АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Пятница, 18 октября 2019 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Десоветизируем Литву - вернем Клайпеду
2013-02-08 Сергей Лебедев
Десоветизируем Литву - вернем Клайпеду

Продолжение темы, поднятой в статье "Десоветизируем Литву - вернем Вильну"

90 лет назад маленькая, только что созданная Литва, совершила акт агрессии против находившегося под международным контролем немецкого города Мемель. Результатом этой агрессии стала оккупация города, сопровождавшаяся постоянными нарушениями прав человека, грабежом материальных ценностей, попыткой насильственного изменения его этнического состава, навязыванием чуждой мемельцам культуры и образа жизни.

Ныне именуемый Клайпедой Мемель являлся частью исторического региона Восточная Пруссия. Город был основан немецкими крестоносцами в 1252 году на земле балтского племени куршей и родственных им пруссов, к XVII веку ассимилированных немцами. Мемель принадлежал Тевтонскому Ордену, затем – Пруссии, а после объединения Германии в 1871 году Мемель стал самым восточным городом Германской империи. Не случайно в словах знаменитого гимна «Германия превыше всего!» звучит – «от Мааса до Мемеля». В состав Великого княжества Литовского, историческим правопреемником которого наряду с Украиной и Белоруссией, может считаться и нынешняя Литва, Мемель и не входил никогда.

После поражения Германии в Первой мировой войне, согласно условиям Версальского мирного договора, Германия потеряла 1/8 часть своей территории, но Мемель в 1919-1923 гг. остался немецким фактически и очень непонятно чьим юридически. Статьей №99 Версальского договора Мемель и прилегающая территория оказался под коллективным управлением Антанты. Во главе края стоял французский военный комиссар и правительство (Директория), состоявшее из местных немцев. В городе находился небольшой французский гарнизон, мемельская полиция также подчинялась французам. Антанта планировала сделать из Мемеля «вольный город» наподобие Данцига, и 90% мемельцев высказались за такой статус.

В 1919-23 гг. город обладал правом заключать торговые договоры с иностранными государствами, имел свой суд, флаг и таможенный суверенитет. Продолжало существовать германское гражданство жителей, и в основном сохраняли силу прежние законы. Но официальное провозглашение нового вольного города не произошло – Мемель стал жертвой агрессии со стороны Литвы.

После распада Российской Империи на свет появилась маленькая, бедная, но очень амбициозная Литва, которая не могла упустить шанс захватить удобно лежащий порт. Правда, открыто вторгаться на чужую территорию было несколько неудобно, и литовские власти решили вторжение своих войск сделать «восстанием» свободолюбивых мемельцев, жаждущих объединиться с великой свободной Литвой. Правда литовцев среди жителей города и окрестностей было всего 26,6%, а немцев – 66,1% но истинных демократов такие мелочи не останавливают. Поэтому 13 января выдающие себя за «повстанцев», литовские войска под командованием полковника Будраса-Половинскиса вторглись на территорию Мемельского края и через пять дней заняли город. Власть перешла к самозваному «Комитету Малой Литвы», который 23 января 1923 года объявил о присоединении города к Литве, переименовав его в Клайпеду (по-литовски значит «равнина», «мокрое место»).

Германия, не имевшая армии по статьям Версальского договора, могла отреагировать только нотами протеста. Зато расположенные в Мемеле 200 французских солдат должны были оказать сопротивление всем попыткам вторжения в город, но сама Франция, в тот момент выбивавшая из Германии контрибуцию, вторглась в Рейнскую область, и была прямо заинтересована в литовском вторжении. В результате «военные действия» в Мемеле выглядели как современная бархатная революция: за пять дней «боев» в городе погибли 2 француза, 12 литовцев и 1 немецкий полицейский, а стреляли «противники» в основном в воздух.

Так Литва, совершив акт агрессии, нарушила европейские границы, установленные Версальским договором. Охваченные мародерским зудом, правители Литвы не могли подумать, что своими действиями они создали прецедент пересмотра версальских границ. То, что границы можно менять и в другую сторону, маленькие правители маленькой страны не поняли. После этого все жалобы на то, что СССР захватил Литву в нарушение международного права, с литовской стороны, мягко говоря, некорректны.

