АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Вторник, 30 мая 2017 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Говорит Ким Ир Сен
2012-04-15 Андрей Балканский
Говорит Ким Ир Сен

В российских СМИ уже появлялись интервью с историческими деятелями прошлого, например, с Иосифом Сталиным и Адольфом Гитлером. Сегодня – в день столетия основателя и вечного Президента Корейской Народно-Демократической республики Ким Ир Сена – «АПН Северо-Запад публикует беседу с этим великим человеком, которую подготовил и предоставил редакции автор его биографии в серии «Жизнь замечательных людей» историк Андрей Балканский. Интервью носит документальный характер и почти целиком состоит из цитат, взятых из воспоминаний, речей и интервью Ким Ир Сена. Как основной источник использованы 8-томные мемуары «В водовороте века» и 44-томное собрание сочинений героя публикации.

- Уважаемый Президент! Ваше столетие в этом году совпало с празднованием православной Пасхи. Говорят, что Ваши родители были христианами. Так ли это? И каково Ваше отношение к христианской религии в целом?

- Когда я был ребенком, моя мать Кан Бан Сок иногда брала меня с собой на богослужения в пресвитерианскую церковь в Сонсане, неподалеку от нашего родного Мангендэ. Но мне довольно скоро надоело смотреть на религиозные обряды, такие строгие, несоответствующие душевному миру детворы, слушать однотонные проповеди пасторов. И редко стал я посещать церковь. Отец Ким Хен Чжик с точки зрения идеологии был атеист. Хотя много соприкасался с верующими, хорошо знал Библию и даже умел играть на органе. И я не попал под религиозное влияние, но получал большую помощь от христиан в человеческом отношении. Вместе с тем и я сам оказывал на них идеологическое влияние.

Я думаю так: христианский дух – носители его желают, чтобы люди земного шара жили в мире и согласии, - и моя идеология, ратующая за самостоятельную жизнь человека, не противоречат одно другому.

Среди христиан Кореи было много замечательных патриотов, отдавших себя целиком делу движения за независимость. При молитве они молились о Корее, при обращении к «богу небесному» просили облегчить несчастье обреченной на гибель страны. Их чистосердечная вера всегда сходилась с патриотическим чувством, их мечта о создании мирного, дружного и свободного рая всегда вила себе гнездо в патриотической борьбе за возрождение страны.

Что же касается Русской православной церкви, то я с уважением отношусь к вере, которую исповедуют русские люди. В знак этого уважения и дружбы между нашими народами товарищ Ким Чен Ир распорядился построить в Пхеньяне церковь Святой Троицы, которая была освящена, и сегодня там регулярно проходят богослужения.

- Кто был для Вас самым дорогим человеком в жизни?

- Это моя незабвенная супруга Ким Чен Сук. Мы познакомились и узнали друг друга в ходе революционной борьбы, когда в 30-е годы вели боевые действия против японских оккупантов в горах Маньчжурии, разделяя горести и радости партизанской жизни в горах Пэкту, стали друзьями и товарищами, спутниками на всю жизнь.

Ким Чен Сук не раз выручала меня из беды. Она всегда была готова собою защитить меня. Когда мы вели бой в глуши Дашахэ, вокруг меня создалась буквально критическая обстановка. Группа врагов незаметно подкрадывалась ко мне. Однако я, всецело занятый командованием боем, не замечал, что творится вокруг.

Если бы не Ким Чен Сук, в тот день не миновать мне большой беды. Защищая меня своим телом, она метко стреляла, уничтожая всех врагов. Так я чудом избежал смерти. И такие случаи бывали не один и не два раза.

Такова преданность женщин. Был даже случай, когда я невольно рассердился из-за этой необыкновенной преданности Ким Чен Сук. Как-то зимой она выстирала мою одежду и высушила ее на своем теле. Увидев ее, совсем посиневшую от холода, я почувствовал, как на глаза наворачиваются слезы. Так что можно сказать, что она своим телом прикрывала меня от пуль, защищала от снега и дождя, оберегала от простуды.

В человеческой жизни есть любовь разного рода – любовь между супругами, между влюбленными, между учителем и учеником, между товарищами и так далее. Но самое главное в любви, я думаю, - это самоотверженность.

