АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Воскресенье, 5 июля 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Десоветизируем Литву - вернем Вильну
2013-01-29 Сергей Лебедев
Десоветизируем Литву - вернем Вильну
Борясь то с советскими памятниками и символами, то с фильмом «Ирония судьбы», то с идейно невыдержанными сосисками, прибалтийские политики часто забывают про куда более тяжкие пережитки тоталитарного прошлого. Между тем, покончить нужно, прежде всего, с ними, и особенно с самым чудовищным – литовской оккупацией Вильны и Виленского края.

Как известно, территория Виленщины всегда, вплоть до нашего времени, находилась на месте достаточно условной границы чересполосного расселения славян и балтов. Литовский князь Гедемин примерно в 1323 году сделал своей резиденцией город, находящийся на стыке славянских и балтских поселений, что должно было подчеркнуть единый характер его разноплеменной державы. Поселение на территории Вильны существовало и до 1323 года. У ряда западноевропейских хронистов XII-XIII веков упоминается город в этой местности с названием Vеlni, Ville, Vilda, Vilenski. Этот город входил во владения Полоцких князей.

Славянское население, его язык и культура в городе преобладали все века существования. Само название города - русского происхождения. Очевидно, он получил свое имя от речки Вильны, впадающей подле города в Вилию (Виляющая). Виганд Магдебургский, один из немецких хронистов, еще в XIV столетии называет Вильну русским городом (civitas Ruthenica). В остатках стен Виленского замка весьма много сходства с постройками древнейших городов южной России — Киева и Овруча. Со времен Гедемина в Вильне существовали православные церкви. Впрочем, определенную часть горожан составляли язычники, и это, пожалуй, единственное, что отличало Вильну от других русских городов той эпохи.

После крещения Литвы (точнее, великого князя и его языческих подданных) по католическому обряду Вильна постепенно покрывается католическим костелами и становится центом католической епископии. Но это стало только началом медленно окатоличевания города. В 1469 году последовало великокняжеское запрещение строить и подновлять православные русские храмы, а после объединения Литвы и Польши в Речь Посполитую католики стали преобладающей частью горожан. В Вильно православных осталось 20% жителей, хотя многие из местных русских, даже перейдя в католицизм, продолжали пользоваться местным вариантом русского языка.

С конца XIV века в городе стала появляться еще одна этно-конфессиональная группа – евреи. С 1568 года виленские евреи - вильнеры - имели свое самоуправление. Со временем евреев стало так много, что город превратился в один из мировых центров еврейства, в результате чего Вильну стали назвать «Литовским Иерусалимом».

Тем временем восходящая Российская империя начала борьбу за возвращение прежних русских земель в состав единого государства. В 1795 году, после третьего раздела Польши, Вильна вошла в состав России, оставаясь многонациональным городом. По данным, собранным местной администрацией, в 1909 году из 205 250 жителей города было 77 500 (37,8%) поляков, 75 520 (36,8%) евреев, 2 453 (1,2%) литовцев, 7 158 (3,5%) лиц других национальностей, а также 37 341 (18,2%) русских православных, плюс 5 236 (2,5%) русских старообрядцев и 42 русских иного вероисповедания.

Помимо самого города, Виленский уезд также отличался этнически от собственно Литвы и Белоруссии. В 1897 году русские всех трех ветвей составляли большинство - 132 359 человек (большинство - белорусы), евреев – 77 224, литовцев было 76 030 человек, поляков было 73 088 человек. Таким образом, население Виленского уезда от населения губернской столицы отличалось более высокой долей русских и литовцев.

Все изменилось с 1914 года, с началом Первой мировой войны. Через год город был занят германскими войсками. Немцы с удовольствием смотрели на грызню польских, литовских и белорусских самостийников, одинаково претендовавших на город и одинаково готовых служить немецким хозяевам. Чтобы усилить верноподданнический восторг своих лакеев, немцы выпустили манифест, в котором Вильну назвали «жемчужиной польского королевства», и одновременно провели в польском театре на улице Погулянка конференцию из 214 никем не выбранных депутатов, создавший некую Тарибу (национальный совет). Она позднее, 16 февраля 1918 года, провозгласила «вечные союзные связи Литовского государства с Германией», а затем пригласила возглавить страну вюртембергского принца Вильгельма фон Ураха.

