АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Понедельник, 23 сентября 2019 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Лубянка или Пушка?
2012-03-03 От редакции
Лубянка или Пушка?

Оппозиционные политики и публицисты высказываются о протестных акциях в Москве 5 марта. Читайте мнения Андрея Дмитриева, Александра Скобова, Эдуарда Лимонова, Павла Шехтмана, Аркадия Бабченко и Владимира Голышева.

Андрей Дмитриев, председатель «Другой России» в Петербурге:

Очевидно, что 5 марта – решающая дата в современной истории России. Если получится сломать хребет режиму, то только в этот, следующий после выборов день. Ничего особенного делать для этого было не нужно: просто выводить многотысячную разгневанную людскую массу к органам власти – к ЦИКу, к ГосДуме либо к Кремлю. И оставаться там. Ибо пути назад уже нет. Либо мы их, либо они нас.

В этих условиях непонятно, зачем вообще нужен этот санкционированный митинг на Пушке? Выйти выразить протест? Так уж находились и навыражались. Вывести много людей? Так уже выходят десятки и даже сотни тысяч. Если в декабре, когда протестные массы увели на Болотную площадь из центра, еще можно было (с натяжкой) говорить о том, что люди не готовы к несанкционированным акциям, многие вышли впервые и хотят почувствовать свою силу, то теперь – после трех месяцев согласованных митингов и шествий – это уже не катит. Массы хотят действия и ждут его от лидеров оппозиции. Все разговоры о том, что «народ постепенно раскачается», «в день инаугурации Путина мы выведем миллион» и т.д. – смехотворны. Того количества, что выходит сейчас, уже вполне достаточно для смены власти мирным путем. Если упустить этот момент, люди просто разойдутся по домам. И в ближайшие 12 лет уже никуда не выйдут, окончательно разочаровавшись и во власти, и в оппозиции.

Так что перенос акции – большая политическая ошибка, причем, прежде всего ошибка Сергея Удальцова и Алексея Навального. В декабре, когда Немцов увел народ на Болотную площадь, оба сидели «на сутках», и их репутаций это не коснулось. Теперь они должны будут разделить ответственность за слив протеста с обанкротившимися либеральными вождями и салонными литераторами, заседающими в оргкомитетах. (Хотя один Навальный значит больше, чем весь этот оргкомитет. И вместе с ним на Лубянку вышли бы десятки тысяч москвичей. Еще, кстати, не поздно это сделать).

На фоне столицы приятным контрастом выглядит ситуация в Петербурге, где вся оппозиция – несистемная и системная – выходит 5 марта вечером на Исаакиевскую площадь, к Мариинскому дворцу на единую протестную акцию. И либералам из комитета «За честные выборы», и КПРФ, не говоря уже о «Другой России», хватило смелости отказаться от предложенных Смольным площадок в разных концах города. Так что 5 марта в 19.00 городской парламент с горизбиркомом будут окружены морем народного негодования. Проблема только в том, что решаться судьба страны будет все же не в Питере, а в Москве.

Александр Скобов, публицист, бывший политзаключенный, активист «Солидарности»:

4 марта фальсификаций не может не быть. И никакие легионы наблюдателей им не помешают. Наблюдатели смогут лишь зафиксировать фальсификации, чтобы предъявить их стране и миру. Натасканная же на фальсификации государственная машина, накрученная до истерики на победу Путина в первом туре, будет тупо и бесстыдно, на глазах у всех выполнять поставленную задачу. Рассчитывая на то, что никакие разоблачения не помешают провозгласить Путина победителем, а страна повозмущается и смирится. И все останутся на своих местах.

Отсюда для тех, кто действительно стремится к ликвидации путинского режима, в этой ситуации критически важно не дать протестному движению угаснуть. Продемонстрировать его способность не смириться и продолжать сопротивление, несмотря на отсутствие видимого результата. Точно так же как для правящей клики критически важно продемонстрировать бесполезность любых протестов и этим деморализовать протестное движение, заставить его впасть в уныние. В любом противостоянии каждый всегда стремится продемонстрировать свою силу и, наоборот, вынудить противника продемонстрировать свою слабость.

