АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Пятница, 27 ноября 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Северный Вавилон
2007-06-26 Андрей Коршунов
Северный Вавилон

На прошлой неделе в Петербурге прошел Градостроительный Совет, на котором обсуждался – давно уже ставший скандальным – проект «газоскреба». Обсуждение это ознаменовалось небольшим скандалом: практически все архитекторы, принявшие участие в совете, высказались либо за перенос строительства куда подальше, либо за снижение высотной планки. 400 метров для Охты – это все-таки слишком много. Представителей Газпрома и фирмы-подрядчика это нисколько не смутило, они выпустили пресс-релиз, в котором утверждали, что петербургские архитекторы.... одобрили законопроект. Впрочем, вокруг Охта-Центра за последние два года и чиновники, и бизнесмены уже нагромоздили такие горы откровенного вранья, что пора бы уже подвести промежуточные итоги.

 

Уроки истории

История повторяется дважды. Первый раз в виде трагедии, второй раз для тупых, писал один известный юморист.

В Петербурге к высотному строительству всегда относились с изрядным подозрением. Так, современники немало претензий высказывали к Исаакиевскому Собору, впрочем, это скорее связано со сроками строительства. После сдачи объекта несогласных с Монфераном, кажется, уже не было. Позже дискуссию в обществе вызвало строительство особняка Зингера. Впрочем, все это мелочи. По-настоящему архитекторы напугали петербуржцев только после революции. Тогда в 1932 году в стране Советов появилась идея возвести памятник Ленину в Ленинградском торговом порту. Высотой в 130 метров над уровнем моря. Пару лет спустя решили строить и первый в СССР небоскреб. Опять же в Ленинграде. На Московский, 122 должны были переехать из Смольного городские власти. Помешала война. Вот уж не было бы счастья, да несчастье помогло. После Победы в СССР действительно появились небоскребы, но не в Ленинграде, а в Москве.

Позже, в 70-х годах в нашем городе также появились высотки, вот только возводить их предпочитали подальше от центра. Первыми стали 22-этажные дома у Площади Победы, потом похожие проекты были осуществлены на набережной Смоленки. Впрочем, по московским меркам (не говоря уже о Нью-Йорке и Токио), это даже не небоскребы... а так, обычные многоэтажки.

Впервые самый настоящий небоскреб в Петербурге решили построить уже после развала Союза. Причем, занимался этим скандально известный «XX трест». Сергей Никешин (ныне депутат ЗакСа от «Единой России») планировал воткнуть башню «Петр Великий» в устье Смоленки. И понеслась.... Общественность писала гневные письма, газеты изливали желчь на первые полосы, Дмитрий Лихачев публично выступал против строительства. И, похоже, авторы идеи именно на такую реакцию и рассчитывали. Потому как кредит они получить успели, а небоскреб построить им не дали. Все, кажется, остались довольны.

То, что сегодня происходит с «газоскребом» очень напоминает ту, начала 90-х годов, историю. Может быть, в этом-то весь и смысл? Вложить денег (не своих, казенных), а уже потом отказаться от планов строительства «под давлением общественности»...

В Петербурге очень выгодно не строить.

 

Как завиралась власть

А завиралась она очень грубо. Надо напомнить, что сначала речь шла о том, что Газпром за свой счет (!) построит в Петербурге небоскреб и будет там жить. Потом – вдруг! – оказалось, что Газпром вообще пока не планирует переезжать в Петербург, а пропишется у нас дочерняя фирма «Газпром-нефть».

Затем грянула новость: город поможет Газпром-нефти построить башню. Напополам. Половину средств вложит стратегический инвестор, вторую – возьмут из казны.

Еще чуть позже мы узнали, что город и вовсе будет строить все за свой счет (возвращая налоги, которые Газпром-нефть заплатит в петербургский бюджет), при этом сумма уплаченных налогов считалась коммерческой тайной, а на строительство надо было начислить около 60-ти миллиардов рублей. Вопреки бюджетному кодексу и здравому смыслу.