После поражения Германии Вильна переходила из рук в руки, успев побывать под властью большевиков, сделавших ее столицей Литовско-Белорусской советской республики (Литбел), затем поляков, затем опять большевиков, которые 27 августа 1920 года передали город Литве. Причина такого доброжелательства большевиков была понятна: за Вильну буржуазная Литва объявила нейтралитет в продолжающейся советско-польской войне 1920 года. Антанта также требовала от Польши признать Вильну литовской, поскольку не была заинтересована в слишком сильной Польше.

Однако, «начальник Польского государства» Пилсудский все же захватил Вильну, инсценировав в октябре 1920 года «мятеж» укомплектованных из виленских поляков частей генерала Люциана Желиговского, также уроженца Вильны. Подняв «мятеж», Желиговский двинулся на Вильну, которую и захватил после стычек с литовским частями. Столицей Литвы теперь стал Каунас.

Поскольку Антанта не признавала присоединения Виленщины к Польше, то Желиговский объявил о создании «независимого государства» под названием Срединная Литва. Это псевдогосударственное образование просуществовало до апреля 1922 года, когда Антанта перестала настаивать на своем, и комедия со Срединной Литвой была закончена официальным присоединением его к Польше. Территория Срединной Литвы составляла 13 тыс. квадратных километров с населением в 500 тысяч человек, из которых 128 тысяч приходилось на жителей Вильны. По официальным польским данным, 71% населения составляли поляки, в число которых записали всех католиков, а также людей, более или менее владеющих польским языком.

Затем произошел вновь новый перелом в жизни Вильны. 18 сентября 1939 года, сразу после разгрома Гитлером польской армии и бегства правительства и военного командования Польши из страны, Красная армия заняла город и окрестности. По Договору о передаче Литовской Республике города Вильно и Виленской области между Советским Союзом и Литвой от 10 октября 1939 года часть Виленского края и Вильна были вторично переданы Литовской Республике. А летом 1940 года Сталин вернул Вильну Советскому Союзу заодно со всей Литвой.

В годы Великой Отечественной войны произошло радикальное изменение этнического состава населения города. Уже 24 июня 1941 года Вильна была занята немцами. В городе начались расправы литовских националистов над евреями, причем делали это националисты по собственной инициативе, а не по приказу немцев. Интересно, что сами немцы считали ненужным немедленное и беспорядочное уничтожение евреев, затруднявшее эффективность организации тыловых работ, поэтому они прекратили самосуды литовцев и организовали в Вильне гетто. Летом 1943 года гетто было ликвидировано, часть евреев была уничтожена сразу, часть вывезли в концлагеря.

Иногда литовцы уничтожали евреев вместе с боевиками подпольной польской «Армии Крайовой», а в других случаях наоборот перестреливались с ними, причем немцев те и другие старались не трогать. Лишь с подходом Красной Армии аковцы впервые за три года вступили в настоящий бой с немцами и в условиях отступления последних попытались устроить символическую акцию, водрузив польский бело-красный флаг на горе Гедимина.

Но советские власти также готовили символическую акцию, призванную доказать, что Вильнюс станет советским, но останется литовским. В опубликованных воспоминаниях офицера НКВД, уроженца Вильны Нахмана Душанского есть описание того, как чекисты закрепляли Вильнюс за Литвой, сражаясь с поляками: «Спец. группа ГБ Литвы получила приказ лично от Снечкуса (Антанас Снечкус – с 1940 по 1974 годы 1-й секретарь ЦК КПЛ) – первыми, впереди наступающих частей, войти в Вильнюс и тем самым показать всем, что Вильнюс – столица Литвы». Эта спецгруппа, в основном состоявшая из виленских белорусов, заняла здание Президиума Верховного Совета Литвы. Когда же по ним аковцы открыли огонь, чекисты без всяких колебаний взяли гору Гедемина и, сорвав польский флаг, водрузили красный. Уцелевших аковцев раздели до трусов, что было смертельным оскорблением для шляхтичей, и отпустили по домам.

Так город стал столицей Литовской ССР. Согласно Справке о регистрации жителей Вильнюса, в августе 1944 года в нем проживало 99 100 человек. 82,7% населения столицы составляли поляки. На долю русских приходилось 7,4%. Третью позицию в этом списке занимали литовцы - 6,9%, что составило 6 852 человека. Большинство литовцев были чиновниками, прибывшими из СССР или с территории прежней буржуазной Каунасской Литвы. Евреев осталось 600 человек. Но этнический состав виленцев продолжал меняться. 22 сентября 1944 года правительства Литовской ССР и Польши подписали протокол соглашения об эвакуации бывших граждан Польской Республики польской и еврейской национальностей из Литовской ССР в Польшу и соответственно литовцев из Польши в Литву. Соглашение предусматривало прохождение репатриации на добровольных началах. Выезд поляков начался в октябре 1944 года, еще в условиях войны, и закончился в ноябре 1946 года. Всего из Литвы в Польшу переехало, 171 158 человек - из них 98,6% поляки, 1,4% евреи.

