АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Понедельник, 24 июля 2017 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
На нет и суда нет?
2007-06-08 Борис Вишневский
На нет и суда нет?

Прокуратура Адмиралтейского района ответила поэту Борису Лихтенфельду, которого после «Марша несогласных» 15 апреля избили омоновцы (с серьезным повреждением колена Борис пролежал неделю в больнице). Ответ на жалобу на неправомерные действия сотрудников милиции таков: в возбуждении уголовного дела отказано «ввиду отсутствия события преступления». По мнению прокуратуры, омоновцы, избившие Бориса Лихтенфельда, действовали в рамках федерального закона «О милиции» и не превышали своих должностных полномочий.

Точно такой же ответ получил и журналист из «Новой газеты» Алексей Дьяченко – ему также нанесли травму после окончания митинга, причем его единственным «нарушением» было то, что он пытался фотографировать омоновский автобус. Но и в этом случае прокуратура отказывается возбуждать уголовное дело «за отсутствием события преступления».

Ну не было «события» - и все тут. Травмы есть – а события нет. Да, собственно, никакое это не событие вовсе: подумаешь, избили очередного оппозиционера или писаку из «неправильной» газеты.

И вообще, разве у «врагов России», «маргиналов» и «экстремистов», коими питерский губернатор г-жа Матвиенко считает всех, несогласных с ее политикой, могут быть какие-то «права»?

Но что же написано в законе «О милиции»?

Цитируем статью 13: «сотрудники милиции имеют право применять физическую силу, в том числе боевые приемы борьбы, для пресечения преступлений и административных правонарушений, задержания лиц, их совершивших, преодоления противодействия законным требованиям, если ненасильственные способы не обеспечивают выполнения возложенных на милицию обязанностей».

В статье 12 написано, что при применении физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия сотрудник милиции обязан «предупредить о намерении их использовать, предоставив при этом достаточно времени для выполнения требований сотрудника милиции, за исключением тех случаев, когда промедление в применении физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия создает непосредственную опасность жизни и здоровью граждан и сотрудников милиции, может повлечь иные тяжкие последствия, или когда такое предупреждение в создавшейся обстановке является неуместным или невозможным», «стремиться в зависимости от характера и степени опасности правонарушения и лиц, его совершивших, и силы оказываемого противодействия к тому, чтобы любой ущерб, причиняемый при этом, был минимальным», и «обеспечить лицам, получившим телесные повреждения, предоставление доврачебной помощи и уведомление в возможно короткий срок их родственников».

Наконец, есть еще статья 14, где написано, что «запрещается применять специальные средства (то есть, дубинки, слезоточивый газ, и так далее) в отношении женщин с видимыми признаками беременности, лиц с явными признаками инвалидности и малолетних, кроме случаев оказания ими вооруженного сопротивления, совершения группового либо иного нападения, угрожающего жизни и здоровью людей, а также при пресечении незаконных собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций ненасильственного характера, которые не нарушают работу транспорта, связи, организаций».

Каждый, кто был 15 апреля на «Марше несогласных», прекрасно знает, что «работу организаций» его участники не нарушали.

Работа связи и транспорта действительно была нарушены – но исключительно усилиями правоохранительных органов, блокировавших работу мобильных телефонов, и перекрывших на долгие часы движение в районе Пионерской площади.

Никаких «правонарушений» участники «Марша» не совершали, а милиция не выдвигала к ним никаких «законных требований», которые они якобы «не выполняли».

Никого из тех, кого избили омоновцы, они не «предупреждали о намерении использовать физическую силу», и тем более – не давали «достаточно времени для выполнения их требований»: они начинали бить без всяких разговоров.

