АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Понедельник, 3 августа 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Первые танки с Невы
2013-02-23 Алексей Волынец
Первые танки с Невы

Интересующиеся военной историей знают, что первые танки в нашей стране были сделаны в Нижнем Новгороде в 1920 году. Но мало кому известно, что руководили процессом специалисты из Петрограда – инженеры с Путиловского завода Сергей Шукалов и Леонид Монаков и конструкторы-технологи Ижорского завода Артемьев и Сычев.

Именно Питер, бывшая столица империи, являлся тогда единственным научно-промышленным центром, способным производить броневые машины. Но Нижний Новгород в 1919-20 годах - это относительно тихий и сытый тыл Советской России, а голодающий Петроград тогда был прифронтовым городом с большими проблемами в снабжении продовольствием, топливом, сырьём… Поэтому пальма первенства тогда и досталась городу на Волге, а не на Неве.

Первые танки производились на Сормовском заводе по образцу французского «Рено», захваченного красными у интервентов в боях под Одессой. Ижорский и Путиловский заводы Петрограда обеспечивали изготовление броневых листов и трансмиссии. Всего тогда практически вручную изготовили 15 машин, первых и не слишком надёжных копий французского танка.

Параллельно с копированием трофейной машины Наркоматом по военным делам был объявлен конкурс на разработку собственной боевой машины для Красной армии. Условия открытого конкурса были опубликованы в газете «Известия» 2 ноября 1919 года, когда Красная армия только начинала успешное наступление против войск Деникина.

Победу в конкурсе на проектирование танка для РККА одержал талантливый инженер Ижорского завода Г.В. Кондратьев, ранее конструировавший самолёты и автомобили. Теперь он разработал проект плавающего танка, чем явно поразил воображение товарища Троцкого и его военспецов. Ижорский завод начал постройку двух машин, но в 1923 году работы по созданию плавающего танка были полностью свернуты – такой сложный проект оказался тогда не под силу.

В период НЭПа танки в СССР не производились – и так изначально отстававшая страна, ещё и разоренная мировой и гражданской войнами, не имела ни средств, ни научно-производственной базы. В случае большой войны, это фактически обрекало нашу страну на неминуемое поражение. Достаточно сказать, что в конце Первой мировой войны Великобритания имела производственные мощности позволявшие выпускать 2,5 тысячи танков в месяц, Франция - 1,5 тысячи.

Примечательно, что Обуховский завод в Петрограде и в годы НЭПа не забывал танковую тему. Ещё в 1918 году по заданию Наркомата продовольствия РСФСР завод получил производственное задание по выпуску двух видов гусеничных тракторов, с мощностью двигателя 30 и 75 лошадиных сил. В соответствии с этим заданием, начиная с 1 ноября 1918 года, на заводе должны были ежемесячно выпускать по 30 машин ежемесячно. В короткие сроки силами конструкторов завода была подготовлена вся необходимая техническая документация. Несмотря на огромные производственные и кадровые трудности Обуховскому заводу удалось освоить производство этого весьма непростого для того времени вида техники. Впоследствии, именно на этой тракторной базе, впервые в нашей стране, начнётся серийное производство отечественных танков.

Сразу по окончании гражданской войны Обуховский завод становится центром ремонта и изучения трофейной бронетехники. Наибольшее количество танков было захвачено на в боях юге страны. В частности, при отступлении войск Деникина было захвачено 19 танков в Таганроге, 18 в Новороссийске и 9 в Ростове. Поэтому в июле 1921 года управляющий Обуховского завода обратился с письмом в исполком Ростова-на-Дону, руководителям ряда заводов в Таганроге, Севастополе, Симферополе, начальнику Высшей военной автомобильной школы РККА и другим предприятиям и организациям, где имелись танки, опыт ремонта этих машин или документация, с просьбой оказать содействие заводу. При этом руководство завода в своих официальных обращениях указывало: «Обуховский завод приступил к проектированию и изготовлению танков и просит оказать содействие....»

Кроме того, на эти предприятия и в учреждения для изучения на месте опыта ремонта танков был направлен специальный представитель Обуховского завода А.А. Ковальский (сын царского адмирала, одного из ведущих специалистов по минному делу в дореволюционной России). Он также побывал в местах боев в районе Ростова-на-Дону, Ейска, станицы Минской Кубанской области, где войсками Белой армии при отступлении были брошены несколько английских танков.