А однажды, на заседании городского парламента, депутаты и журналисты с удивлением узнали, что, помимо башни, город построит также и жилье для сотрудников Газпрома.

Это какой-то совершенно сказочный инвестор. Вы только представьте. Приходит к вам, скажем, на дачу бизнесмен и предлагает: давай на твоей земле построим, предположим, кафе, а я тебе буду отчислять каждый месяц столько-то денег. Сам все построю, за свой счет... Сплошная выгода! Через месяц, этот же делец предлагает вам строить уже 50/50. Еще через месяц – самому, но в счет будущих отчислений. Потом ему – оказывается – нужен еще личный особняк на вашей земле.

Это не бизнес. Это называется - разводка.

Ну, и напоследок, нас долго кормили враньем про высотность. Сначала речь шла про 300 метров. Затем, чиновники Смольного хором публично удивлялись: чего это обсуждается 300 метров, когда никакая высота еще не согласована. Многие борцы с газоскребом тогда наивно решили, что городская администрация сдала назад, но ошиблись. Оказалось, что речь идет об увеличении высотности.

 

Стойкий оловянный чиновник

В итоге Газпром-Сити умер. Да здравствует «Охта-центр»! Город строит себе нечто развлекательно-торговое в Красногвардейском районе, Газпром-нефть возводит там же себе башню. В любом случае, это лучше, чем планы Смольного заняться благотворительным строительством в пользу инвестора. Общественность может ликовать – хоть какие-то цели достигнуты. Осталась только высота...

Интересно, что после всех скандалов вокруг небоскреба, после митингов, пикетов, после предвыборной кампании «Яблока» построенной на неприятии «газоскреба» (успешной настолько, что партию пришлось снять с выборов), после того, как уж президент Путин вынужден был промямлить нечто совсем невразумительное насчет этой высотки.... после всего этого за 400 метров выступают совсем немного людей и уж тем более чиновников.

Если вы заметили, то в последнее время в поддержку газоскреба от лица Смольного высказывается преимущественно вице-губернатор Александр Вахмистров. Наш стойкий оловянный строитель – один из немногих чиновников, которому удалось удержать свое место после ухода из Смольного Владимира Яковлева, несмотря на протесты обманутых дольщиков, к слову.

Господин Вахмистров имеет вес в строительных кругах. Еще бы – он и сам вышел из этого бизнеса, а его жена – Ольга Вахмистрова – и по сей день является соучредителем ЗАО «МОНОЛИТ», которое входит в крупный строительный холдинг.

Неудивительно, что Александр Вахмистиров принимает сегодня удар на себя. Он в Смольном отвечает за градостроительство и в силу профессии фактически лоббирует интересы петербургских строительных компаний. Будет башня – будут заказы, подряды, деньги...

В принципе, вице-губернатору по должности положено мечтать снести весь исторический центр и понастроить там – чем выше, тем лучше. Он, может быть, и хороший человек, просто работа такая, знаете ли.

Я не придумываю, честное слово. Просто чиновникам свойственно иной раз проговариваться. Вот пожалуйста, совсем недавно на заседании Градостроительного Совета:

По словам Александра Вахмистрова, «большая высота сложилась из двух соображений: эстетики и большой социальной нагрузки — задание города». Господин главный градостроитель, вас никто за язык не тянул. Стало быть: «задание города» и «социальная нагрузка» определили высоту. Ну, ясное дело – не аптеками и школами забьет Газпром свои 400 метров к небу.

Социальную нагрузку вытянут на своих широких плечах петербургские строители – заказы, подряды... впрочем, я повторяюсь.

А про эстетику лучше не надо. Потому что строитель – опять же в силу профессиональных предпочтений – о красоте не думает, за эстетику отвечает архитектор. А архитекторы (и наши, и зарубежные) в один голос твердят, что 150 метров для этой территории – предел. Исключение составляет только фирма-проектировщик, но ее понять как раз можно.

