АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Вторник, 9 марта 2021 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Северный Вавилон
2007-06-26 Андрей Коршунов
Северный Вавилон

На прошлой неделе в Петербурге прошел Градостроительный Совет, на котором обсуждался – давно уже ставший скандальным – проект «газоскреба». Обсуждение это ознаменовалось небольшим скандалом: практически все архитекторы, принявшие участие в совете, высказались либо за перенос строительства куда подальше, либо за снижение высотной планки. 400 метров для Охты – это все-таки слишком много. Представителей Газпрома и фирмы-подрядчика это нисколько не смутило, они выпустили пресс-релиз, в котором утверждали, что петербургские архитекторы.... одобрили законопроект. Впрочем, вокруг Охта-Центра за последние два года и чиновники, и бизнесмены уже нагромоздили такие горы откровенного вранья, что пора бы уже подвести промежуточные итоги.

 

Уроки истории

История повторяется дважды. Первый раз в виде трагедии, второй раз для тупых, писал один известный юморист.

В Петербурге к высотному строительству всегда относились с изрядным подозрением. Так, современники немало претензий высказывали к Исаакиевскому Собору, впрочем, это скорее связано со сроками строительства. После сдачи объекта несогласных с Монфераном, кажется, уже не было. Позже дискуссию в обществе вызвало строительство особняка Зингера. Впрочем, все это мелочи. По-настоящему архитекторы напугали петербуржцев только после революции. Тогда в 1932 году в стране Советов появилась идея возвести памятник Ленину в Ленинградском торговом порту. Высотой в 130 метров над уровнем моря. Пару лет спустя решили строить и первый в СССР небоскреб. Опять же в Ленинграде. На Московский, 122 должны были переехать из Смольного городские власти. Помешала война. Вот уж не было бы счастья, да несчастье помогло. После Победы в СССР действительно появились небоскребы, но не в Ленинграде, а в Москве.

Позже, в 70-х годах в нашем городе также появились высотки, вот только возводить их предпочитали подальше от центра. Первыми стали 22-этажные дома у Площади Победы, потом похожие проекты были осуществлены на набережной Смоленки. Впрочем, по московским меркам (не говоря уже о Нью-Йорке и Токио), это даже не небоскребы... а так, обычные многоэтажки.

Впервые самый настоящий небоскреб в Петербурге решили построить уже после развала Союза. Причем, занимался этим скандально известный «XX трест». Сергей Никешин (ныне депутат ЗакСа от «Единой России») планировал воткнуть башню «Петр Великий» в устье Смоленки. И понеслась.... Общественность писала гневные письма, газеты изливали желчь на первые полосы, Дмитрий Лихачев публично выступал против строительства. И, похоже, авторы идеи именно на такую реакцию и рассчитывали. Потому как кредит они получить успели, а небоскреб построить им не дали. Все, кажется, остались довольны.

То, что сегодня происходит с «газоскребом» очень напоминает ту, начала 90-х годов, историю. Может быть, в этом-то весь и смысл? Вложить денег (не своих, казенных), а уже потом отказаться от планов строительства «под давлением общественности»...

В Петербурге очень выгодно не строить.

 

Как завиралась власть

А завиралась она очень грубо. Надо напомнить, что сначала речь шла о том, что Газпром за свой счет (!) построит в Петербурге небоскреб и будет там жить. Потом – вдруг! – оказалось, что Газпром вообще пока не планирует переезжать в Петербург, а пропишется у нас дочерняя фирма «Газпром-нефть».

Затем грянула новость: город поможет Газпром-нефти построить башню. Напополам. Половину средств вложит стратегический инвестор, вторую – возьмут из казны.

Еще чуть позже мы узнали, что город и вовсе будет строить все за свой счет (возвращая налоги, которые Газпром-нефть заплатит в петербургский бюджет), при этом сумма уплаченных налогов считалась коммерческой тайной, а на строительство надо было начислить около 60-ти миллиардов рублей. Вопреки бюджетному кодексу и здравому смыслу.

А однажды, на заседании городского парламента, депутаты и журналисты с удивлением узнали, что, помимо башни, город построит также и жилье для сотрудников Газпрома.

Это какой-то совершенно сказочный инвестор. Вы только представьте. Приходит к вам, скажем, на дачу бизнесмен и предлагает: давай на твоей земле построим, предположим, кафе, а я тебе буду отчислять каждый месяц столько-то денег. Сам все построю, за свой счет... Сплошная выгода! Через месяц, этот же делец предлагает вам строить уже 50/50. Еще через месяц – самому, но в счет будущих отчислений. Потом ему – оказывается – нужен еще личный особняк на вашей земле.

Это не бизнес. Это называется - разводка.

