АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Среда, 17 июля 2019 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2011-11-26 Сергей Пороховой:
Я вернусь, когда Путина не будет у власти

Активисит петербургской "Другой России" Сергей Порховой, обвиняемый по ст. 282.1 ч.1 УК РФ, и попросивший политического убежища в Финляндии дал интервью радио "Эхо Петербурга".

Эхо Петербурга (корр. Н. Нелюбин): Вы являетесь фигурантом уголовного дела и находитесь под подпиской о невыезде. Ваши действия будут иметь последствия в России, если вы вернётесь. Понимаете ли вы это? Почему вы пошли на такой шаг?

Сергей Пороховой: Наверное, всё-таки, чтобы был какой-то шанс вырваться на свободу. Последний шанс, потому что у меня заканчивалась финская виза в январе следующего года. Решил рискнуть. Для меня свобода превыше всего. Если есть какой-то шанс остаться на свободе, я решил его использовать.

Эхо Петербурга: А как вы попали в Финляндию, можете рассказать?

Сергей Пороховой: Полностью я не стану описывать свой маршрут, но конечно не через сухопутную границу России с Финляндией, а через одну из сопредельных стран. И далее авиатранспортом в аэропорт Вантаа я прибыл.

Эхо Петербурга: Где вы сейчас находитесь и как к вам относятся местные власти?

Сергей Пороховой: По стандартной процедуре я сходил в полицию по делам иностранцев. Меня определили в центр по приёму беженцев. Сейчас я нахожусь в Хельсинки в одном из центров. Дали двухместный номер. А власти относятся удивительно хорошо. Особенно по сравнению с российскими. Меня оформили буквально за 30-45 минут. Сняли отпечатки пальцев. Отобрали паспорт, правда. Ну а что делать? Такова жизнь. Дальше выдали такую карту с названием этого центра, и я отправился туда своим ходом. Т.е. меня не везли туда. Не под конвоем. Своим ходом прибыл сюда в Хельсинки в этот центр. Здесь меня тоже быстро очень оформили. Повезло, что персонал здесь русскоговорящий, так что это было намного проще. И таким образом я уже здесь третий день живу.

Эхо Петербурга: Как вообще там атмосфера? Как кормят? Что можно делать, что нельзя?

Сергей Пороховой: Ну, кормят может быть и не очень, но меню такое на все вкусы, потому что здесь люди конечно со всего света. Ну ничего, пока не страдаю. А атмосфера. Ну что тут свободное место. Свободный вход и выход. Главное самому не нарушать и не надоедать другим людям и, наверное, будет всё более, или менее в порядке.

Эхо Петербурга: Т.е. вы можете покидать территорию этого заведения?

Сергей Пороховой: Да, круглые сутки. Круглые сутки. Здесь обычная система, как в гостинице. По карточке электронной входишь и выходишь. Никто за этим особо не следит.

Эхо Петербурга: А как скоро может быть решён ваш вопрос? Вы, как мы понимаем, написали документы на предоставлении вам политического убежища?

Сергей Пороховой: Да. У меня такие данные, что очередь на рассмотрение всех этих просьб растягивается где-то в среднем до 6-ти месяцев. Но моё дело особое, как говорится. Русские редко просят политического убежища в Финляндии. Не знаю, может быть это и повлияет как в сторону ускорения, так и, наоборот, в сторону затягивания. Пока сказать ничего определённого не могу.

Эхо Петербурга: Если говорить о тех, кто находится рядом с вами в этом центре, есть ли там другие россияне? И вообще, что там за контингент людей?

Сергей Пороховой: На удивление очень часто слышится русская речь. Я правда не успел со всеми познакомиться. Не обязательно все здесь русские, но люди из СНГ здесь в достаточном количестве. Но конечно много арабов, представителей африканского континента. Такой контингент.

Эхо Петербурга: Если там другие люди из России, кто тоже просит политического убежища?

Сергей Пороховой: Сомневаюсь. Я же говорю, первые дни. Ещё не перезнакомился со всеми, но, по-моему, таких здесь нет.