Проговаривается Александр Вахмистров постоянно. Вот, например, он заявляет, что бояться того, что весь город застроят небоскребами не стоит – башня Газпрома останется уникальным проектом. А чуть позже говорит, что Петербургу нужен целый ряд новых высотных доминант, по типу сталинских высоток в Москве. А потом добавляет, что в город приходит целый ряд крупных инвесторов федерального масштаба, и всем им надо где-то размещаться.

Это вот все вместе как понимать?

Совсем потеряв голову, господин Вахмистров отчаянно бросил как-то: если высота небоскреба будет снижена, то Газпром уйдет из проекта.

Это очень забавно. Потому что, во-первых, Газпром таких опрометчивых заявлений не делал. А во-вторых, все, кажется, прекрасно понимают, что Газпром будет делать «что велено». Фирма, наверняка, несамостоятельно принимала решение регистрироваться в Петербурге. И не Газпрому решать в конечном итоге – уходить или нет из города.

Господин Вахмистров все это прекрасно понимает – не глупый ведь человек – но... должность опять же обязывает. Обязывает иной раз нести и совсем уж заведомую чушь.

«Мы должны сделать прорыв, – заявил как-то вице-губернатор напоминая, что башня строится на месте крепости Ниеншанц (вот уж лучше не напоминали бы, господин чиновник, что собираетесь уничтожить археологический памятник),- «Газпром как-будто уловил что-то свыше» - добавляет Вахмистров.

Конечно уловил, господин вице-губернатор! Кто там у нас выше Газпрома? Посылает сигналы...

Весь этот сумбур, кстати, вполне возможно, показывает, что аргументы у Смольного в пользу 400-метровой башни кончились. Газпром также не лезет с комментариями, предпочитая давать слово фирме-проектировщику.

Вот и получается, что поддерживают проект газоскреба только чиновник которому по должности положено, и компания, заинтересованная в строительстве материально.

Впрочем, есть еще депутат Гольман – тоже бывший строитель - как же! – корпроративные интересы превыше всего. Строители поддерживают. Даже председатель Комитета по Культуре Николай Буров... О! Этот отличился особенно, грех не процитировать:

«Что 300, что 500 метров, что 1,5 километра. Я не очень представляю, какую ось исторической части города может испортить башня, но то, что шпилей у нас и высотных доминант не хватает – это точно».

Вообще-то есть в искусстве (да, и в жизни) такая штука как осознание пределов своей компетентности. Так, например, писатель не возьмется с бухты-барахты комментировать картины, художник – балет, а режиссер – архитектуру. Чтобы просто на смех не подняли свои же коллеги. Впрочем, Николаю Бурову этого можно не опасаться – все-таки главный по культуре в Санкт-Петербурге.
Вот и все сторонники, если честно. Люди, которым это выгодно, и примкнувший к ним «культурный чиновник».

И все?

И все.

 

На поиски выгоды!

А может быть мы не правы? Может – нужен Петербургу небоскреб, стратегический инвестор, и надо нам положить на этот буржуйский ЮНЕСКО и строить-строить-строить...

Главное, чтобы деньги были!

С деньгами нас, кстати, тоже, мягко говоря, накололи. Глава Газпром-Медиа, Александр Дыбаль, например, прямо сказал: Газпром формирует до 15-ти процетов городского бюджета Петербуга (это налоги от «Газпром-нефти» и другой дочки монополиста – «Сибур-холдинга»). Дух захватывает, честное слово. Но господина Дыбаля подводит или неосведомленность, или качество преподавания арифметики в его школе. Давайте посчитаем.

В 2006 году крупнейшие налогоплательщики заплатили в бюджет Петербурга – 20 миллиардов рублей. Все вместе, а это не только Газпром-нефть и другие дочки монополиста, но и «Внештрогбанк», «Совкомфлот» и «Транснефтепродукт». Всего доходная часть бюджета составила... 210 миллиардов рублей.