Весь период между выборами тактика оппозиции в двух столицах сводилась к тому, чтобы угрожая несанкционированным выходом на улицы тысяч людей, вынуждать власти согласовывать массовые протестные акции в общественно значимых местах. Это позволяло наращивать численность акций протеста, как бы набирать вес. Причем истекший период показал, что массовых несанкционированных акций власти действительно боятся. Только это заставило их в принципе все же соглашаться с проведением протестных мероприятий в центральной части города.

Однако угроза перестает действовать, если ты демонстрируешь неспособность ее реализовать. Согласие московского оргкомитета на предложенную мэрией в последний момент Пушкинскую площадь после громогласных заявлений о том, что ни на что, кроме Лубянки и Манежки он не согласится, – и есть такая демонстрация. Если не было решимости идти до конца, не надо было заявлять. В следующий раз мэрия уверенно пошлет оппозицию митинговать на выселки.

Межвыборная тактика приносила плоды, потому что она позволяла воодушевлять протестующих по принципу «Мы сделали это!» Нас вышло 50 тысяч, 100 тысяч, 150 тысяч… Для многих граждан даже выход на полностью согласованный оппозиционный митинг был связан с преодолением внутреннего барьера: а как к этому отнесутся на работе, а как к этому отнесутся знакомые, считающие, что протестовать бессмысленно, а потому глупо? И то, что этот барьер преодолевался, уже давало окрыляющее ощущение победы. Хотя бы над собой.

Но сейчас этот наступательный потенциал оппозицией исчерпан. И протестное движение не выйдет на новый уровень, если его участники не продемонстрируют и властям, и самим себе, что они преодолели следующий психологический барьер: страх перед тем, что тебя могут (чисто случайно, конечно) больно уронить при задержании. Что тебя могут 48 часов продержать в обезьяннике. Или даже 15 суток в спецприемнике. И мы этого не боимся. Я, ты, он, она и еще тысячи людей.

Проба сил на поле массовой несанкционированной акции рано или поздно неизбежна. 5 марта условия для такой пробы наиболее благоприятны для оппозиции и наименее благоприятны для власти. Люди были психологически подготовлены к тому, чтобы выходить «по любому», и именно на это настроены. Масштабы фальсификаций будут к вечеру совершенно ясны, и первая реакция граждан на них будет наиболее бурной. Значит, решимость выходить несмотря ни на что будет максимальной. А вот у властей решимости устроить «показательную порку» по Лукашенко как раз и нет. На это прямо указывают демонстративные репетиции провокаций в духе Минска на улицах Москвы. Если бы власти действительно готовили такую провокацию, они держали бы приготовления в тайне. Так что разгонять будут «в обычном режиме», в рамках сложившейся на Триумфальной практики. Такой разгон не устрашит и не создаст ощущения поражения. Точно так же, как не создавало ощущения поражения игнорирование властями требований санкционированных митингов в истекший период.

А вот отступление без боя, которое предприняли мудрые стратеги из московского оргкомитета (причем, явно вопреки желанию собственной «армии»), такое ощущение как раз и создаст. Мало того, оно неизбежно приведет к самому серьезному конфликту и расколу в протестном движении со времени начала общественного подъема. Как сказал один великий, это хуже, чем преступление – это ошибка.

Эдуард Лимонов, лидер «Другой России»:

Да-аааааааааааа!

Не решились самозванные вожди противостоять власти. Окончательно доказали свою ничтожность, свою трусость, свой оппортунизм, то, что больны родовой болезнью соглашательства. В этот раз откровенно предали протестное большинство, те 77, а то и поболее процентов, те тысячи граждан, тех, кто в эти дни высказывался за митинг на Лубянской площади вблизи ЦИКа.

