АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Пятница, 19 августа 2022 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2009-11-16 Кирилл Балберов:
Зовите меня хоть геем, хоть таджиком

На следующей недели – Международный День толерантности. В России этот праздник стараются не замечать, а государственная политика часто просто противоречит самому духу терпимых отношений в обществе, - пишет в своем блоге на сайте «Эха Москвы» петербургский журналист Кирилл Балберов. - На этой неделе петербургский телеканал 100-ТВ активно обсуждал тему педофилии. Тема важная и нужная, но я вздрогнул, когда услышал в очередной раз что-то типа «Общество, в котором официально почти разрешаются гей-парады, не сможет быстро решить проблему педофилии».

Пример этот здесь я привожу неспроста. Гомосексуальность и педофилия стоят, стало быть, в сознании части общества в одном ряду. Мы привыкли делить людей только на две категории «такие, как мы» и «другие». Для нас это – явления одного порядка.

День толерантности – день тех, кого у нас в России большинство унизительно называет «меньшинством».

1. Гомосексуалы

2. Темнокожие

3. Люди с ограниченными возможностями (слабовидящие, с ослабленным слухом, обездвиженные и т.д.)

4. Люди больные СПИДом

5. Бездомные

6,7,8…

В России уверены, что точно знают и могут решить, что делать тем, кто отличается от большинства. «Гомосеки пусть сидят дома и не выпендриваются», «Чурки понаехали тут», «Спидозникам не место в нашем обществе», «Марганилам и политическим импотентам не место на площади» и т.д.

Мало кто задумывается, что гомосексуальность, также как инвалидность, цвет кожи, и даже болезни, – в основном не прихоть, и не выбор. Это гены, это обстоятельства, это много чего еще. Общество берет на себя право категорично судить и выбирать, кому есть в нем место, а кому нет.

Какое-то время тому назад, когда я впервые написал в публичном блоге на эту тему, я спросил у своих «френдов»: «Как Вы думаете, почему московские власти запрещают гей-парады?» Никто не сказал «для безопасности самих гомосексуалов», например. Были только ответы типа «потому что им не место». Да кто вы такие, чтобы судить, кому место есть, а кому нет?

Вернее, я знаю, кто Вы. Вы – человек, живущий в мире, который устроен для вас. Вы встаете с утра и бежите на работу. Вы там общаетесь с друзьями. Возможно, работаете или просто просиживаете день в одноклассниках, а вечером с мужем или женой идете в кафе. Там вы заказываете первое и жареные блинчики, потому что весь день не ели. А потом едете домой – в ваш общий дом. Или…

Вариантов может быть тысяча. Вы взрослые свободные люди и делаете все, что вам хочется. Только желание ограничивает вас.

И вы совсем не думаете о том, что есть люди, которым все это недоступно в силу разных причин. В вашей идеальной картинке мира нет места для гомосексуалов или таджиков. Вы не хотели бы их видеть рядом за соседним столиком в блинной, потому что вы не признаете их, точно также как отворачиваетесь от инвалидов в метро, которые просят «подать». Не признаете, потому что они НЕ ТАКИЕ, КАК ВЫ. Вам это кажется противным. Они не вписываются в картинку вашего идеального мироустройства. Поэтому их лучше не замечать.

То есть вы конечно в этом никогда не признаетесь. Вы вспомните, что читали в «Комсомольской правде» о том, что за инвалидами в метро стоит крыша, поэтому в метро нет места вашей жалости.

Также вы скажете о том, что ваша соседка видела, как мерзкий узбек приставал к девушке во дворе.

И еще у вас навсегда сидит в памяти картинка бездомного (вы его назовете унизительно «БОМЖом», естественно) из перехода под Комсомольской площадью, который что-то доставал из урны и ел.

Конечно, вы забудете о том, что фирму, в которой вы работаете тоже крышуют менты, что к девушке со двора регулярно пристает не только узбек, и уж точно не зададитесь вопросом, почему бездомный что-то ест из урны.

Этот текст – не про питерское телевидение, не про гей-парад и даже не про Международный День толерантности (кто без Яндекса назовет его дату на память?) Этот текст про нас. Ровно про то, какие мы. И больше ни про что.

Когда в Москве разогнали гей-парад, я выразил возмущение в своем блоге. Мне написали: «Наверное, Вы – гей». В сознании «нормального» человека, не-гей не может защищать геев. Ок, зовите меня геем. Или таджиком. Без разницы. Тем более, что какое-то время тому назад, когда травили грузин, многие люди вокруг меня, и я в том числе, признавались: «Я – грузин».

По неофициальным данным, в крупных российских городах каждый сотый болен СПИДом или же ВИЧ-инфицирован (по официальным – каждый трехсотый).

Людей склонных к гомосексуальности – не меньше двух процентов. Темнокожих сложно сосчитать. Людей с физическими отличиями считать долго – надо суммировать статистику, но не меньше 3% точно.

Посмотрите на список своих друзей в том же контакте, одноклассниках или ЖЖ. Как минимум один из трехсот носитель ВИЧ-инфекции, два из ста – гомосексуальны, три из ста – люди с девиациями. Что? Не похоже на правду? Это вопрос не статистики, это вопрос, с кем мы дружим. И каково приходится тем, с кем мы не дружим из-за того, что они – другие.

Гитлер начал с уничтожения геев. Это навязло на зубах, но это так.

Этот текст не про таджиков и не про бездомных. Это – про нас.

Комментарий АПН-Северо-Запад: Нет, Кирилл. Ни таджиком, ни геем тебя звать не будут. Назовут просто п.дором. И никакой гомофобии!

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Гомофилы и геефобы.
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.