То есть все крупнейшие компании вместе взятые сформировали 10 % городской казны. Говорят, что «Газпром-нефть» заплатила больше всех... Да ради бога. Вот только все равно получается, что Газпром, в лучшем случае, формирует гораздо меньше 10 процентов городского бюджета. Господин Дыбаль соврал? Или имел в виду какой-то другой Петербург с другим Газпромом?

Конечно, 14 миллиардов рублей, которые Газпром-нефть собирается заплатить в 2007 году, - это немало (кстати, при доходах бюджета в 230 миллаирдов рублей и в 2007 году никак вот не получаются эти 15 процентов – откуда их взял Дыбаль???). Петербургу эти деньги нужны.

Вот только стоит ли отказываться ради них от статуса единственного города на планете, целиком признанного памятником архитектуры под охраной Юнеско?

Статус этот – тоже деньги. От туризма, который Валентина Матвиенко, кажется, планировала развивать.

А самое дикое, что статус архитектурного памятника и имидж города, в который стоит ехать, потерять легко. А вот Газпром-нефть после строительства башни может и вовсе передумать и зарегистрироваться где-нибудь в другом городе. Что ей мешает? Депутаты Госдумы уже обсуждали законопроект, согласно которому компании должны регистрироваться там, где у них находится производство.

Что тогда?

 

Долг платежом страшен

В конце концов, совершенно неясно зачем это все самому Газпрому. Чего ради фирма решила перерегистрировать дочку «Газпром-нефть» в Петербурге, с которым ее ничто не связывает? Зачем ей офис, с рассчетной численностью работников 20 тысяч человек? Зачем ей офис именно в 400 метров, наконец?

Что за необъяснимые амбиции?

Только ленивый уже не предположил, что переезд «Газпром-Нефти» в Петербург – это личный проект Владимира Путина. И строительство небоскреба – тоже его затея. Ну, а то, что ВВП никак не афиширует свое в этом участие, так это издержки бывшей профессии, привычка к конспирации.

И тут сразу вспоминается башня «Петр Великий» и знаменитый «XX трест». Тогда его руководителям удалось получить кредит и не построить небоскреб. Злые языки (что поделать, в 90-е пресса писала о скромном чиновнике городской мэрии Владимире Путине не только хорошее) утверждают, что Владимира Путина с «XX трестом» связывали хорошие, прочные и денежные отношения. Так что и не-строительство «Петра Великого» не прошло мимо будущего президента.

Быть может, Владимир Путин так вот возращает родному городу долги?

Тогда, в 90-е деньги взяли, а башню не построили. Теперь и денег в городской бюджет подбросили, и башенку построить хотят в три раза выше той невозведенной. Владимир Путин – мужик порядочный, долги привык возвращать. С лихвой.

 

P.S.:

Есть еще один аспект проблемы строительства в Петербурге этого небоскреба. Я так понимаю, что петербургские журналисты – люди культурные, и воспитание им не позволяет заявить то, что я напишу прямо сейчас. Мне – можно, я сам в Петербург «понаехал», оттого имею морально право возмущаться.

Мне решительно непонятно, отчего это судьбу петербургской архитектуры сейчас решают уроженка Шепетовки Валентина Матвиенко и выходец из Ставрополья Александр Вахмистров? Какого черта? Быть может самих жителей спросить? Тем более, что в Смольном наперебой утверждают, что петербуржцы давно поняли всю красоту и уникальность газонефтебашни.

Так, может быть, все-таки референдум? Чтобы не быть голословными?

Ан – нет. Не дают его провести. Сейчас вопрос о референдуме попал даже в повестку дня городского парламента, но, судя по всему, депутаты так его и «замылят» в эту сессию...

Странно, правда?