В итоге Обуховский завод вышел с предложением к руководству Петрограда и начальнику Бронесил РККА взять на себя ремонт трофейных танков. Обосновывая такое решение, главный консультант завода по производству танков и большой энтузиаст этого дела А.А. Ковальский в своей записке писал: «Нигде в России танки не делали и Обуховский завод первый начнет танкостроение, так как Сормовские танки не выдерживают никакой критики».

Уже летом 1921 года на завод для ремонта начали поступать различные модели трофейных танков. Учитывая все эти факторы, правительством Советской России было принято решение начать работы по подготовке серийного производства отечественных танков в Петрограде.

Вскоре город на Неве стал Ленинградом, а Обуховский завод стал заводом «Большевик». К осени 1925 г. на заводе производили уже 100 тракторов ежемесячно. Тракторостроение рассматривалось и как основа для будущего серийного производства танков.

По поручению правительства СССР, 27 июня 1925 года руководством Ленинграда было проведено расширенное совещание на заводе «Большевик» по вопросам изготовления будущего танка. Заслушали доклады руководителей завода о степени готовности производственной базы и кадров. По итогам работы совещания приняли постановление, гласившее: «Ввиду того, что “Большевик” является единственным заводом, могущим в настоящее время сделать эту машину полностью и, принимая во внимание перспективы развития этого дела, наряд признать желательным и принять к исполнению».

На этом же совещании было установлено, что опытный образец танка должен быть готов не позднее августа 1926 года. Начать выпуск первых образцов машин планировалось в 1927 году, а к середине 1928-1929 годов предполагали довести выпуск танков до 120-150 штук ежегодно.

С самого начала, этому оборонному заказу придавалось особо важное значение. Достаточно сказать, что заводу разрешили в случае крайней необходимости даже пойти на некоторое свертывание тракторостроения в пользу производства танков.

Проект нового танка разрабатывался конструкторским бюро при Главном управлении военной промышленности. Бюро было создано в Москве в 1924 году, но возглавил его путиловский инженер Сергей Петрович Шукалов, ранее курировавший изготовление танков на Сормовском заводе. Расположенное в Москве бюро было укомплектовано в основном специалистами из Петрограда-Ленинграда, сотрудниками заводов «Арсенал», «Большевик», Ижорского, Путиловского и других.

В итоге проект первого серийного танка разрабатывался совместно заводом «Большевик» и конструкторским бюро Главного управления военной промышленности. Индустриализация ещё не началась, тем более далеко было до её плодов – и при работе над проектом учитывался как опыт зарубежного танкостроения, так и ещё довольно скромные возможности отечественных конструкторов и производителей.

В 1925 году польские коммунисты приобрели итальянский танк «Фиат-3000» и подарили его Красной армии. Представим себе на минуту, что это в 2012 году некие польские сторонники «Единой России» собирают деньги и дарят Вооруженным силам Российской Федерации, ну например, «Мистраль»… Достойная картинка для иллюстрации кокаинового сна какого-нибудь экс-министра Табуреткина, не так ли?

Но вернёмся в другие времена, когда разработка новейшей военной техники не была беззастенчивым попилом бабла. Подаренная польскими коммунистами бронированная гусеничная машина была дальнейшим развитием своего французского прототипа Первой мировой и на тот момент являлась лучшим лёгким танком в мире. Поэтому, при проектировании первого серийного танка СССР в основу была положена именно такая схема и компоновка. Летом 1925 года проект легкого танка был передан заводу «Большевик» для окончательной разработки технической документации и изготовления опытного образца.

В августе 1925 года Главное управление военной промышленности ВСНХ СССР выдало специальный приказ («наряд») № В-534с на изготовление одного опытного экземпляра легкого танка сопровождения пехоты с вооружением 37-мм пушкой и пулеметами. Танк должен был быть изготовлен полностью на ленинградском заводе «Большевик» за один год, со сроком сдачи 1 августа 1926 года. На заводе в это время продолжалась работа по созданию двигателя для нового танка, со сроком сдачи 3 ноября 1925 года. Фактически, вместе с конструкцией был разработан и новый двигатель к боевой машине, на основе авиационного мотора, ранее освоенного заводом.