Вильнюс покинули 89,6 тысяч человек, или 80% всех жителей. Часть польского населения все же в городе осталась. В основном осталось и сельское польское население Виленщины. В ряде мест юго-востока современной Литвы на селе польское население абсолютно доминирует. В целом поляки составляют 8 % населения Литвы.

Власти Литвы были не прочь выселить всех поляков поголовно, как выселили украинцы всех поголовно поляков из Львова. Если этого не произошло, то только по той причине, что советские хозяйственные руководители были обеспокоены организацией городского хозяйства и промышленности, для чего требовалась квалифицированная рабочая сила. Между тем литовские переселенцы в основном не отвечали этим качествам. Большинство литовских мигрантов приехали из деревни, зачастую были малограмотными, не владели никакими городскими профессиями и практически не знали русского языка. Эти новые вильнюсцы могли работать при расчистке развалин, но не могли дать городу даже водопроводчиков и электриков (а эти специальности после выезда поляков оказались дефицитнейшими). В результате часть необходимых для восстановления города польских кадров были задержаны, а затем, когда накал страстей утих, эти специалисты так и остались в родном городе.

Изрядно опустевший Вильнюс стали заселять хлынувшие потоком литовцы. Большинство из них были выходцами из села и порой вообще не бывали в крупных городах, и по своей бытовой культуре напоминали сенегальцев, перебравшихся в Париж. Следует заметить, что многие литовцы прибыли жить и работать в столицу своей республики по мобилизации (именно так это и называлось). Многие литовцы всеми силами старались уклониться от этой обязанности. В результате план по заселению Вильнюса был сорван – к лету 1945 года в город прибыло 322 мобилизованных, что составляло всего лишь 2,7% плановых установок. (Как ни странно, в современной Литве это не считается «пассивным сопротивлением советской оккупации»). Пришлось, как всегда, для восстановления города привлекать русских.

Согласно постановлению Совета Народных Комиссаров Литовской ССР от 12 июня 1945 года, в республику был разрешен въезд членам семей мобилизованных рабочих и служащих из других районов Советского Союза. А вскоре приезд в Литву всем гражданам СССР стал свободным. В Вильнюсе сразу же возросло количество жителей из других союзных республик. Коллективы вильнюсских организаций и предприятий формировались из прибывших советских тружеников.

Итак, советский Вильнюс стал единственной из столиц союзных республик, в котором большую часть населения, в том числе и подавляющую часть представителей «коренной национальности», составляют послевоенные мигранты. Заметим, что часть «русскоязычного населения» как раз и может, наряду с поляками, считаться исконными жителями города.

По данным Всесоюзной переписи населения на 15 января 1959 года в столице Литовской ССР проживало 236 078 человек. Из них: литовцы - 79 363 (33,6%), русские - 69 416 (29,5%), поляки - 47 226 (20%), евреи - 16 349 (7%), белорусы - 14 686 (6,5%). По переписи 1970 литовцы составляли 42, 8 %, русские — 24, 5 %, поляки — 18, 3 %, белорусы — 6, 5 %. Несмотря на все возраставшее количество литовских мигрантов, город оставался русским по языку и культуре. Со второй половины 70-х годов миграция русских в Вильнюс фактически прекратилась, и рост русского населения шел в результате естественного прироста. Литовцы же продолжали активно переселяться в Вильнюс.

К 1980-ым годам численность виленцев перевала за полмиллиона. К этому времени впервые в его истории количество литовцев превысило 50% горожан.

После провозглашения независимости Литвы Вильнюс в силу своего столичного статуса не испытал столь массовой эмиграции и экономических потрясений, как другие города республики. Население города продолжает медленно расти, несмотря на депопуляцию, по причине продолжающегося притока литовских мигрантов, в результате Вильнюс постепенно становится литовскоязычным городов. Согласно переписи 2001 года, в Вильнюсе насчитывалось 542 тысячи жителей. В этническом плане из них составляют: литовцы -57, 8 % , поляки -18, 7 % , русские -14 %, белорусы-4 %, евреи- 0,5 %, прочие-5 %.