Только такая самоотверженность, когда человек готов идти и в огонь и в воду, подняться на эшафот и броситься в ледяную прорубь ради того, чтобы любимый человек не был голоден, хотя голоден он сам, не был болен, хотя он сам и болен, не чувствовал холода, хотя он сам дрожит от холода, - только такая самоотверженность может породить самую прекрасную, самую благородную и искреннюю любовь.

Ким Чен Сук рано ушла от нас, когда ей лишь миновал 30 лет. И если говорить о наследии, оставленном ей нам, то это будет то, что она вырастила Ким Чен Ира, то есть дала партии и Родине будущего руководителя. Вы говорите, что я воспитал из него своего преемника, но на деле основа этого была заложена Ким Чен Сук. В этом ее самая большая заслуга перед революцией.

- В начале 40-х годов вы со своим партизанским отрядом перешли в Советский Союз, где с перерывами на рейды на занятую японцами территорию находились до осени 1945 года на учебной базе. Расскажите, какие впечатления остались у Вас от пребывания в СССР?

- В ноябре 1940 года я пересек советско-маньчжурскую границу для участия в совещании, созванном Коминтерном. Прибыл в Хабаровск, а там снегу по колену, трескучий мороз. Нам, рыцарям тайги, все выглядело сказкой. Ни выстрелов, ни грабежей, ни голода. Мирные проспекты, счастливые лица прохожих, свободная речь, бодрые шаги… Все это было пульсом той жизни, которую мы представляли себе как идеал.

В СССР мы находились на военной учебной базе. Когда началась Великая Отечественная война, мы считали беды советского государства и народа своими собственными. Многие наши бойцы и командиры просили послать их на западный фронт, где советские войска переживали трудные моменты.

В биографических справочниках многих стран говорится, что я, командуя большой войсковой частью, состоящей из корейцев, принимал участие в битве под Сталинградом и совершил подвиги, за которые награжден орденом Красного Знамени. А в иных источниках говорится, что участвовал я и в берлинской операции, где воевал в штурмовых частях.

Правда, я действительно награжден правительством Советского Союза орденом красного Знамени (в приказе о награждении от 30 августа 1945 года указано: «за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с японцами на Дальнем Востоке и проявленные при этом доблесть и мужество»), но я не принимал участия ни в Сталинградской битве, ни в берлинской операции. Не знаю, откуда получали такую информацию авторы этих справочников. Но они невольно показывают, что наша учебная база горела страстным желанием участвовать в войне.

Советские люди были нашими братьями. Помню, как мы вместе отмечали праздник победы. Советские солдаты и офицеры пировали, всю ночь они не спали. Кажется, тогда они выпили все спиртное, которое имелось на интендантском складе. За одну ночь иссяк и весь спирт медпункта. Вообще русские пьют много. От радости, вызванной победой, все – и русские, и корейцы, и китайцы – пели и кружились в танцах.

Я с теплотой вспоминаю то время. Помню, как мы катались на лодке по Амуру. Это была одноместная лодка, называли ее «Амурочкой». Прекрасно умели ей пользоваться нанайцы. Наши бойцы соревновались в поездках на ней в Хабаровск. Веслом при этом надо грести только одним. Не могу забыть Амур…

- Кого из советских политических и военных руководителей, с которыми Вам приходилось общаться в то время, Вы бы могли особо выделить?

- В первую очередь нужно назвать секретаря ЦК ВКП(б) Андрея Жданова и генерала Терентия Штыкова. Я встречался со Ждановым ним в Москве летом 1945 года. Жданов спросил, в какой форме помощи нуждается корейский народ в борьбе за государственное строительство после освобождения. Я ответил ему: «Советский Союз вел войну с Германией в течение четырех лет, а впереди большая борьба с Японией. Где вы найдете силы, чтоб помочь нам? Если нам окажут помощь, спасибо за нее, но мы хотим по возможности своими собственными силами построить свою страну. Это, конечно, трудно, но все же считаю, что такой подход правильнее для перспективы на будущее. У нас в стране в ее истории существовало низкопоклонство, что служило причиной гибели страны, и в строительстве новой Кореи ему не место. Мы ни в коем случае не хотим, чтобы был нанесен ущерб от него – такова наша решимость. Мы надеемся на политическую поддержку Советского Союза и хотели бы, чтобы Советский Союз впредь активно поддерживал нас на международной арене и прилагал усилия, чтобы корейский вопрос был решен в соответствии с интересами и волей корейского народа».