Под давлением парижских и лондонских покровителей Литвы Лига Наций признала ее суверенитет над Клайпедой при условии широкой автономии края, закрепленного особой конституцией – «Мемельским Статутом». Между Литвой и союзными державами Антанты (Англией, Францией, Италией и Японией) 8 мая 1924 года была подписана Парижская конвенция, определявшая статус Мемеля. В статье 2 Конвенции говорилось, что Мемельский край составляет под суверенитетом Литвы «образование, имеющие законодательную, юридическую, административную и финансовую автономию». Таким образом, Литва получила над Мемелем лишь сильно ограниченный суверенитет, но власти и не думали выполнять условия Конвенции, да и Мемельского Статута, что автоматически дезавуировало решение Лиги Наций.

В 1926 году литовские власти распустили местный парламент и запретили немецкие партии. Для усмирения возмущения немцев в Клайпеде было введено военное положение, существовавшие целых 12 лет – вплоть до 1938 года. Но и в такой ситуации, когда под давлением стран – гарантов Мемельского Статута литовские власти разрешили провести новые выборы, 25 из 29 мест в парламенте получили немецкие партии, ставившие своей целью «возвращение в Фатерлянд». Разумеется, в цивилизованной свободной Литве на это ответили арестом выбранного краевого правительства. Судебная Палата Лиги Наций в очередной раз беззубо констатировала нарушение Мемельского Статута.

В 1923-39 гг. в Клайпедский край прибыли тысячи литовских мигрантов, в школах и канцеляриях насильно вводили литовский язык, но город сохранял германский характер, немецкий язык и культура в нем абсолютно господствовали. Клайпеда давала треть валового национального продукта Литвы, хотя в целом промышленное производство Литвы, как и всех лимитрофных государств, так и не достигло уровня 1913 года.

Разумеется, такая ситуация не могла продолжаться долго. Гитлер, который, когда надо, мог быть пламенным демократом, вдруг напомнил литовским политиканам, что в Литве не все благополучно с правами человека, особенно немецкого меньшинства. Разумеется, одного намека фюрера было достаточно, чтобы в Литве началась демократизация. В ноябре 1938 г. в Мемеле было отменено военное положение. На состоявшихся 11 декабря того же года свободных выборах в мемельский парламент 87% избирателей (в том числе и большинство литовскоязычных мигрантов) отдали голоса за единый список немецких партий. После референдума Гитлер потребовал от Литвы вернуть Мемель Германии, что и было сделано 23 марта 1939 года, а 15 мая Англия, а затем и другие члены Лиги Наций признали де-юре переход Мемеля к Германии.

В годы Великой Отечественной войны, тесня неприятеля, советские войска заняли Восточную Пруссию, включая и Мемель. По решениям конференций «Большой тройки» Восточная Пруссия была разделена между Польшей и СССР. Немецкое население края было депортировано. Освободившаяся территория быстро заселилась переселенцами со всего Советского Союза. На своей части прежней Восточной Пруссии советские лидеры создали Калининградскую область в составе РСФСР. Но Мемель, вновь переименованный в Клайпеду, Указом Президиума Верховного Совета СССР 20 мая 1950 года был присоединен к Литовской ССР. Это мотивировалось необходимостью создать республиканский порт, поскольку мелководная Паланга не годилась для этой роли.

Окончательно это территориальное приобретение СССР было узаконено Договором между Союзом Советских Социалистических Республик и Федеративной Республикой Германии от 12 августа 1970 года (Московский договор). Германия официально признала право СССР на Восточную Пруссию, в том числе и Мемель (Клайпеду). Заметим, что собственником города признавался весь Советский Союз, а не его республика.

Интересно, что нет никаких документов, юридически обосновывающих права Литвы на Клайпеду, что признал даже Альгирдас Бразаускас (бывший руководитель республиканской компартии, затем премьер-министр уже постсоветской Литвы). Выход Литвы из СССР обосновывался прибалтийскими деятелями тем, что само присоединение прибалтийских республик к СССР было незаконно. Что ж, в таком случае удержание Клайпеды в Литве также незаконно. Согласно международному праву права на Клайпеду имеет только правопреемник СССР – Россия, которой город должен быть передан от оккупантов. Литва же обязана выплатить денежную компенсацию потомкам мемельцев, и только после этого она сможет именовать себя действительно цивилизованным европейским государством.