Ну, и напоследок, нас долго кормили враньем про высотность. Сначала речь шла про 300 метров. Затем, чиновники Смольного хором публично удивлялись: чего это обсуждается 300 метров, когда никакая высота еще не согласована. Многие борцы с газоскребом тогда наивно решили, что городская администрация сдала назад, но ошиблись. Оказалось, что речь идет об увеличении высотности.

 

Стойкий оловянный чиновник

В итоге Газпром-Сити умер. Да здравствует «Охта-центр»! Город строит себе нечто развлекательно-торговое в Красногвардейском районе, Газпром-нефть возводит там же себе башню. В любом случае, это лучше, чем планы Смольного заняться благотворительным строительством в пользу инвестора. Общественность может ликовать – хоть какие-то цели достигнуты. Осталась только высота...

Интересно, что после всех скандалов вокруг небоскреба, после митингов, пикетов, после предвыборной кампании «Яблока» построенной на неприятии «газоскреба» (успешной настолько, что партию пришлось снять с выборов), после того, как уж президент Путин вынужден был промямлить нечто совсем невразумительное насчет этой высотки.... после всего этого за 400 метров выступают совсем немного людей и уж тем более чиновников.

Если вы заметили, то в последнее время в поддержку газоскреба от лица Смольного высказывается преимущественно вице-губернатор Александр Вахмистров. Наш стойкий оловянный строитель – один из немногих чиновников, которому удалось удержать свое место после ухода из Смольного Владимира Яковлева, несмотря на протесты обманутых дольщиков, к слову.

Господин Вахмистров имеет вес в строительных кругах. Еще бы – он и сам вышел из этого бизнеса, а его жена – Ольга Вахмистрова – и по сей день является соучредителем ЗАО «МОНОЛИТ», которое входит в крупный строительный холдинг.

Неудивительно, что Александр Вахмистиров принимает сегодня удар на себя. Он в Смольном отвечает за градостроительство и в силу профессии фактически лоббирует интересы петербургских строительных компаний. Будет башня – будут заказы, подряды, деньги...

В принципе, вице-губернатору по должности положено мечтать снести весь исторический центр и понастроить там – чем выше, тем лучше. Он, может быть, и хороший человек, просто работа такая, знаете ли.

Я не придумываю, честное слово. Просто чиновникам свойственно иной раз проговариваться. Вот пожалуйста, совсем недавно на заседании Градостроительного Совета:

По словам Александра Вахмистрова, «большая высота сложилась из двух соображений: эстетики и большой социальной нагрузки — задание города». Господин главный градостроитель, вас никто за язык не тянул. Стало быть: «задание города» и «социальная нагрузка» определили высоту. Ну, ясное дело – не аптеками и школами забьет Газпром свои 400 метров к небу.

Социальную нагрузку вытянут на своих широких плечах петербургские строители – заказы, подряды... впрочем, я повторяюсь.

А про эстетику лучше не надо. Потому что строитель – опять же в силу профессиональных предпочтений – о красоте не думает, за эстетику отвечает архитектор. А архитекторы (и наши, и зарубежные) в один голос твердят, что 150 метров для этой территории – предел. Исключение составляет только фирма-проектировщик, но ее понять как раз можно.

Проговаривается Александр Вахмистров постоянно. Вот, например, он заявляет, что бояться того, что весь город застроят небоскребами не стоит – башня Газпрома останется уникальным проектом. А чуть позже говорит, что Петербургу нужен целый ряд новых высотных доминант, по типу сталинских высоток в Москве. А потом добавляет, что в город приходит целый ряд крупных инвесторов федерального масштаба, и всем им надо где-то размещаться.

Это вот все вместе как понимать?

Совсем потеряв голову, господин Вахмистров отчаянно бросил как-то: если высота небоскреба будет снижена, то Газпром уйдет из проекта.

Это очень забавно. Потому что, во-первых, Газпром таких опрометчивых заявлений не делал. А во-вторых, все, кажется, прекрасно понимают, что Газпром будет делать «что велено». Фирма, наверняка, несамостоятельно принимала решение регистрироваться в Петербурге. И не Газпрому решать в конечном итоге – уходить или нет из города.

Господин Вахмистров все это прекрасно понимает – не глупый ведь человек – но... должность опять же обязывает. Обязывает иной раз нести и совсем уж заведомую чушь.

«Мы должны сделать прорыв, – заявил как-то вице-губернатор напоминая, что башня строится на месте крепости Ниеншанц (вот уж лучше не напоминали бы, господин чиновник, что собираетесь уничтожить археологический памятник),- «Газпром как-будто уловил что-то свыше» - добавляет Вахмистров.

Конечно уловил, господин вице-губернатор! Кто там у нас выше Газпрома? Посылает сигналы...

Весь этот сумбур, кстати, вполне возможно, показывает, что аргументы у Смольного в пользу 400-метровой башни кончились. Газпром также не лезет с комментариями, предпочитая давать слово фирме-проектировщику.