Несмотря на «литуанизацию», позиции русского языка в старом русском городе Вильне остаются сильны – лишь 2,7% вильнюсцев заявили в ходе опроса в 2010 году, что они совершенно не владеют русским языком. Все это означает, что Вильна остается славянским городом, и вряд ли его современная «литовскость» является необратимой.

Ну а современная Литва, желая окончательной десоветизации, должна вернуться к границам по состоянию до 10 октября 1939 года. Вильна, преступным образом дважды подаренная советским режимом Литве, должна вернуться в состав государства – преемника СССР.

Сергей Лебедев

На фото сверху - жители Вильны приветствуют советские войска в октябре 1939 г.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Эхо истории
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
29.6.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. С присоединением Крыма РВИО особенно охотно рожает монстров в области его истории. От больших и вонючих, как фильм Первого канала «Нулевая мировая война», который я разбирал два года назад. До маленьких и бесцветных, типа статьи «Балаклавская битва», опубликованной на сайте РВИО в нынешнем году. Переврано в ней всё возможное, причём по-разному.

26.6.2020 Сергей Лебедев
Apocalypse now. Что ж, в истории уже были примеры вырождения и гибели в результате гедонизма целых цивилизаций. Можно вспомнить классический пример Римской империи, В конце концов Римская цивилизация была сметена нашествием варваров, американской сильно везёт, что рядом с ней сильных варварских государств нет, но горит она всё равно красиво. Goodbye America, O!

23.6.2020 Юрий Нерсесов
Щупальца олигархии. О дружбе либерального вице-премьера и любителя шахмат Аркадия Дворковича с православно-консервативным министром сельского хозяйства и покровителем казачества Александром Ткачёвым россияне узнали уже после их отставки. Караоке с «Ах судьба моя, судьба!» Надежды Кадышевой в бизнес-джете вышло чрезвычайно задушевное. Но не придётся ли певцам исполнить «Таганку» или «Владимирский централ» в куда менее комфортном месте?

22.6.2020 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. Типа патриотических чучелок из "Единой России" продемонстрировали западной публике в качестве злобных империалистов и фашистов. Затем показали, что для Путина в отличие от подобного зверья осуждение «секретных протоколов» сомнению не подлежит. И напомнили: только действующий президент может держать дрессированных мишек на коротком поводке и загонять пинком в конуру.

15.6.2020 Юрий Нерсесов
Война и мир. Сверхдержавы будут делить мир, пока существует человечество. Независимо от того, кто эти сверхдержавы возглавляет: благословлённые церковью монархи, революционные диктаторы или демократически избранные премьеры. Если же вашу страну призывают покаяться в чудовищном преступлении, значит, делить на сферы готовятся её саму.

15.6.2020 Андрей Дмитриев
Эхо истории. Столичная подземка стала одним из ключевых проектов сталинской эпохи, а спустя десятилетия - и московской мэрии, которая в минувшем году получила контроль над основным пакетом акций АО «Мосметрострой». Разберемся на данном примере в разнице подходов и приоритетов сталинских выдвиженцев и путинских "эффективных менеджеров".

11.6.2020 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Шугалею сильно повезло, что создатели фильма о нём не столь талантливы, как адвокат из рассказа Тэффи. В противном случае узника, скорее всего, запытали бы до смерти, пытаясь выяснить, где находятся мифические атомные бомбы семьи Каддафи.

29.5.2020 Юрий Нерсесов
Властители дум. Главред журнала «Дилетант» Виталий Дымарский, редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов и их команда не пропадут, даже если «Газпром» отлучит их от своей щедрой груди. Хорошие моэли, то есть специалисты по обрезанию, в российских синагогах на вес золота. Православно-монархический канал «Царьград-ТВ» Константина Малофеева вроде бы идейно далёк от них, но действует точно так же.

22.5.2020 Юрий Нерсесов
Реваншизм. Считая президента Азербайджана Ильхана Алиева виновником скандала вокруг памятника организатору Армянского легиона вермахта Гарегину Тер-Арутюняну (Нжде), премьер-министр Армении Никол Пашинян решил отомстить. То есть выставить недобитым гитлеровцем перед западными друзьями самого Алиева.

17.5.2020 Андрей Дмитриев
Наш дядя Саша. Глядя на поведение Александра Беглова, да и федеральных властей, возникает ощущение, что они заразились новым недугом на почве коронавируса. При котором желание всё контролировать почему-то смешивается с частичной потерей памяти, а поспешные отчёты об успехах никак не стыкуются с жёсткой реальностью жизни в условиях эпидемии.