Жданов остался доволен моим ответом. «Недавно, - произнес он, - гость из одной из стран Восточной Европы, встретившись со мной, обратился со словами, что его страна, экономически отсталая да к тому же сильно пострадавшая от войны стоит перед большими трудностями, поэтому хорошо, если бы Советский Союз оказал ей помощь как старший брат. Какой это контраст с вашей позицией! Не знаю, такова ли разница между Востоком и Западом, между краем, где восходит солнце, и краем, куда оно заходит».

Последние его слова, были, разумеется, шуткой. Жданов обещал, что доложит Сталину о встрече со мной. И после этого мы не раз встречались, у нас завязались глубокие дружественные отношения.

Жданов был выдающимся партийным деятелем. Когда в области советской литературы и искусства после Второй мировой войны дали о себе знать тенденции к космополитизму, Жданов пошел в среду писателей, деятелей искусства, народа и подчеркнул необходимость решительно бороться против этих тенденций.

Дружба со Штыковым, завязавшаяся на Дальнем Востоке, продолжалась и потом. Штыков много сделал для решения корейского вопроса. Будучи главой делегации советской стороны в советско-американской комиссии, созданной по решению Московского совещания министров трех стран, он вел активную дипломатическую деятельность, целью которой было воссоединение Кореи и ее самостоятельное развитие. Потом он был первым послом СССР в КНДР.

Из советских военначальников мы тепло общались с маршалами Кириллом Мерецковым и Родионом Малиновским. Мерецков оказывал нам всяческую помощь в работе. Будучи командующим Приморским военным округом, он порой бывал в Пхеньяне, и каждый раз при этом посещал в первую очередь не командование советских войск, а мой дом. Однажды Мерецков приехал в Пхеньян вместе с маршалом Малиновским. Командующий советскими войсками в Корее хотел было проводить их в специальную гостиницу для иностранцев. Но они, отказавшись от этого, посетили мой дом, говоря, что они пришли в гости к товарищу Ким Ир Сену и попросят его супругу вылепить для них пельмени… Оба были люди большой души, были очень просты. Однако Ким Чен Сук не на шутку растерялась: ведь гости нагрянули без всякого предупреждения! Малиновский предложил: «Ну что ж, давайте полакомимся, чем бог послал. Товарищ Ким Ир Сен человек занятый, нечего его ждать. Его предупредили, что мы летим в Пхеньян, но, видать, ему некогда было приехать на аэродром. И дома его нет — значит, он занят по горло». Они попросили корейского куксу, «корейского хлеба»…

- Какова Ваша оценка личности Иосифа Сталина и его деятельности?

- После Октябрьской революции народ Советской страны за кратчайший срок смог превратить ее в мировую державу. Основной фактор успеха в том, что Ленин удачно подобрал своего преемника. Сталин, его верный соратник и ученик, всю жизнь был предан делу своего вождя.

После смерти Ленина Сталин перед гробом покойного дал клятву из шести заповедей. Стоя у руля революции и строительства социализма, он на практике до конца держал данное слово.

Если бы не было Сталина, Советский Союз не смог бы разгромить фашистскую Германию. Я часто смотрел советский художественный фильм о боях за оборону Москвы. Противник находился в 40 километрах, но Сталин провел в Москве военный парад, посвященный победе Октябрьской социалистической революции. Он эвакуировал в другие районы членов Политбюро ЦК партии и других руководящих работников, а сам остался в Кремле и продолжал командовать битвой. Так мужественно сражался Сталин, и советские люди уважали и поддерживали его. В дни войны бойцы советских войск шли в бой под лозунгами «За Сталина!», «За партию!», «За Родину!» и, наконец, вышли победителями из войны.

При Сталине партия продуманно направлялась. В то время развертывалась и усиленная борьба против космополитизма. В сталинские времена советский человек, если он получает в подарок хотя бы, например, авторучку от людей из капиталистических стран, должен был отдать ее государству.