Наконец, «опасность для жизни и здоровья» омоновцам явно не угрожала: неужели пенсионер Лихтенфельд мог покалечить кого-то из экипированных, что называется, до зубов, омоновцев? Или журналист Дьяченко им представлялся таким страшным? Или Ольга Цепилова из «Яблока», которую ударили дубинкой по лицу, нанеся ей тяжелые травмы (кстати, рассмотрение ее жалобы прокуратура всеми силами затягивает, несмотря на два перелома (носа и скулы) и сотрясение головного мозга, подтвержденные медицинскими документами, а также показания свидетелей)?

Заметим: статья 23 все того же закона «О милиции» освобождает сотрудников милиции от ответственности за «моральный, материальный и физический вред, причиненный правонарушителю применением в предусмотренных настоящим Законом случаях физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия» только в одном случае: «если причиненный вред соразмерен силе оказываемого противодействия». Условно говоря, если бы кому-то из омоновцев сломали бы ногу или ударили дубинкой по лицу – его ответные аналогичные действия не влекли бы за собой ответственности. Но ведь этого, что называется, и близко не было!

Трудно предположить, что в прокуратуре Адмиралтейского района не читали процитированного закона. Или не понимают, как надо его применять. И тем не менее, там «не видят» никаких «событий преступления» в избиении ни в чем не повинных граждан, полагая, что ОМОН вел себя правомерно.

Это – не первый случай: уж, сколько было аналогичных жалоб – но кажется, ни разу ни один сотрудник органов, именующихся «правоохранительными», не был привлечен к ответственности. Сколь убедительными не были бы доказательства. В крайнем случае, гражданам отвечают, что да, мол, их избили – но это были некие «неустановленные лица». Оборотни в погонах, понимаешь. Они же не представлялись, перед тем, как начать бить (между прочим, закон требует от милиционеров представляться гражданам, предъявляя к ним какие-либо требования)? Значит, и найти их не представляется возможным. Опознать омоновцев по фотографиям крайне трудно – для этого у них специальные шлемы и «забрала» с затемнением. А на нет, что называется, и суда нет…

Почему так происходит? Да потому (кто хочет – пусть предложит боле убедительную гипотезу), что имеет место неукоснительное распоряжение с самого «верха»: право насилия в отношении мирных граждан, выступающих против властей, не должно быть ограничено ничем. Что ОМОН заранее проинформирован: что бы не творили – наказания не будет. Ведь те, кто должен решать вопрос о наказании, являются не более, чем «винтиками» той же самой системы, и повязаны круговой порукой. И должны не допустить создания ни одного прецедента, когда каратели будут наказаны за то, что выполняли приказ начальства.

Собственно, это очень старая практика: те, на кого все больше и больше опирается полицейский режим, должны иметь гарантии безнаказанности – иначе не защитят хозяев в трудную минуту.

В свою очередь, невозможность привлечь к ответственности карателей должна показать гражданам, что выступать против властей – чревато. Ведь, если гражданам не дают провести даже оппозиционные митинги и шествия без риска для здоровья, то уж тем более им не позволят сменить власть.

Все акции «устрашения», которые проводятся с нарастающей жестокостью, направлены на то, чтобы число участников акций оппозиции ни в коем случае не росло. Ведь если на улицу вышло сто человек – над этим можно посмеяться. Вышла тысяча или две – можно разогнать. Но если вышло сто тысяч – тут уже не поможет никакой ОМОН…

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Права человеков
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
11.7.2017 Александр Сивов
Failed state. Сколько зарабатывают самые образованные и удачливые граждане Украины, выезжающие в ЕС? Тайна сия велика, и её старательно охраняют. Поскольку я сам в своё время работал в Брюсселе на строительных халтурах, иногда вместе с выходцами из Западной Украины, Молдавии, Румынии и России, раскрою это страшный секрет.

8.7.2017 Юрий Нерсесов
Русофобия. Посетив Варшаву и встретившись с президентом Польши Анджеем Дудой, его американский коллега Дональд Трамп уделил особое внимание перечислению грехов, в которых перед поляками должны каяться клятые москали. Вспомнил и установление коммунистического режима, и вторжение Красной Армии в 1920 году (о захвате поляками перед этим Киева и Минска ни слова) и конечно отказ поддержать Варшавское восстание 1 августа 1944 года.