Сергей Лебедев

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Эхо истории
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
16.10.2019 Юрий Нерсесов
Реваншизм. Вместо убранной со Шпалерной улицы мемориальной доски главнокомандующего финской армией и участника блокады Ленинграда маршала Карла Маннергейма, в нашем городе может появиться целый музей. Хочу предложить для него экспонаты, которые отсутствуют в музее Маннергейма в Хельсинки, но без сомнения достойны внимания посетителей.

11.10.2019 От редакции
Новороссия. В последние недели много говорят об урегулировании в Донбассе в соответствии с формулой Штайнмайера. "АПН Северо-Запад" решило поинтересоваться мнением известных людей, защищающих Новороссию с оружием в руках и занимающих при этом независимую от властей ЛДНР политическую позицию.

10.10.2019 Дарья Митина
Интервью. Один из организаторов Форума Сергей Брилёв начал задавать кубинцам вопросы в духе, а не хватит ли вам гнаться за социалистическими революционными мантрами, мол, СССР уже нет, покупайте джинсы, живите как нормальная страна. Ответил ему профессор из Гаваны: "Мы живы благодаря революции и тому, что она сделала для людей".

3.10.2019 Андрей Дмитриев
Полицейское государство. Фигуранты дел о московских протестах Алексей Миняйло и Павел Устинов освобождены. Это признак перемен или игры властей с обществом в кошки-мышки? Разбираемся в ситуации с депутатом Госдумы Сергеем Шаргуновым, внесшим законопроект о смягчении ст. 212 УК РФ за неоднократное участие в несанкционированных акциях.

22.9.2019 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Костюшко уже который десяток лет не могут поделить между собой поляки и прозападно настроенные белорусы. И те и другие славят его как борца с Россией, но не могут договориться, за что именно генерал бился. За единую Великую Польшу? Или всё же за присутствие в ней самостийного Великого Княжества Литовского в границах современных Литвы и Белоруссии?

20.9.2019 Юрий Нерсесов
Их нравы. Дело Устинова показало, что для Фёдорова, Клинцевича, Вассермана и журналистов от ФАН отдельный россиянин меньше, чем грязь под ногами. Даже если над кроватью висит портрет Путина с георгиевской ленточкой и часть скромной зарплаты тратится на лекарства для Донецка, будь готов прочесть, что ты американский шпион, наркоман и педофил, тащащий в койку собственных детей.

14.9.2019 Андрей Дмитриев
Credo. Классик отечественной литературы Андрей Платонов, 120 лет со дня рождения которого отмечается в эти дни, в середине 1930-х вдохновлялся личностью наркома путей сообщения Лазаря Кагановича и даже хотел писать о нём роман. Чем привлекал его железный Лазарь и почему замысел не был реализован?

14.9.2019 Ян Рулевский
Интервью. Нельзя забывать и об историческом проклятии Польши – находиться между германским и российским империализмами. Пилсудский хотел устоять перед ними. Россия, красная или белая, представляла опасность для нас, и маршал хотел сделать её поменьше за счёт создания самостоятельных республик. В то время как Путин не хочет независимости соседей. Он желает, чтобы они были как Финляндия при Брежневе, но у Польши другие амбиции.

10.9.2019 Андрей Дмитриев
Правильные выборы. Александр Беглов будет обладать наименьшей легитимностью среди прочих градоначальников Северной столицы за последние 30 лет. Владимир Бортко утопил левые иллюзии. Либеральная оппозиция провалилась с «умным голосованием». Правда ли, что на губернаторских выборах в Петербурге проиграли все?

4.9.2019 Жак Р. Пауэлс
Эхо истории. Сегодня на континенте вторым языком был бы не английский, а немецкий, а в Париже модники прогуливались бы по Елисейским полям в австрийских кожаных штанишках. Польша не существовала бы; поляки были бы «недочеловеками», крепостными «арийских» поселенцев в германизированном Остланде, простирающемся от Балтики до Карпат или даже Урала.