Работа шла непросто, так как не хватало научного и технического опыта. Не все узлы и агрегаты вписывались в габариты танка, и их приходилось дорабатывать на ходу. Однако, к весне 1927 года опытный образец танка был собран и известен специалистам как Т-16. В первой декаде апреля 1927 года были начаты заводские испытания. Только по их результатам было обнаружено 25 дефектов конструкции, требующих проведения доработок, и 7 недостатков, по которым необходимо было вносить изменения в конструкцию. Естественно, для их устранения потребовалось время. Следующие заводские испытания начались только в самом конце мая и тоже выявили конструктивные недостатки.

Тем не менее, в июне 1927 года танк был представлен заводом к войсковым испытаниям. Испытания продолжались течение 6 дней, все их результаты тщательно анализировались. По результатам пришли к выводу о необходимости принять танк на вооружение. 6 июля 1927 года решением РВС СССР легкий танк был принят на вооружение бронетанковых частей РККА.

В результате работ, проведенных в процессе испытаний, получилась гораздо более совершенная модель, вошедшая в историю как легкий танк Т-18 или МС-1 (Малый сопровождения), ставший первой базовой боевой машиной наших танковых частей.

Между тем, подготовка к серийному производству выявила, что отечественная промышленность не выпускает целый ряд агрегатов, станков, запчастей, необходимых для производства и функционирования танка. Например, только по электрооборудованию необходимо было импортировать 28 наименований, среди которого: бронированный электрический кабель, магнето, лампочки, различные переключатели и др. В тот период не только заводы Ленинграда, но и промышленность страны не производили подобную продукцию необходимого качества.

Кроме того, для танка понадобилось одних шарикоподшипников 13 различных видов, оборудование для производства которых также пришлось импортировать из Германии. Фактически, многие производства пришлось создавать и осваивать с нуля.

Серийный выпуск танков Т-18 начался в 1928 году. Кстати первые 30 танков выпускались по договору между ленинградским заводом «Большевик» и ОСАВИАХИМом (Обществом содействия обороне, авиационному и химическому строительству). Т.е. первые серийные тридцать танков в нашей стране были произведены на деньги, собранные общественностью. Еще один повод сравнить времена. Представим, как в 2012 году столичная общественность озабочена не защитой Химкинского леса или Pussy Riot, а сбором средств на производство отечественного истребителя 5-го поколения… Уверен, даже у самых креативных хипстеров не хватит фантазии представить такое. Так что вернёмся к менее «креативным», но к более активным временам.

25 октября 1928 года на заводе «Большевик» с участием высшего руководства Ленинграда прошло большое совещание по поводу сроков и сложностей производства первых 30 серийных танков. Были утверждены жесткие сроки выпуска Т-18. Первые 7 машин должны быть собраны к 1 ноября 1928 года, к 7 ноября еще 3, до 1 декабря - 8 танков, к 5 декабря - 2 боевые машины, не позднее 10 декабря - 3 и оставшиеся 7 танков должны быть сданы до 1 января 1929 года.

Практически сразу же график выпуска начал сдвигаться из-за задержек с поставками импортного электрооборудования, а также брака по литью брони, неполадками с коробкой скоростей. Чтобы устранить брак по броневому литью, было принято решение срочно привлечь Ижорский завод для изготовления брони и танковых корпусов по технической документации завода «Большевик». Кроме того, ижорцы должны были передать на завод «Большевик» специальные станки.

Но больше всего, специалистов беспокоило качество двигателя танка. Уже первые испытания показали, что его мощи явно недостаточно для данной боевой машины. Поэтому, параллельно с разворачиванием серийного производства пришлось вести работы по разработке для них более мощного двигателя. Испытания нового мотора были успешно завершены в конце 1928 года, но имеющиеся производственные мощности не позволяли быстро увеличить их производство. Поэтому на совещании 25 октября 1928 года было принято решение о строительстве нового цеха моторостроения.

На заводе «Большевик» был введен особый режим работы: рабочие и инженерно-технический состав привлекались к сверхурочным работам. Для того, чтобы выполнить танковую программу завод перешел на работу в две смены.

К 7 ноября 1928 года были полностью готовы и прошли испытания 7 машин, еще 4 танка были на стадии испытания и 7 находились в сборке. В тот же день первые несколько машин, прибывших из Ленинграда, впервые стали участниками парада на Красной площади в Москве.

С 1929 года ленинградские танки стали активно поступать на вооружение впервые формируемых механизированных частей РККА. В конце того же года они впервые примут участие в боевых действиях по защите интересов СССР в китайской Маньчжурии.