Удальцов среди них и Удальцова? А трусость и соглашательство не бывают правые или левые, они трусость и соглашательство. Мы, те, кто знает Удальцова поближе, знаем, что любимым словечком этого парня всегда было слово "компромисс". А уж скольких союзников он кинул, не сосчитать, некоторых по нескольку раз, все в той же кожаной куртке Сереги-пролетария будто бы.

Сколько трескучих и с виду твердых слов мы от них, вождей, услышали еще вчера. Как распинались! И вот соберутся в песочнице у кинотеатра "Пушкинский" на часок, с 19 до 20 часов, чтобы покончить с мероприятием по-быстрому. Оттараторят свои речи, прокричат что-нибудь спешное на тему Путина, и разбегутся. Я, грешным делом подозреваю, что сговорились они с властью уже несколько дней назад, но надо же было попринимать героические позы, попозировать!

В марте 2011 года на Пушкинскую ушел, я помню, с Триумфальной предыдущий отряд соглашателей во главе с Алексеевой, да так и сгинул там в зыбучих песках Пушкинской. Ни слуху ни духу от тех. Вот еще отряд туда идет.

Нам придется 5 марта отстаивать на Лубянской площади честь российской оппозиции и за себя и за того парня, который попрется, обманутый за ними.

http://limonov-eduard.livejournal.com/196066.html

Павел Шехтман, гражданский активист:

«Московские власти РАЗРЕШИЛИ провести акцию оппозиции 5 марта на Пушкинской площади, заявил РИА "Новости" координатор Левого фронта Сергей Удальцов». Так формулируется в СМИ новость об очередном оппозиционном подвиге оргкомитета.

Слив происходит по заранее отработанному сценарию. Сценарий этот сам собой сложился перед 10 декабря и теперь упорно воспроизводится. Начинается с громких заявок: шествие от Калужской на Манежку или Лубянка – и никак иначе! Потом оказывается, что «иначе» можно и что оргкомитет – люди вменяемые и готовы обсуждать разумные варианты. В конечном итоге разумные варианты сводятся к очередному Болоту, после чего оргкомитет трубит победу: ура, мы продавили мэрию!

Гениальный способ без драки попасть в большие забияки. Пугать власть «выходом толпы из-под контроля», а толпу – дубинками, автозаками и «кровопролитием»; тихо сливать протест в безопасное для власти русло, при этом повышая за счет протестующих масс свою капитализацию в глазах власти, – вот то, что понимается ныне под «оппозиционной политической деятельностью» и «борьбой за честные выборы».

И вот уже человек, который довольно долго и изображал из себя отчаянного пролетарского революционера и пугал слабонервных либералов, прозревавших за ним призраки ЧК и ГУЛАГа, организует протестные акции в виде хороводов с блинами и скандированием «зима, уходи!»

Встаньте, дети, встаньте в круг,
Встаньте в круг, встаньте в круг!
Жил на свете добрый жук,
Старый добрый друг.

Пролетарский революционер на поверку оказался массовиком-затейником, выпускником Института культуры. А уж о тех гламурных господах, которые всегда были "против революций, за честные выборы", и говорить нечего.

На протяжении всего февраля массовики-затейники повторяли: не делаем резких движений, водим хороводы, нам надо копить силы к 5 марта, а вот 5 марта-то и состоится Центральный Акт и Великое Делание.

Теперь вот Рыклин пишет о Центральном Акте буквально следующее:

«Давайте посмотрим, сколько нас будет. И в этом смысле Пушкинская площадь - отличный плацдарм... Мне все же кажется, что 5-го вечером все не закончится. Что в этот день мы только дадим старт кампании гражданского неповиновения...»

Оценили риторику? Все-то у них «плацдармы» да «кампании гражданского неповиновения», но при ближайшем рассмотрении «плацдарм» нужен не для наступления, а для того, чтобы подсчитать участников неизвестно чего, тогда как «акт гражданского неповиновения» согласовывается в мэрии!