При жизни Сталина все дела в Советском Союзе шли на лад. Хотя и он иногда допускал ошибки. Можно вспомнить о том, как в середине 30-х годов осуществлялось коллективное переселение проживающих на Дальнем Востоке корейцев в районы Средней Азии. Советские люди объясняли, что перемещение людей корейской национальности в Казахстан и Узбекистан – вынужденная мера, необходимая для обеспечения обороны страны. Но корейцев такое объяснение не устраивало. Услышав весть об этом, я тоже до глубины души испытал горечь народа, лишенного Родины.

- То есть с критикой культа личности, осуществленной Никитой Хрущевым, Вы не согласны?

- Советский Союз начал делать шаги к крушению с хрущевских времен. Хрущев после смерти Сталина, выступая, мол, против «культа личности», забросал Сталина грязью и очернил его заслуги, изгнал всех верных Сталину революционеров из состава Политбюро ЦК, даже исключил их из рядов партии.

Однажды после этого товарищу Рим Чхун Чху довелось посетить мавзолей Ленина на Красной площади в Москве. Там он случайно встретился с Молотовым, который тогда уже был снят с прежней должности. В то время Молотов, как мне стало известно, ему говорил: «Вам стоит обратить внимание на то, что произошло с КПСС. Вам ни в коем случае не следует идти курсом ревизионизма. Прошу вас достойно наследовать идее и дело своего вождя». Рим Чхун Чху, как он сам говорил, дал тогда себе ясный отчет в том, что неудачное решение вопроса о преемнике губит и партию, и революцию.

- А может быть, у Вас что-то личное к нему? Говорят, Никита Сергеевич не поехал в Пхеньян, хотя обещал, и Вы его ждали…

- Дело прошлое, неприятное, но надо вспомнить. В свое время Хрущев обещал посетить КНДР, и мы объявили это народу. Все коммунисты начали изучать его биографию и труды. Потом Хрущев поехал в Пекин. Я сказал ему, что через несколько дней жду его в Пхеньяне. Он ответил: «Я только что был в Штатах и после встречи с Эйзенхауэром не смогу дурно высказываться о США». Я не знал, что сказать нашим коммунистам…

Кроме того, при Хрущеве Советский Союз оказывал на нас сильное давление, убеждая нас вступить в СЭВ. Если наша страна вступит в СЭВ, говорили нам, то они разрешат нам использовать электроэнергию Братской ГЭС, что у озера Байкал. А я сказал: «Пользоваться электроэнергией Братской ГЭС мы не будем. В случае если в ходе использования нами той электроэнергии вы будете давать ее с перебоями, то наша экономика провалится. На деньги, которые потребуются для строительства высоковольтной передачи от Братской ГЭС до нашей страны лучше возвести у нас еще одну ГЭС». Теперь все яснее становится, что мы поступили абсолютно правильно, когда самостоятельно, не вступив в СЭВ, строили социализм при опоре на собственные силы.

- Вы заговорили о крахе Советского Союза. Расскажите подробнее, на Ваш взгляд, как получилось, что эта страна прекратила свое существование за несколько дней? Насколько велика тут вина Михаила Горбачева?

- Советский Союз скатился в болото ревизионизма после смерти Сталина. Там допускался бюрократизм, не велась работа с людьми, что является основой партийной работы. Не налаживалось идеологическое воспитание людей, и они интересовались только деньгами и вместо того, чтобы защищать ленинизм, лишь стремились загребать деньги. Люди не воспитывались на идеях социализма и коммунизма, знали только деньги, личные машины и дачи. Идейно-духовное состояние людей оказалось на таком жалком уровне, и они не могли видеть реакционность «нового мышления», автором которого был Горбачев. Суть этой концепции заключается в том, что теперь нет противника, поэтому надо идти рука об руку с империалистами. Когда под обманным лозунгом «нового мышления» Горбачев разглагольствовал о «гласности» и «перестройке», советские люди приняли их за чистую монету. В результате КПСС, в рядах которой насчитывалось 18 миллионов человек, в одно прекрасное утро разрушилась, а Советский Союз развалился. Знамя социализма, развевавшееся 70 лет, было брошено в грязь.

