АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Пятница, 12 августа 2022 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2011-05-17 Валерий Береснев:
Черное колесо оппозиции

Что такое свобода и несвобода, я хорошо уяснил для себя, проработав несколько лет в петербургской оппозиции, - открывает душу читаелям "Вестника "Единой России в Санкт-Петербурге" (№5, 2001 г.) экс-главный редактор питерской "Новой газеты", а ныне верноподданый охранитель Валерий Береснев. - Свобода – это когда ты во всем придерживаешься заглавного оппозиционного дискурса. Но стоит на мгновение сбиться с единственно верного пути и сказать что-нибудь искреннее, как ты сразу же превращаешься в поборника несвободы.

– У вас ужасные взгляды: вы верите в Бога и не хотите защищать интересы секс‑меньшинств, – пеняла мне оппозиция.

– Ничего не могу с собой поделать. Не хочу, – признавался я.

– Вы проповедуете какую-то архаику и недостаточно широко понимаете права человека, – негодовала оппозиция. – Вам надо над собой серьезно работать.

Что ж, я работал. Четыре года бури и натиска, лозунгов и митингов, смелых разоблачений и крикливой борьбы. Пока однажды не стало очевидно, что это – вовсе не борьба с произволом и беззаконием. Просто – прет во власть какая-8209;то непримиримая деспотическая сила, еще более авторитарная,нетерпимая и циничная, чем проклинаемые ею чиновники-коррупционеры и оборотни в погонах. Не Красное колесо Солженицына, конечно, а какое-то Черное колесо. С налипшей на обода уличной грязью радикализма и протестного хамства.

Люди, оседлавшие Черное колесо, очень горды собой. Высота, которую они взяли, взгромоздившись на шею протестного электората, позволяет им свысока взирать на «стоячее болото» путинской стабильности. И полемический стилек, применяемый ими в дискуссиях с оппонентами, узнаваемый – ленинский. Все, кто не с ними, – или лакеи буржуазии, или полицейские подголоски, или жулики и воры.

Мир Черного колеса – это перевернутый мир. Чтобы получить в нем скандальную известность, достаточно просто быть нормальным человеком. Проповедуя в этом мире десять библейских заповедей и одну евангельскую, можно стать одиозным.

Впрочем, только на поверхностный взгляд Черное колесо выглядит монолитом асфальтового катка. На самом деле в нем много оттенков и колесиков. И почти все они друг с другом принципиально не согласны и вертятся в разные стороны. На первый взгляд, не поймешь – как оно вообще едет-то. А на второй – это же готовая матрица государственного распада и гражданской войны. Если Черное колесо каким-то чудом докатится до Кремля, свою внутреннюю междоусобицу оно выплеснет на всю страну.

Ошибка всех российских протестных движений – в неизлечимом нигилизме. Дни гнева, марши несогласных, выступления безбожников и пр. объединены общим пафосом отрицания, нигилистическим «nihil» (лат. – ничто), нарисованным на их знаменах. Даже советские диссиденты, которых есть за что уважать, строили свое гражданское сопротивление «от противного» – от скрытой полемики с Моральным кодексом строителя коммунизма. Настоящий строитель коммунизма, как известно, не пил, не курил, был примерным семьянином, не слушал вражескую пропаганду, занимался общественной деятельностью и гордился своей советской Родиной. Настоящий диссидент делал ровно все наоборот: пил, курил, спал с кем попало, ловил хриплые вражеские голоса, состоял на учете в милиции как тунеядец и антиобщественный элемент, проклинал страну, в которой родился, но при этом назло советской власти верил в Бога. Такая доктрина абсурда не могла не привести к тому, что в 1990-е годы, когда многие из вчерашних диссидентов пришли в систему власти, им оказалось нечего предложить России, кроме своих многочисленных «nihil». В результате – страна вошла в штопор. В том, что государство стремится монополизировать положительные ценности, нет ничего удивительного. Но это не значит, что оппозиция должна монополизировать отрицательные. Если российское протестное движение найдет в себе силы перейти на положительные, утверждающие позиции, оно вполне сможет участвовать в общественном строительстве. Как это, собственно, и принято в развитых демократиях. Но до тех пор, пока оппозиция – это Черное колесо нигилизма, ее путь ведет в пропасть.

Поэтому мне не по пути с Черным колесом.

Комментарий "АПН Северо-Запад": Ключевая фраза тут - "работал в оппозиции". На Маршах несогласных г-н Береснев (он же Иванов) от ОМОНа по голове дубинкой не получал, как простые петербуржцы. Он "работал" - сидел в уютном офисе в кресле редактора питерской "Новой газеты", пиарил на ее страницах партию "Яблоко", получая неплохие деньги от хозяев этого СМИ. Потом был изгнан из-за профнепригодности и предложил свои услуги партии жуликов и воров, где был принят с распростертыми объятьями. Там любят политических проституток и щедро оплачивают их "работу" по вылизыванию поникшего медвежьего рейтинга. Как мы уже отмечали, это вполне привычная для петербургского либерала бл.дская дорожка.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Акулы пера
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.