Вот и получается, что поддерживают проект газоскреба только чиновник которому по должности положено, и компания, заинтересованная в строительстве материально.

Впрочем, есть еще депутат Гольман – тоже бывший строитель - как же! – корпроративные интересы превыше всего. Строители поддерживают. Даже председатель Комитета по Культуре Николай Буров... О! Этот отличился особенно, грех не процитировать:

«Что 300, что 500 метров, что 1,5 километра. Я не очень представляю, какую ось исторической части города может испортить башня, но то, что шпилей у нас и высотных доминант не хватает – это точно».

Вообще-то есть в искусстве (да, и в жизни) такая штука как осознание пределов своей компетентности. Так, например, писатель не возьмется с бухты-барахты комментировать картины, художник – балет, а режиссер – архитектуру. Чтобы просто на смех не подняли свои же коллеги. Впрочем, Николаю Бурову этого можно не опасаться – все-таки главный по культуре в Санкт-Петербурге.
Вот и все сторонники, если честно. Люди, которым это выгодно, и примкнувший к ним «культурный чиновник».

И все?

И все.

 

На поиски выгоды!

А может быть мы не правы? Может – нужен Петербургу небоскреб, стратегический инвестор, и надо нам положить на этот буржуйский ЮНЕСКО и строить-строить-строить...

Главное, чтобы деньги были!

С деньгами нас, кстати, тоже, мягко говоря, накололи. Глава Газпром-Медиа, Александр Дыбаль, например, прямо сказал: Газпром формирует до 15-ти процетов городского бюджета Петербуга (это налоги от «Газпром-нефти» и другой дочки монополиста – «Сибур-холдинга»). Дух захватывает, честное слово. Но господина Дыбаля подводит или неосведомленность, или качество преподавания арифметики в его школе. Давайте посчитаем.

В 2006 году крупнейшие налогоплательщики заплатили в бюджет Петербурга – 20 миллиардов рублей. Все вместе, а это не только Газпром-нефть и другие дочки монополиста, но и «Внештрогбанк», «Совкомфлот» и «Транснефтепродукт». Всего доходная часть бюджета составила... 210 миллиардов рублей.

То есть все крупнейшие компании вместе взятые сформировали 10 % городской казны. Говорят, что «Газпром-нефть» заплатила больше всех... Да ради бога. Вот только все равно получается, что Газпром, в лучшем случае, формирует гораздо меньше 10 процентов городского бюджета. Господин Дыбаль соврал? Или имел в виду какой-то другой Петербург с другим Газпромом?

Конечно, 14 миллиардов рублей, которые Газпром-нефть собирается заплатить в 2007 году, - это немало (кстати, при доходах бюджета в 230 миллаирдов рублей и в 2007 году никак вот не получаются эти 15 процентов – откуда их взял Дыбаль???). Петербургу эти деньги нужны.

Вот только стоит ли отказываться ради них от статуса единственного города на планете, целиком признанного памятником архитектуры под охраной Юнеско?

Статус этот – тоже деньги. От туризма, который Валентина Матвиенко, кажется, планировала развивать.

А самое дикое, что статус архитектурного памятника и имидж города, в который стоит ехать, потерять легко. А вот Газпром-нефть после строительства башни может и вовсе передумать и зарегистрироваться где-нибудь в другом городе. Что ей мешает? Депутаты Госдумы уже обсуждали законопроект, согласно которому компании должны регистрироваться там, где у них находится производство.

Что тогда?

 

Долг платежом страшен

В конце концов, совершенно неясно зачем это все самому Газпрому. Чего ради фирма решила перерегистрировать дочку «Газпром-нефть» в Петербурге, с которым ее ничто не связывает? Зачем ей офис, с рассчетной численностью работников 20 тысяч человек? Зачем ей офис именно в 400 метров, наконец?

Что за необъяснимые амбиции?

Только ленивый уже не предположил, что переезд «Газпром-Нефти» в Петербург – это личный проект Владимира Путина. И строительство небоскреба – тоже его затея. Ну, а то, что ВВП никак не афиширует свое в этом участие, так это издержки бывшей профессии, привычка к конспирации.

И тут сразу вспоминается башня «Петр Великий» и знаменитый «XX трест». Тогда его руководителям удалось получить кредит и не построить небоскреб. Злые языки (что поделать, в 90-е пресса писала о скромном чиновнике городской мэрии Владимире Путине не только хорошее) утверждают, что Владимира Путина с «XX трестом» связывали хорошие, прочные и денежные отношения. Так что и не-строительство «Петра Великого» не прошло мимо будущего президента.

Быть может, Владимир Путин так вот возращает родному городу долги?