- А что Вы можете сказать о причинах падения социализма в странах Восточной Европы?

- Крушение стран Восточной Европы объясняется губительным низкопоклонством людей этих стран перед Советским Союзом. В прошлом, когда в СССР произносили «а», люди стран Восточной Европы повторяли то же «а», а когда первый произносили «б», последние вторили им – «б». Низкопоклонство людей бывшей демократической Германии перед Советским Союзом было до того губительным, что бытовали такие шутки: если в Москве шел дождь, то люди в той стране, пусть нет дождя в Берлине, ходили с зонтами. Партии стран Восточной Европы тоже допускали бюрократизм, не вели идейное воспитание членов партии и беспартийных трудящихся масс. Как следствие поражения социализма в Советском Союзе и в этих странах социализм шел к крушению.

И вот результат. Находясь в Москве в 1991 году, бывший лидер ГДР Эрик Хонеккер послал мне письмо, в котором он надеялся быть в нашей стране. И я был согласен с ним. Наш самолет улетел в Москву и там долго ждал посадки Хонеккера на борт, но россияне и немцы не разрешили ему приехать в нашу страну. Горбачев продал Хонеккера империалистам.

- В чем же преимущества Вашей «чучхейской» модели социализма?

- Основным принципом, которого необходимо придерживаться в строительстве социализма, является, коротко говоря, самостоятельность. Каждая страна должна строить социализм самостоятельно. У каждой из стран свои условия, обычаи и традиции, и каждая должна строить социализм по-своему. Иными словами, строить социализм надо в соответствии со стремлениями и требованиями самого народа.

Мы построили социализм нашего образца, отвечающий стремлениям и требованиям нашего народа. Поэтому в нашей стране этот строй одерживает победы и продвигается вперед, не отступая в любой самой сложной международной обстановке.

В нашей стране все люди, состоя в определенной политической организации, участвуют в ее жизни. Согласно курсу нашей партии на идеологическую революцию у нас энергично развертывались работы по повышению революционного сознания всех членов общества, по воспитанию их в духе традиций рабочего класса, по вооружению их коммунистическими идеями, идеями чучхе. В результате во всем обществе утвердилась атмосфера коммунистической жизни под лозунгом: «Один за всех, все за одного!»

Мы уже создали у себя прочную основу самостоятельной национальной экономики, так что способны строить свою жизнь, срывая любые попытки экономической блокады против нас. С древних времен корейцы думали о том, чтобы питаться белым рисом с мясным супом, одеваться в шелк, жить в домах с черепичной кровлей. Сейчас конечно нельзя сказать, что наш народ живет зажиточно, но каждый из нас живет уверенно и спокойно, не заботясь о питании, одежде и жилье.

Как-то мне пришлось беседовать с заместителем директора Института стратегических и международных проблем США и сопровождающими его лицами. «Ваша страна, США, - говорят, развитая капиталистическая страна, страна богатая, - сказал я в ходе беседы. – Наша же страна не столь уж богата. Зато все у нас живут одинаково хорошо. В Америке есть и бездомные, которые ночуют под открытым небом, и нищие, которые, собирая милостыню, родят по улицам. А вот в нашей стране нигде – ни в Пхеньяне, ни в провинции – не найдешь ни одного бездомного, спящего у дороги, ни одного нищего, просящего милостыню». Вот в чем состоит преимущество социализма нашего образца.

Сейчас знамя социализма несут наша страна, Куба и Китай. Своей стратегией «мирных перемен» Соединенные Штаты обрекли на провал все социалистические страны Восточной Европы. США затронули и Китай, но он ответил решительным отпором. Сейчас США не могу воздействовать на Китай.

Соединенные Штаты ждут вспышки социального хаоса в нашей стране. Но это бредовые мечты. Социализм нашего образца, построенный силами нашего народа, по его убеждениям, прочен. Наше общество - стабильно.

- А что скажете о критике и угрозах в адрес КНДР, раздающихся из США и Южной Кореи?

- Я сказал нашим сотрудникам: предупредите этих янки, что они ошиблись, посчитав нашу страну Ираком. Брань противника для нас лучше, чем его похвала. Если враги нас похвалят – значит, мы сдались. Стало быть, мы ни в коем случае не должны «заслужить» похвалу противника.