Эхо Петербурга: Вам кто-то помогает на финской территории? Может быть правозащитники, или кто-то ещё? Если да, то кто эти люди?

Сергей Пороховой: Помощь определённая идет. Но пока ещё кто-то в разъездах. С кем-то я ещё не успел встретиться. Но помощь есть. Правда, они пока не хотят, чтобы называли их имена, потому что у них могут быть проблемы со стороны финских властей, которые могут их заподозрить их в том, что они специально организовывают такие переезды политических беженцев. Они просили меня пока их не называть, так что я не буду. Я благодарен этим людям, и я не буду называть их имена.

Эхо Петербурга: Но мы правильно понимаем, что эта ваша в кавычках «туристическая поездка» состоялась без какой-то особенной подготовки, т.е. взяли да поехали. Либо вам всё-таки помогали на стадии подготовки?

Сергей Пороховой: Нет. Мне никто не помогал. В век интернета я сам собрал всю необходимую информацию о том, как можно осуществить такое турне. Все расписания самолётов и других транспортных средств. И потом я никому не сообщал об этом. У меня есть серьезные подозрения, что в рядах и нашей организации работают, скажем так, «секретные сотрудники». Как в старой поговорке, когда секрет рассказан ещё одному человеку, он перестаёт быть секретом. Это всё было на мой страх и риск. Моя собственная инициатива.

Эхо Петербурга: Вам не кажется, что вашими действиями вы бросили тень на репутацию своих коллег и единомышленников?

Сергей Пороховой: Ну не тень… Конечно тут можно посмотреть с двух точек зрения. С одной стороны можно сказать, что я так сказать в негативную сторону сыграл на их участь. Что у них будут дополнительные проблемы. Что за ними может быть дополнительная слежка. Но с другой стороны, что я мог ещё сделать. По-моему я придал этому делу дополнительную огласку, как бы дополнительный импульс. С другой стороны, это может сыграть и положительную роль в их судьбе. Так что нет, моя совесть в этом деле чиста. Я не чувствую никаких угрызений совести.

Эхо Петербурга: Вы признаёте себя виновным по тем статьям, что вам инкриминируют? Ранее ваши коллеги неоднократно говорили, что это дело политическое.

Сергей Пороховой: Нет. Абсолютно. Ну, как я могу? Если бы я признался, я бы сыграл против правды. В 2007 году наша партия была запрещена. И мы не камикадзе. Мы не стали бы собираться, организовывать ту же партию под тем же названием. Мы действовали в рамках другой организации. Но нас обвиняют в том, что мы такие вот камикадзе и твердолобые люди, что, несмотря ни на что решили, что полуоткрыто, полугласно, но всё равно будем действовать в рамках Национал-Большевистской Партии. Конечно, это дело абсолютно сфальсифицировано и я никогда не признаю себя виновным.

Эхо Петербурга: При каких условиях вы готовы вернуться в российскую Федерацию?

Сергей Пороховой: При условии если против меня больше не будет никакого уголовного преследования. Если я не буду ограничен в свободе. В свободе передвижения и во всех других свободах.

Эхо Петербурга: А если этого не произойдёт, вы готовы провести остаток жизни в другой стране?

Сергей Пороховой: Остаток жизни… Это вопрос сложный. Я думаю, что в России всё изменится, если Путина больше не будет у власти. Может быть когда Путина больше не будет на свете, и ситуация изменится в сторону нормализации, когда Россия станет более нормальной страной, тогда конечно я не буду задерживаться за границей и вернусь домой.

Эхо Петербурга: Сергей, спасибо вам за интервью. Всего доброго. До свидания.

Сергей Пороховой: Вам спасибо. Голос Родины всегда приятно услышать. До свидания.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Дело питерских другороссов
ПОЛЕМИКА
2011-04-18 Мухаммад Амин Маджумдер:
Мозговой шторм. Подобные экстремистские организации не имеют право на существование в нашем российском обществе. Конечно, мы положительно к этому отнеслись. Мы давно проявляли эту инициативу. Надеюсь, что активисты ДПНИ не смогут создать подобную организацию под новым названием.