Напоминаю, кстати, что «гражданское неповиновение» по определению состоит в демонстративном нарушении законов. Соответственно, истинным актом гражданского неповиновения может быть только несогласованный выход на Лубянку. Казалось бы, г-н Рыклин, вот вам прекрасный повод начать "кампанию гражданского неповиновения", здесь Родос, здесь и прыгай, не так ли? Но всякий призыв начать наконец прыгать эти чемпионы называют не иначе как провокацией.

Зато массовики-затейники гордо сообщают: мы показали «им» (питерским реальным пацанам. – П.Ш.), как нас много, и это главное. Теперь «их» (реальных пацанов. – П.Ш.) дни сочтены, потому что мы вышли с белыми шариками и заявили им наше решительное «фу!»

А мене почему-то вспоминаются слова Божены Рынски, появившиеся в ее ЖЖ через пару дней после достославного Первого Болота:

«По моим сведениям, в Кремле принято умное решение: пусть эти лохи митингуют где угодно, когда угодно, и сколько угодно. Потому что они лохи.»

Что же делать в такой ситуации?

Для меня лично выбора нет – я иду в 19 часов на Лубянку.

Да, я могу предвидеть, что с наличными силами революции мы не устроим. Что нас скорее всего раскидают по автозакам и отправят на сутки под улюлюканье массовиков-затейников, которые назовут нас фриками, провокаторами и мазохистами и будут похваляться, что у них сто тыщ, а у нас, лузеров, 100 человек не наберется. Но это не имеет никакого значения. Главное, что смогу потом с гордостью сказать: «Я в сливах не участвовал и хороводов с массовиками-затейниками не водил».

И напоследок – история из Плутарха. Когда Пизистрат (тот самый, который сам на себя покушения организовывал) захватил власть в Афинах, в городе началась паника. И только престарелый мудрец-законодатель Солон надел шлем и панцирь, взял копье и встал у дверей своего дома, призывая граждан к оружию. Граждане же только разбегались, на ходу бросая Солону, что он совсем сдурел на старости лет и ничего не добьется, а пусть лучше идет домой и сидит смирно. Постояв таким образом у своих дверей, Солон вернулся домой, снял оружие и сказал: «Я сделал все, что мог, чтобы защитить отечество и законы».

http://grani.ru/blogs/free/entries/196105.html

Аркадий Бабченко, бывший военный обозреватель «Новой газеты»:

Проблема Пушкинской площади не в том, что это – Пушкинская площадь. Как я уже говорил, особой разницы между Лубянкой, Манежкой, Площадью Революции и той же Пушкинской я уже не вижу. Упираться рогом надо было раньше. Теперь же место проведения акций такого первостепенного значения не имеет. Имеет значение их длительность и накал.

Поэтому проблема Пушкинской площади в том, что пятого числа будет накоплена огромная взрывная энергия, и на Пушке она ИСПОЛЬЗОВАНА НЕ БУДЕТ. Вся энергия опять уйдет в пар. Смена Болота на Пушку – всего лишь смена декораций. Шило на мыло. Смены сюжета же в этом действе не происходит. Все то же очередное топтание на месте. С семи до девяти. С разрешения все тех же, против кого и протестуем. Просто сменили загон. Вот и все.

Самый главный вопрос - отсутствует развитие протеста. Отсутствует усиление давления на власть. Согласитесь, что затевать сейчас митинг о пересмотре фальсифицированных выборов в Госдуму – уже глупо. Государственная машина закрутилась, Дума начала работу, уже проставлены первые подписи, уже созданы Комитеты и Комиссии, выписаны мандаты, розданы квартиры, назначены зарплаты, налажены связи и начали выстраиваться бизнес-схемы личных обогащений. Лже-депутаты осознали свои кресла как законные, вростают в них, предвкушают барыши и чувствуют себя уже не фальшивыми, а настоящими депутатами. И выковырять их из этих кресел уже невозможно. Время упущено. Поезд ушел. А ведь прошло-то всего три месяца.

