АПН
Загрузка...
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Воскресенье, 8 декабря 2019 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2007-04-17 Михаил Шевчук:
Бессмысленно и беспощадно
// Борьба за власть в России практически всегда имела приоритет над решением реальных проблем людей и страны, и в этом причина силового разгона участников недавнего Марша несогласных. Дальше, видимо, будет только хуже.

Со вторым Маршем несогласных произошла странная вещь. Он был разогнан ОМОНом. Но разогнан не просто жестоко, а при достаточно странных обстоятельствах. Люди расходились с санкционированного митинга. Если у активистов оппозиционных движений и были намерения по одиночке все же пробраться к Смольному, то с основной аудиторией мероприятия они не советовались, а значит, к резиденции городских властей добралось бы в лучшем случае человек 300-400, блокировать которых не составило бы никакого труда. Строго говоря, глухая цепь в два-три ряда из щитов просто стоящего поперек улицы ОМОНа может блокировать толпу демонстрантов достаточно эффективно. По-настоящему драться с милицией среди нынешних оппозиционеров попросту некому, так как состоит она во многом из пенсионеров, женщин и подростков. Чтобы биться с милицией, нужен опыт таких боев, нужны тренировки и физическая крепость всех участников. Таких «боевых отрядов» у оппозиции нет. Поэтому разгон выглядит совершенно необоснованным и непонятным.

Растерянности, а затем жестким действиям правоохранительных органов во время первого марша 3 марта можно, по крайней мере, попытаться найти объяснение в виде надвигающихся выборов. Интересно, что тот марш по полной программе сумела использовать «Справедливая Россия», сделав запомнившиеся заявления о сочувствии его пострадавшим участникам. Это дало повод для экзотических версий: приходилось слышать, например, такие толкования, что подтолкнули Валентину Матвиенко к беспрецедентным шагам в виде телевизионных обращений к горожанам с призывом не ходить на марш и аналогичных объявлений в метро, которые только подстегнули интерес петербуржцев и повысили «явку» на марш, так вот, подтолкнули ее к этому некие кремлевские сидельцы (из тех, что кремлинологи именуют «силовиками»), и чужими руками подставившие принадлежащую к другому лагерю губернатора и через нее – «Единую Россию». Грубо говоря, «насоветовали» те, кому она доверяла. Версия, повторяю, экзотическая, и строится исключительно на измышлениях. Но то, что окружение Путина не едино, уже не секрет. Если эту теорию заговора принимать во внимание, то логичной выглядит и «непрофессиональная» работа милиции, которая, в общем, почти беспрепятственно пропустила демонстрантов на Невский проспект и дала им разгуляться. А если продолжать развивать мысль, то можно вспомнить и загадочный намек Гарри Каспарова на пресс-конференции перед 3 марта на некие кремлевские силы, якобы недовольные другими кремлевскими силами (по вопросу преемника, естественно), которые уже наводят мосты с «Другой Россией» на предмет сотрудничества в перспективе. Выборы, между тем, не закончились. Они только начинаются – нас ждет сначала думская кампания, а потом и «час икс» - выборы президента.

На этот раз Валентина Матвиенко на грабли наступать не стала – санкционировала митинг; не стала выступать по телевидению; сделала сильный встречный ход, публично пригласив оппозицию на встречу, чтобы выслушать их критику. То есть, подстелила соломки, где могла. Марш не допустили изначально: наглухо перекрытые окрестности Пионерской площади объективно не давали возможностей для прорыва. Тем не менее, разгон, и уже не жесткий, а жестокий, состоялся. Как очевидец, находившийся в центре событий, свидетельствую – никаких оснований для подобных действий оппозиционеры не давали. Попытка нацболов пройти к Технологическому институту выглядела, скорее, как попытка сохранить реноме радикалов, и после первой же встречной «пробежки» ОМОНа о «прорыве» не думали даже они. ОМОН начал избивать людей без всяких видимых причин в тот момент, когда Сергей Гуляев, стоя на ступенях станции метро «Пушкинская», в мегафон призывал людей расходиться по 2-3 человека, аккуратно вести себя в метро и не поддаваться на провокации. О том, как затем в течение получаса беспричинно и без разбору избивали не дававших к тому никакого повода людей, написано уже очень много, не стоит повторяться.

Скорее всего, Сергей Гуляев прав, и «шоу было заказано» изначально. Сценарий силового разгона был заложен в программу мероприятия, и был бы осуществлен в любом случае. Отказ оппозиционеров от прорыва не играл здесь никакой роли. Кстати, любопытно, но милиция на самом деле готовилась и к маршу – с утра на улице Марата и Суворовском проспекте эвакуаторы убрали все машины. Не исключено, что сценарий состоял именно в том, чтобы пропустить митингующих, а те спутали все карты, призвав народ расходиться. И было принято спонтанное решение – как и любое спонтанное решение, не отличающееся продуманностью. Я не знаю, кто отдал команду бить людей. Но почему-то мне кажется, что это не Валентина Матвиенко. Она последний человек, которому был выгоден этот беспредел. Ведь неприятности-то получила именно она, и еще круче, чем 3 марта – как ни крути, а разгон мирно расходящихся с санкционированного митинга простых граждан, не активистов оппозиции, в ходе которого людям ломали ребра, ноги и носы, - это вам не разгон граждан, силой прорвавшихся на Невский (после которого, кстати, таких травм не было). И шишки все равно посыплются на нее. Похоже, на следующий марш ей все-таки придется прийти лично – не для того, чтобы «ответить перед народом», а просто, чтобы самой все проконтролировать…

Все это, безусловно, не отменяет возмущения по поводу действий ОМОНа. Кто бы ни отдавал приказ о зачистке, это был представитель власти. Чем бы ни был вызван этот беспредел – страхом ли перед оппозицией и попыткой ее запугать, подковерными ли разборками вокруг трона (вряд ли простым психопатизмом нижних чинов: это люди, самостоятельно решений не принимающие никогда), а может быть, и тем и другим, то есть опасением разбирающихся сторон появления «третьей силы» – он произошел. В любом случае, жертвами политических разборок становятся живые люди, такие же, как мы с вами. Я готов согласиться с тем, что лидеры «Другой России» преследуют свои цели, Михаил Касьянов, например, готовится идти в президенты. Но ведь социальный протест в обществе объективно есть, и он растет, и глупо и наивно было бы надеяться, что его никто не попытается возглавить – Касьянов ли, или кто-то другой. Власть же сама отдает им все козыри. Самым элементарным способом противостояния этому протесту со стороны власти было бы простое устранение причин протеста, проведение действительных, а не показных реформ, прекращение политики ломания через колено и наплевательского отношения к собственным гражданам. Ведь основная масса претензий тех, кто приходит на Марши несогласных, лежит в исключительно социальной плоскости. Власть в сбивании протестного пламени по каким-то причинам в этом не заинтересована и на компромиссы идти не намерена, не желая понимать, что это компромисс не с идейными противниками Каспаровым и Лимоновым, а с собственным народом. В этом, впрочем, мало удивительного – борьба за власть в России практически всегда имела приоритет над решением реальных проблем людей и страны. Вначале игнорирование, а затем силовое подавление социального протеста привело к гибели и Российской империи, и СССР, но история, как обычно, ничему никого не учит. А значит, дальше будет только хуже. В первую очередь – тем, кого избивают. Но и те, по чьей вине это происходит, могут быть опять сметены все, вместе со страной.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.