Южнокорейские власти лишены самостоятельности. Их можно сравнить с корейским головным убором «кат», который в древние времена корейцы носили на голове. «Кат» держится двумя шнурками. Их концы связывают под подбородком. Только так он и держится, не слетая с головы от ветра. Один из двух таких шнурков южнокорейской власти – это США, другой – Япония. Сейчас режим Южной Кореи держится на двух шнурках – США и Японии. Оборвется один из них – и этой «власти» суждено стать «катом» без шнурка.

- Как бы вы могли подвести итог своего жизненного пути? Какое из ваших достижений за почти 50 лет руководства страной вы считаете самым главным? И наоборот – чего добиться не удалось?

- Моя жизнь началась встречею с Двадцатым веком и шла вместе с ним, оставлявшим за собой невиданный в жизни человечества свой глубокий отпечаток и вызывавшим крупные перемены на политической карте мира. Она, эта моя жизнь, и есть в миниатюре история нашей Родины и нашей нации.

Я не считаю свою жизнь какой-то особой, исключительной. Гордиться мне достаточно лишь тем, что жизнь моя все целиком отдана на благо Родины и нации и что она проходила в одной судьбе с народом. Надеюсь, что мой опыт даст грядущим поколениям урок жизни и борьбы, откроют им истину, которая гласит: веришь в народ и опираешься на его силы – завоюешь все сущее, одержишь победу за победой, а повернешься к народу спиною, будешь им отвергнут – не избежишь поражения.

Что касается главного достижения, то я считаю им решение вопроса преемственности руководства в лице товарища Ким Чен Ира. В нашей стране эстафету революции приняли надежные руки, а ведь именно от этого вопроса зависит судьба социализма, как показывает нам печальный пример Советского Союза. Оценивая товарища Ким Чен Ира, я говорил, что для государства и народа он - верноподданный, а в семье - любящий верный сын, В принципе выражения «верноподданный» и «любящий» происходят из феодально-конфуцианских канонов. Но эти выражения нельзя считать плохими. Преданность государству, верность родителям – качества похвальные. Это признается всеми на свете.

Сожалею же лишь об одном – что не удалось увидеть дня объединения Родины.

- Как Вы оцениваете путь, пройденный Северной Кореей, за последние 18 лет, при Ким Чен Ире, а теперь уже и при Ким Чен Ыне?

- В 90-е годы вследствие распада социалистического лагеря и усиления международной блокады нашему народу пришлось пережить немало тяжких испытаний. Но, тем не менее, мы выстояли и вышли из них более закаленными. У нашего народа есть своя особая гордость. Несмотря на все трудности, мы успешно разработали ядерное оружие. Мы не сняли и никогда не снимем штаны перед американским империализмом. Пусть не надеются, что у них получится здесь то же, что в Югославии, Ираке и Ливии. Этого не будет.

Все последние два десятилетия разного рода «эксперты» распинаются о скорой смерти северокорейского социализма. Но мы живем. И вот уже моего сына во главе страны и партии сменил мой внук Ким Чен Ын, а корейская революция продолжает поступательное движение вперед. Я уверен, что мы выстоим и победим, мы построим могучую и процветающую социалистическую державу, потому что мы все делаем правильно.

Беседовал Андрей Балканский

На фото - Ким Ир Сен в форме генералиссимуса (это звание он получил в 1992 году к своему 80-летию)

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Интервью
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
24.5.2017 Юрий Нерсесов
Игры патриотов. Год назад в статье «Кукиш Мединского и Шойгу» дорогая редакция порадовала читателей небывалой щедростью вертикали власти. В программе патриотического воспитания молодёжи от правительства РФ появился пункт о финансировании слёта военно-патриотических клубов «Союз - Наследники Победы». На проведение сборов вертикаль выделила целый миллион рублей – без малого 5% необходимых расходов. Однако и он до адресата не дошел.

24.5.2017 Максим Макарычев
Эхо истории. Рамоне спросил Кастро: — А что будет после вашей смерти? Фидель абсолютно не смутился. — Наши враги не должны иметь никаких иллюзий. Я умру завтра, и мое влияние может расти. От нас останется пепел. А от кого-то сказка, которая будет жить в веках. Воин может погибнуть, но не его идеи.