Вора нужно ловить за руку по горячим следам, пока он еще не почувствовал украденное, как свое законное.

Говорить о том, что сейчас, мол, мы помитингуем, а вот летом, когда потеплеет – к-а-а-ак выйдем с палатками! к-а-а-а-к сядем! к-а-а-а-а-к устроим майдан! – неверно.

Еще одного такого же мощного катализатора протестных настроений, как нелегитимные президентские выборы – я думаю, уже не будет. У нас есть неделя, может быть две, может быть месяц - полтора. После этого, если ничего не менять в стратегии, протестная волна – не видя результатов от своих действий – начнет спадать.

Недопускать нелегитимную воровскую кодлу к власти нужно до того момента, пока она не почувствовала себя властью легитимной. Пока она еще чувствует, что она – украла. Пока она еще чувствует за собой вину преступления.

Как только новая государственная машина закрутится, как только будет назначено новое правительство, поставлены новые подписи, распределены новые должности и кресла, налажены бизнес-схемы и прочувствован вкус приближающихся денег, как только власть освоится со своим положением – все. Они прилипнут к своим креслам. И выковырять их оттуда можно будет только силой.

Это именно то, чего очень хотелось бы избежать.

Проще не дать поезду сдвинуться с места, чем останавливать его на полном ходу, когда он уже станет на рельсы.

Главный момент, который надо помнить всегда - время работает не на нас. Время работает на них. Это надо осознавать очень отчетливо.

Вместо этого "лидеры оппозиции" согласовывают митинг на Пушке, теряя и накал и время. А чего опять не на Болотной?

Акция по противостоянию воровской власти, с разрешения этой самой власти и на два дозволенных часа – в чем смысл этого мероприятия?

Протест, по-моему, перерос своих лидеров. Они уже не отвечают ожиданиям людей. Об этом говорят проведенные ими же опросы, по которым от 70 до 80 процентов людей готовы были идти на несогласованный митинг на Лубянке или Манежке. А они все с той же настырностью ведут нас в очередное болото.

Ладно, лирику в сторону.

Что конкретно я предлагаю.

Идея выходить пятого марта на Лубянку мне изначально не очень нравилась, - подробно причины я опять же изложил все в том же посте «Пара мыслей…», повторяться также не буду – и еще меньше мне нравится то, что придется распылять протест, поскольку значительная часть людей, совершенно очевидно, пойдет все же на Пушкинскую.

Тем не менее. Коней на переправе не меняют. Была заявлена Лубянка – значит, Лубянка. Я всех звал туда и не пойти теперь сам не могу.

Поэтому, всех кто в силе, я также призываю пятого марта выйти на Лубянскую площадь.

При этом я предлагаю удерживаться от каких бы то ни было силовых действий. Не прорывать кордоны, не ввязываться в драки с нашисткой гопотой, не провоцировать ни тех, ни других. Выйдем и станем там, где сможем. Не надо драк. Это бессмысленно. По крайней пока власть первой не начнет давить нас танками.

http://starshinazapasa.livejournal.com/353068.html#cutid1

Владимир Голышев, публицист, драматург, блогер:

Момент истины, кстати

понятно, что три просраных месяца

понятно, что немцов, рыжков, пархоменко и прочие тёплые хлопцы ровно для этого и были внедрены (почему я не удивлён?)

но что дальше?

на Лубянку, похоже, прийдут далеко не только нацболы...