Тогда, в 90-е деньги взяли, а башню не построили. Теперь и денег в городской бюджет подбросили, и башенку построить хотят в три раза выше той невозведенной. Владимир Путин – мужик порядочный, долги привык возвращать. С лихвой.

 

P.S.:

Есть еще один аспект проблемы строительства в Петербурге этого небоскреба. Я так понимаю, что петербургские журналисты – люди культурные, и воспитание им не позволяет заявить то, что я напишу прямо сейчас. Мне – можно, я сам в Петербург «понаехал», оттого имею морально право возмущаться.

Мне решительно непонятно, отчего это судьбу петербургской архитектуры сейчас решают уроженка Шепетовки Валентина Матвиенко и выходец из Ставрополья Александр Вахмистров? Какого черта? Быть может самих жителей спросить? Тем более, что в Смольном наперебой утверждают, что петербуржцы давно поняли всю красоту и уникальность газонефтебашни.

Так, может быть, все-таки референдум? Чтобы не быть голословными?

Ан – нет. Не дают его провести. Сейчас вопрос о референдуме попал даже в повестку дня городского парламента, но, судя по всему, депутаты так его и «замылят» в эту сессию...

Странно, правда?

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Стройки века
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
1.3.2021 Юрий Нерсесов
Игры патриотов. Давно известно: народ легче затягивает пояс, если видит победные знамёна над новыми городами и островами. С этим после Крыма тоже туго. Даже самые лояльные завсегдатаи политических телешоу признают провал украинской политики Кремля.

25.2.2021 Михаил Челноков
Apocalypse now. Сегодня Россия – это театр абсурда. Спектакли, которые идут в этом театре, далеко не безобидны. Репертуар театра весьма богат и разнообразен. Рассмотрим некоторые спектакли, которые производят очень сильное впечатление.

16.2.2021 От редакции
In memoriam. Великий руководитель Ким Чен Ир, создавая историю любви к народу, отдал всего себя для счастья народа. Он, считав дух «поклоняться народу, как небу» своим девизом, до последней минуты жизни оставлял следы самоотверженности. Они хранятся везде в стране – на заводах, в деревнях и даже на отдаленных островах.

1.2.2021 Юрий Котенок
Интервью. Редактор "АПН СЗ" Андрей Дмитриев беседует c военкором Юрием Котенком о том, как он едва не погиб в храме Христа Всеспасителя в Шуши, почему преступника Алиева тянет на место преступления, о причинах поражения Армении в войне, опасности пантюркизма и других угрозах для России.

1.2.2021 Юрий Нерсесов
Реваншизм. Ростовская область - идеальное место для международных съездов поклонников Гитлера. По крайней мере, именно такой вывод можно сделать глядя на памятники в её Цимлянском и Шолоховских районах. Оба российских монумента его прихвостням установлены именно здесь и многократные попытки снести их проваливаются.

30.1.2021 Михаил Челноков
Они и мы. Когда-то Герострат, чтобы войти в историю, сжег храм. И США, и Россия также вошли в историю благодаря штурму парламентов. Американцы словно стремились повторить историю РФ, но куда им до наших масштабов! США явно не смогли превзойти Россию, они проиграли в этом споре.

23.1.2021 Сергей Беляк
Интервью. Украина, ЕС и сами США давно доказали миру, что на эти и прочие должности в правительстве любой страны можно назначить кого угодно и без всякого профильного образования. Ну а, простите, обделается, что ж: мы ему доверили, думали, что после лечения в ФРГ парень поумнел, хотели как лучше... И пусть бы цэрэушники офигели от такой неожиданности.

21.1.2021 От редакции
Знамя сонгун. VIII съезд ТПК проходил с 5 по 12 января в столице КНДР – Пхеньяне. Во имя дальнейшего развития кимирсенско-кимченирской партии и нового победоносного продвижения вперед революционного дела чучхе, по единодушной воле и желанию всех делегатов съезда и членов партии, всех жителей страны и воинов Народной Армии съезд избрал Ким Чен Ына Генеральным секретарем ТПК.

12.1.2021 Сергей Лебедев
Прибалтийский фронт. Если появятся Нарвская народная республика, Виленская польская республика, независимая Латгалия, или вольный город Колывань, то это не будет юридическим препятствием для воссоединения этих территорий с основной Россией. И не надо двигать туда танки. Все сами местные жители сделают, все сами.

7.1.2021 Юрий Нерсесов
Политический зоосад. Ручные либералы для Кремля - пакостливые, но любимые киски, которые беззаботно дерут обои и царапают мебель на виду у соседей. Чтобы видели: в России свобода и коты гуляют сами по себе, как во всех цивилизованных странах. Дрессированные патриоты - злобные мелкие моськи. При конфликте с соседями их науськивают тявкать из окна и напускать лужу перед вражеской дверью, а когда наступает мир, загоняют в чулан.