Всего за четыре года, 1928-1931, Ленинград выпустит 959 этих боевых машин, ставших первым массовым серийным танком нашей страны.

Алексей Волынец

Собрание работников Путиловского завода, 1920 г.

Т-16 во дворе завода Большевик, весна 1927 г.

Танк Т-18 на испытаниях, июнь 1927 г.

На испытаниях

МС-1 в Ленинграде

Опытный образец

На Красной площади на параде

Вверху - Ленинградские Т-18 на Красной площади

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Эхо истории
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
17.7.2020 Юрий Нерсесов
Политический портрет. Президент пока молчит и, если уже и распрощался с Рогозиным, то уберёт его не в разгар обличений, а когда они утихнут. Очевидно, что глава «Роскосмоса» не разделит судьбу Канариса и Тухачевского — смертная казнь у нас не применяется. Однако его политические перспективы стать секретарём Совета безопасности или премьером практически обнулены.

14.7.2020 Юрий Нерсесов
Политический портрет. Получается, что власть боится похода Анатолия Быкова в политику. Вопрос же о его роли в убийстве Войтенко и Наумова тут послужил исключительно поводом. Главное, чтобы не размахивал бело-зелёным флагом сибирского сепаратизма, который особенно ярко выделяется на фоне залитого чёрным смогом неба Красноярска.

8.7.2020 Андрей Дмитриев
Расследование. Помощника капитана Юрия Скока «выживают» с учебного парусного судна судна «Юный Балтиец». Он подает к руководству иск о защите чести и достоинства. Неужели причиной стала готовящаяся к выходу книга о прошлых деяниях двух Владимиров Владимировичей – президента Путина и вице-губернатора Кириллова?

7.7.2020 Юрий Нерсесов
Щупальца олигархии. Британский философ Сэмюэль Джонсон назвал патриотизм последним прибежищем негодяя, имея в виду дельцов, прикрывающих свои гешефты патриотической демагогией. Похоже, некоторые отставные подруги олигархов идут тем же путём.

29.6.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. С присоединением Крыма РВИО особенно охотно рожает монстров в области его истории. От больших и вонючих, как фильм Первого канала «Нулевая мировая война», который я разбирал два года назад. До маленьких и бесцветных, типа статьи «Балаклавская битва», опубликованной на сайте РВИО в нынешнем году. Переврано в ней всё возможное, причём по-разному.

26.6.2020 Сергей Лебедев
Apocalypse now. Что ж, в истории уже были примеры вырождения и гибели в результате гедонизма целых цивилизаций. Можно вспомнить классический пример Римской империи, В конце концов Римская цивилизация была сметена нашествием варваров, американской сильно везёт, что рядом с ней сильных варварских государств нет, но горит она всё равно красиво. Goodbye America, O!

23.6.2020 Юрий Нерсесов
Щупальца олигархии. О дружбе либерального вице-премьера и любителя шахмат Аркадия Дворковича с православно-консервативным министром сельского хозяйства и покровителем казачества Александром Ткачёвым россияне узнали уже после их отставки. Караоке с «Ах судьба моя, судьба!» Надежды Кадышевой в бизнес-джете вышло чрезвычайно задушевное. Но не придётся ли певцам исполнить «Таганку» или «Владимирский централ» в куда менее комфортном месте?

22.6.2020 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. Типа патриотических чучелок из "Единой России" продемонстрировали западной публике в качестве злобных империалистов и фашистов. Затем показали, что для Путина в отличие от подобного зверья осуждение «секретных протоколов» сомнению не подлежит. И напомнили: только действующий президент может держать дрессированных мишек на коротком поводке и загонять пинком в конуру.

15.6.2020 Юрий Нерсесов
Война и мир. Сверхдержавы будут делить мир, пока существует человечество. Независимо от того, кто эти сверхдержавы возглавляет: благословлённые церковью монархи, революционные диктаторы или демократически избранные премьеры. Если же вашу страну призывают покаяться в чудовищном преступлении, значит, делить на сферы готовятся её саму.

15.6.2020 Андрей Дмитриев
Эхо истории. Столичная подземка стала одним из ключевых проектов сталинской эпохи, а спустя десятилетия - и московской мэрии, которая в минувшем году получила контроль над основным пакетом акций АО «Мосметрострой». Разберемся на данном примере в разнице подходов и приоритетов сталинских выдвиженцев и путинских "эффективных менеджеров".