то есть, перед кинотеатром "Пушкинским" вполне может получиться "братская могила" для "политических мертвецов"

с кремлёвской агентурой всё понятно

и с Удальцовым, похоже, тоже

а Навальный?

http://golishev.livejournal.com/1913459.html

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Протест
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
22.9.2019 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Костюшко уже который десяток лет не могут поделить между собой поляки и прозападно настроенные белорусы. И те и другие славят его как борца с Россией, но не могут договориться, за что именно генерал бился. За единую Великую Польшу? Или всё же за присутствие в ней самостийного Великого Княжества Литовского в границах современных Литвы и Белоруссии?

20.9.2019 Юрий Нерсесов
Их нравы. Дело Устинова показало, что для Фёдорова, Клинцевича, Вассермана и журналистов от ФАН отдельный россиянин меньше, чем грязь под ногами. Даже если над кроватью висит портрет Путина с георгиевской ленточкой и часть скромной зарплаты тратится на лекарства для Донецка, будь готов прочесть, что ты американский шпион, наркоман и педофил, тащащий в койку собственных детей.

14.9.2019 Андрей Дмитриев
Credo. Классик отечественной литературы Андрей Платонов, 120 лет со дня рождения которого отмечается в эти дни, в середине 1930-х вдохновлялся личностью наркома путей сообщения Лазаря Кагановича и даже хотел писать о нём роман. Чем привлекал его железный Лазарь и почему замысел не был реализован?

14.9.2019 Ян Рулевский
Интервью. Нельзя забывать и об историческом проклятии Польши – находиться между германским и российским империализмами. Пилсудский хотел устоять перед ними. Россия, красная или белая, представляла опасность для нас, и маршал хотел сделать её поменьше за счёт создания самостоятельных республик. В то время как Путин не хочет независимости соседей. Он желает, чтобы они были как Финляндия при Брежневе, но у Польши другие амбиции.

10.9.2019 Андрей Дмитриев
Правильные выборы. Александр Беглов будет обладать наименьшей легитимностью среди прочих градоначальников Северной столицы за последние 30 лет. Владимир Бортко утопил левые иллюзии. Либеральная оппозиция провалилась с «умным голосованием». Правда ли, что на губернаторских выборах в Петербурге проиграли все?

4.9.2019 Жак Р. Пауэлс
Эхо истории. Сегодня на континенте вторым языком был бы не английский, а немецкий, а в Париже модники прогуливались бы по Елисейским полям в австрийских кожаных штанишках. Польша не существовала бы; поляки были бы «недочеловеками», крепостными «арийских» поселенцев в германизированном Остланде, простирающемся от Балтики до Карпат или даже Урала.

4.9.2019 Андрей Дмитриев
Правильные выборы. Снявшийся с голосования «труп» Бортко показал, что и конкуренты-то в лучшем случае, скажем так, полутрупы, и всё действо под названием «выборы губернатора Петербурга – 2019» происходит в своеобразном морге. И за этот сброс покровов режиссёру, наверное, стоит сказать «браво».

19.8.2019 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Клип «Архангел Михаил» вполне пригоден для переработки в крутой блокбастер, финальные титры которого пойдут под замечательную фронтовую песню «Огонёк» со слегка изменёнными словами: «И спецназовца русского/Чайкин сын продаёт/За швейцарскую родину/И за банковский счёт». Идеальный исполнитель - звезда русского шансона Вика Цыганова.

18.8.2019 Андрей Дмитриев
Дружба народов. Складывается впечатление, что при наличии хороших отношений с Финляндией, особенно сравнительно с другими западными «партнёрами», российские официальные лица в СМИ периодически заискивают перед северными соседями, зачастую прямо искажая историю в угоду текущей политической конъюнктуре. Получается этакий застенчивый патриотизм с мазохистским уклоном.

15.8.2019 Андрей Дмитриев
Протест. Поколение конца девяностых – середины нулевых годов рождения, которое выросло при Путине и другой власти не видело, для этой самой власти фактически потеряно. В общем, при сохранении текущих тенденций лужа, в которую село в ходе протестов московское начальство, к моменту транзита власти в 2021 и 2024 годах может существенно разрастись, поглотив Смольный, а то и Кремль.