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Стройки века
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
23.11.2020 Юрий Нерсесов
Литература. Поэт, литературовед, защитник Украины от москальской агрессии и поклонник проворовавшейся начальницы департамента имущественных отношений минобороны Евгении Васильевой Дмитрий Быков (по отцу Зильбертруд, по деду со стороны матери Лотерштейн), похоже, серьёзно болен. Обитающие в его голове творческие личности решительно не согласны друг с другом.

14.11.2020 Юрий Нерсесов
Война и мир. Жестокая муза истории Клио не просто опозорила Пашиняна. Она позаботилась приурочить его разгром к 100-летнему юбилею предыдущего поражения страны. Армяно-турецкая война 24 сентября — 2 декабря 1920 года — копия нынешней в Карабахе.

8.11.2020 Юрий Нерсесов
Правильные выборы. Думаю, ни 74-летний Трамп, ни 78-летный Байден друг друга мочить не станут и танки на избирательные участки не пошлют. Зато от их более молодых и энергичных преемников в перспективе можно ждать много интересного. История американских выборов куда экстравагантней и романтичней, чем кажется на первый взгляд.

30.10.2020 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. Переступив порог екатеринбургского «Ельцин-Центра» на улице Ельцина, я едва не расплакался от умиления. Благостность экспозиции о первом президенте России поневоле заставляла вспомнить слащавые рассказы советских писателей о дедушке Ленине. За вычетом освоенного, всё до копейки из 7,5 млрд. рублей ушло на прославление первого президента России и промывание мозгов россиянам, не заставшим его эпоху.

29.10.2020 Сергей Лебедев
Эхо истории. Летом 1940 года вся Европа от Португалии до Финляндии разделяла общеевропейские ценности. Среди них были - приоритет прав сверхчеловека (иначе говоря, представители высшей расы были по ту сторону добра и зла), политические свободы (каждый унтерменш совершенно свободно мог работать на господина), а также полная свобода предпринимательства (то есть каждый сверхчеловек имел полное право забрать все материальные ценности недочеловеков).

28.10.2020 Юрий Нерсесов
Святая церковь. Среди духоскрепных патриотов немало чрезвычайно трепетных и ранимых, причём склонных к мазохизму. Неутомимо рыщут они по интернету, отслеживая: не сказал ли кто про русский народ чего-то пакостное?

28.10.2020 Юрий Нерсесов
Война и мир. Вторая война в Нагорном Карабахе длится уже месяц и по данным российской разведки, озвученным Владимиром Путиным, унесла жизни уже 5 тысяч человек. Россия нейтральна, но многие из 1,2 млн. её граждан азербайджанцев и 600 тысяч армян внимательно следят за боями. В том числе и коммерсанты, которые составляют весомую часть российского бизнес-сообщества.

26.10.2020 Юрий Скок
Их нравы. Убийство авторитетного выборгского бизнесмена и политика Александра Петрова привлекло внимание к его прошлому. Исследователь истории приватизации в России Юрий Скок посвятил покойному немало эпизодов в своей готовящейся к изданию книге о событиях на Выборгском ЦБК 1999 года, отрывок из которой мы публикуем.

26.10.2020 Алексей Марков
In memoriam. Командир 14-го батальона территориальной обороны «Призрак» (бывшая бригада «Призрак» Алексея Мозгового) Алексей Марков («Добрый») трагически погиб в автомобильной катастрофе. Он воевал на Донбассе с 2014 года и был настоящим коммунистам. Редакция «АПН Северо-Запад» приносит соболезнования родным, близким и боевым товарищам Алексея и ещё раз публикует интервью, которое он давал нам в 2015 году.

23.10.2020 Семён Пегов
Интервью. Карабах на 99,9% ассоциирует себя с Россией, его жители говорят на чистом русском языке, думают, как русские, и являются последним настоящим союзником, родным и близким на Южном Кавказе. Да, и у нас в Армении стоит база военная. Мы хотим, чтобы это всё перекинулось на Армению и стало полыхать возле нашей военной базы? Я не думаю, что можно к этому относиться как не к своей войне.