6.7.2000 Владимир Антонов
Эхо истории. В 1947 году возвратившийся из Синьцзяна генерал-майор Эйтингон был вновь назначен заместителем генерал-лейтенанта Судоплатова, возглавлявшего отдел МГБ СССР по диверсионной работе за границей. В послевоенные годы ему пришлось принимать самое непосредственное и активное участие в разработке и реализации оперативных мероприятий, в частности по ликвидации литовских националистических бандформирований.

6.7.2017 Юрий Нерсесов
Их нравы. Уголовное дело против генерального директора «Почты России» Дмитрия Страшнова до слёз огорчило журналистку подкремлёвского сайта «Взгляд.ру» Ирину Алкснис. Ну выписал эффективный менеджер государственного предприятия себе премию в 95,4 миллиона казённых рублей, и чего? Если и нарушил чуток закон, то всё равно моральное право имеет!

29.6.2017 Максим Калашников
День грядущий. Бомонд повторяет, причем в ухудшенном варианте, все ошибки Брежнева. А это значит, что нас впереди неминуемо ждет весьма опасный, критический момент. Переход кризиса экономического в кризис политический. И в этот момент только от нас вами, простых людей, будет зависеть судьба страны.

20.6.2017 Юрий Нерсесов
Пропагандоны. Бандит Дуг Бэдмен из комического вестерна «Лимонадный Джо» едва не совершил непростительную ошибку, решив стать честным человеком. «Мой бизнес требует людей разных дарований. - Вовремя разъяснил ему папа-миллиардер. - Преступник ли, праведник ли, мы все одна семья!» Президент России Владимир Путин не глупее старика Бэдмена и в его мозгопромывочном тресте задействованы носители всех основных политических учений.

18.6.2017 Сергей Лебедев
Эхо истории. Действия Гомулки вызвали в Польше бурный народный подъем. На некоторых транспарантах писались три даты – 11 ноября 1918 (восстановление независимости Польши), 9 мая 1945 года (завершение Второй Мировой войны освободившей Польшу от гитлеровцев), 19 марта 1968 года (начало освобождения Польши от сионистов). В итоге однако всё это вызвало широчайший резонанс в мире и сыграло роковую роль в судьбе Гомулки и социалистического строя в стране.

9.6.2017 Кирилл Пургин
Дефективный менеджмент. Каждый, кому доведется отправиться из Санкт-Петербурга в направлении Приморска (до начала XIX в. – Бьёрке, потом Койвисто) имеет уникальный шанс прийти по итогам этой поездки к одной окончательной и бесповоротной уверенности: губернатору Ленинградской области Александру Дрозденко следует при жизни поставить памятник за сохранение исторического наследия северных районов подведомственного региона. По крайней мере - в части дорог.

7.6.2017 Юрий Нерсесов
Национал-предатели. Долги по зарплате достигли 69 миллионов гривен, остатки трудового коллектива, переведённого на однодневную (!) рабочую неделю митинговали и разбегались. Казалось, ещё немного и «Южмаш» рухнет окончательно, но это только казалось. Кто же пришёл на выручку бывшим днепропетровцам? Правильно, клятые москали!

5.6.2017 Юрий Нерсесов
Их нравы. Ложь и лицемерие кремлёвцев, начиная с главы государства, медленно, но неуклонно разъедают общество с неизбежным финалом. Когда в марте 1917-го, в российской армии отменили обязательное причастие, причащаться перестали 80% православных воинов, а когда в 1991 году членство в компартии из средства карьеры превратилось в обузу, 18 миллионов членов КПСС побросали партбилеты. Точно так же легионы путинских ханжей позабудут о своём высоколиквидном патриотизме, как только перестанут получать с него дивиденды.
Reklama