедливость и достоинство. Давайте сделаем ударение именно на этих словах и проведем это. Я готов возместить то, что вы может быть, но я сомневаюсь в этом. Может быть, вы не знаете про нас, просто простых ментов. Которые живут, работают, которым нравится эта работа. Может быть, я вам возмещу это, так сказать, незнание. Я готов рассказать про все. Я не боюсь своей смерти, не боюсь гонения своей семьи. Я думаю, если такое случится, что я готов свою смерть положить рядом и жизнь. Рядом со своей семьёй. Давайте я проведу расследование по всей России. Я подберу людей, которые проведут это расследование. И я вам выверну наизнанку всю ментовскую жизнь по всей России, как она проводится. Вместе с коррупцией и со всем остальным. С невежеством, хамством и безрассудством. Когда люди и честные, именно честные офицеры погибают. Из-за того, что у них тупые начальники.

 

Комментарий «АПН Северо-Запад»: Дымовский абсолютно прав, а широкий пиар его обращения, как и предыдущий скандал с подмосковными учениями по разгону протестующих пенсионеров, свидетельствует о готовящемся сливе главы МВД Рашида Нургалиева.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Дефективный менеджмент
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.