АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Вторник, 24 мая 2022 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2007-04-28 Роман Лободин:
О памяти

 На этой неделе мы понесли ряд потерь. Тяжелых потерь для всей страны и для Петербурга в особенности. Только за один день мы лишились двух великих людей. Один из них – Мстислав Ростропович – музыкант, любимый всюду. На его концерты мечтали попасть люди из Техаса, Тайваня, пригородов Лондона. Император Японии – ученик Ростроповича по виолончели – называл его Слава.

Само существование этого человека было бесценным для России. Вклад великого музыканта в улучшение имиджа нашей страны более велик, чем миллионы бюджетных долларов, потраченных на рекламу в Нью-йоркских газетах или вещающая на вражеском языке пропагандистская машина Russia Today.  Этот человек представлял другую Россию. Не только в политическом смысле. Ростропович жизнью своей показывал, что его Родина – не сырьевой придаток первого мира, торгующий оружием со странами мира третьего. Он был одним из символов превосходства русской культуры во всем мире.

Другим таким символом, но не для техасцев, китайцев или японского императора, а для нас самих был Кирилл Лавров. Эдакий показательный петербуржец. Воспитанный, уравновешенный, с прекрасными манерами. Он отказался в свое время от Москвы, показал, что карьера – это для чиновников и политиканов, а настоящий интеллигент не покинет свой родной город. Он во многом был другим, не таким, как Ростропович. В 1991 Мстислав Леопольдович приехал в Москву, защищать Белый дом от ГКЧП. Когда ему объясняли, что Конгресс соотечественников, назначенный на 20 августа перенесен, Ростропович воскликнул: "К ... матери ваш конгресс! Я воевать приехал!!!" Всему миру известна фотография великого музыканта. В руке он держит автомат Калашникова, а на плече спит охранник.

Кирилл Лавров отвоевал свое во время Второй Мировой. Актер был уверен, что «…человеку предначертано все заранее. И не надо противиться судьбе, она сделает все как нужно».

На этой же неделе судьба свела в могилу еще одного неординарного человека, еще один символ России, нашего первого президента. Он не был ни петербуржцем, ни интеллигентом, но его значение огромно даже для российской культуры. Кирилл Лавров в день похорон Бориса Ельцина назвал его целой эпохой, историей страны. «Вообще, русскому народу свойственно все быстро забывать, но Ельцина забывать никак нельзя: он пусть и с ошибками, какими-то перехлестами, но действительно много сделал для России. Иногда за него было стыдно, иногда мы им гордились, однако это был неординарный человек», -сказал Лавров.

Совсем Россия не забудет ни Ельцина, ни Ростроповича, ни самого Лаврова. Будем вспоминать, наверное, раз в год, когда телеканалы посчитают нужным нам о них напомнить. Да и то: многие, как и сейчас, будут ворчать, что «Блин, все ленты новостей забиты этим Ростроповичем!» или «Какого черта по всем кнопкам один Ельцин?». Граждане России ведь совсем не консервативны. Мы легко расстаемся с чем-то старым, быстро перенимая что-то новое. Тут с радостью забудут Путина, если он, как и обещал, встанет на менее заметное место в строю, уступив свое другому.

 В памяти народа (любого, в общем) остается очень многое, но всплывает там самое ненужное и вредное. Еще несколько лет назад мы, петербуржцы, гордились своим городом, когда сравнивали с новодельной Москвой. Любили повторять, что смотреть там нечего, центр перестроен, почти ничего не осталось. Как легко все забыли это чувство гордости. Теперь горожане вспоминают ветхие фасады и готовы пожертвовать Невским проспектом, панорамой Невы, изящными набережными ради сияющих стеклянных высоток, которые называются «современной архитектурой».
Многим не то чтобы безразлично, они даже за нововведения. Петербуржцы с воодушевлением воспримут спиралевидную башню Газпрома, торчащую рядом со Смольным собором. Мало кого волнует, что вскоре мы потеряем один из лучших памятников раннего советского конструктивизма – универмаг «Фрунзенский». Один из лидеров стиля хай-тек, архитектор Норманн Фостер уже придумал, что поставит на этом месте. Четыре здания с деревьями на крышах будут построены для крупного импортера фруктов. Часть помещений отойдет компании «ВТБ Капитал», которую возглавляет сын питерского губернатора Сергей Матвиенко.

Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры вроде бы дал обещание сохранить фасады «Фрунзенского». Понятное дело, эти обещания будут нарушены. Важно, чтобы сын был ближе к маме, чтобы ему нравилась его новая работа, и он не свалил на очередной эстонский остров. Валентина Ивановна, к сожалению, не будет брать пример с Кирилла Лаврова и лишний раз интеллигентничать. А чтобы инвесторы, вроде импортера бананов, не возмущались, в Смольном есть специальный список вновь выявленных объектов охраны культурного наследия. Здания оттуда иногда исчезают, иногда появляются вновь и опять исчезают.

Так что процесс идет взаимный. Наш город теряет самых лучших своих людей, а мы теряем лучшее, что есть в этом городе. Остается лишь надеяться, что губернатору не захочется пристроить своего ребенка еще ближе к месту своей работы. Очень уж красив Смольный собор, чтобы на его месте появилась футуристическая высотка, построенная для крупного банка или добывающей компании. Пусть и со встроенной церквушкой, несколькими этажом ниже панорамного ресторана. Даже, если так случится, мы забудем о соборе. Панорамы будут слишком хороши, мы лишь с раздражением станем реагировать на любителей старых открыток, тыкающих пальцем на какое-то странное бело-голубое здание с куполами. И вообще, чуваки, кто эти Ельцин, Лавров, Ростропович?

Мстислав Ростропович и охранник Белого Дома

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
In memoriam
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.