22.5.2017 Юрий Нерсесов
Ревизионизм. Профессор кафедры международных финансов МГИМО Валентин Катасонов посвятил дарвиновской теории и её давно усопшему создателю целых три статьи на портале телеканала «Царьград ТВ». Все три статьи — краткое изложение демагогии и сплетен от сербского епископа Николая Велимировича, который научной аргументацией себя не утруждал ни разу. Случайно ли «Царьград» превозносит бегавшего от Гитлера к англичанам и обратно епископа? Конечно, нет!

1.5.2017 Густав Эрве
Арабский мир. Флаг партии: чёрное поле, белый круг посередине, в белом круге – красный «смерч» - вызывал соответствующие ассоциации. Известен случай, когда двое американских журналистов, приняв его за свастику, попытались сорвать партийный плакат и были изрядно побиты. Тем не менее партия с самого начала отрицала какое бы то ни было влияние на себя идеологии итальянского фашизма и немецкого национал-социализма.

27.4.2017 Максим Макарычев
Эхо истории. Считается, что друзья у человека появляются в молодости, как правило, до тридцати лет. Но у Кастро с возрастом, наоборот, возникали новые друзья-соратники. И это были латиноамериканцы с именем - Уго Чавес, Эво Моралес, Диего Марадона, боготворившие его. «Для меня он - бог» - так сказал знаменитый футболист о Фиделе Кастро.

22.4.2017 Лев Данилкин
Наш Ильич. Опять же с подвязанными зубами Ленин - совпадение? - проследовал мимо Шпалерной вечером 24 октября 1917-го по дороге в Смольный, едва свернув с Литейного моста; как раз где-то на пятачке, который он указал в качестве места встречи своей невесте, стоял пикет пелевинских юнкеров в «Хрустальном мире». Такого рода здания редко меняют свое назначение, и неудивительно, что теперь там находится «следственный изолятор центрального подчинения» СИЗО-3 ФСИН России.

20.4.2017 Максим Калашников
Apocalypse now. Сейчас модно ставить памятники всему и вся. Лично я бы воздвиг монумент ясновельможному кретинизму властей. Итак, прохлопав взрыв в метрополитене Санкт-Петербурга и банду, убившую двух полицейских в Астрахани, ФСБ обезвреживает террористов в Александровском районе Владимирской области (от Москвы до Александрова – 110 километров по Ярославскому шоссе на северо-восток).

19.4.2017 Бен Шрекингер
Щупальца олигархии. Центр еврейской общины Хабад Порт-Вашингтон на Лонг-Айленде в Манхассет-Бей расположен в приземистом кирпичном здании напротив автозаправки Shell и торгового комплекса. Это ничем не примечательный дом на ничем не примечательной улице, если не учитывать одну особенность. Через него пролегают самые короткие пути, связывающие Дональда Трампа и Владимира Путина.

19.4.2017 Юрий Нерсесов
Властители дум. Согласитесь, было бы несправедливо, объяви я алкашами всех ведущих «Эха Москвы» на том основании, что видел пьяного в хлам Быкова. Между тем он сам именно так и делает. Так куда весомее звучат дальнейшие рассуждения о России как огромном диком Калинове, где страдают интеллигентные зильбертруды. Как посмотришь на исхудавшего, бледного, замучавшегося скакать с презентации на банкет, да с телепередачи на фуршет автора – сразу веришь: чувак на последнем издыхании. Не щадя живота с печенью борется с фашизмом.

17.4.2017 Андрей Дмитриев
Полемика. Писатель и активист КПРФ Герман Садулаев опубликовал рецензию на написанную мной биографию Эдуарда Лимонова в серии ЖЗЛ. Начал за здравие: назвал книжку «учебником политической истории России и не только конца XX – начала XXI века и практическим руководством к политической жизни как таковой» и даже сравнил автора с Николаем Чернышевским. Однако под лестной обёрткой скрывается политический памфлет, направленный против национал-большевиков, в котором тов. Садулаев безбожно передергивает факты, бредит, а местами откровенно врёт. Разберёмся.
Reklama