АПН
Загрузка...
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Четверг, 23 января 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Робин Гуд кокаиновых джунглей
2013-03-25 Владислав Ивахник
Робин Гуд кокаиновых джунглей
Считайте меня богом. Потому что если мне кажется, что кому-то суждено умереть, он умирает в этот же самый день. Пабло Эскобар

На днях власти Республики Колумбия заявили о намерении легализовать в своей стране притоны, где наркозависимые граждане смогут беспрепятственно употреблять кокаин и другие одурманивающие вещества. Чем же продиктовано подобное решение? Может быть, свободолюбивыми нравами местного населения или ориентацией правящей партии на защиту права человека на низменные пристрастия? А, может, Колумбия решила стать ближе к Европе, переняв опыт Нидерландов? Думаю, что нет. Любому, кто хотя бы мельком знаком с историей этого латиноамериканского государства понятно, что данное решение - это результат новой тактики колумбийского правительства в его давней и жестокой войне со своим главным конкурентом за власть в стране, наркомафией.

Согласитесь, первое, что приходит в голову, когда слышишь «Колумбия» отнюдь не известный мореплаватель и легендарный первооткрыватель Америки Христофор Колумб. И уж тем более не с именем Симона Боливара, освободившего Колумбию от испанского господства, ассоциируется эта страна. Имя Колумбии накрепко привязано к своему главному экспортному товару кокаину. А слово «кокаин», в свою очередь, вызывает в памяти ставшее нарицательным имя – Пабло Эскобар.

Давайте кратко ознакомимся с биографией этого примечательного господина.

Пабло Эмилио Эскобар Гавирия, известный также как «Пабло Колумбийский», «Эль Доктор» или просто, «Робин Гуд», - это единственный в мире человек, за голову которого США готовы были отдать 10 млн. долларов. Для сравнения, за голову полумифического Усамы бен Ладена, по официальной версии протаранившего «башни близнецы» в самом сердце Америки, святая святых, New-York City, Штаты готовы были отдать всего 5 млн. зеленых бумажек.

Чем же был вызван подобный интерес мирового гегемона к какому-то усатому латиносу – спросите вы.

Да очень просто! Ни один мерзавец на этом свете не позволял себе творить то, что творил Пабло Эскобар. Этот человек питал кокаином всю Америку. Все – от рядовых джанки, способных прикупить себе грамм белого вещества, до звезд Голливуда и известных политиков нюхали порошок Эскобара. Пабло Эмилио это человек, объявивший войну целому государству с армией, полицией и прочими силовыми инструментами.

Годовой оборот империи Эскобара, по некоторым данным, составлял 86 млрд. долларов США. Оперируя подобными суммами, он мог стать царем и Богом в бедной, поросшей трущобами Колумбии. Собственно говоря, таковым он и стал. Он построил целый округ, состоящий из 450 домов, в которые заселил бедняков, освободив их от уплаты налогов. Обеспечивая бедноту работой и жильем, проводя различные социальные программы, Эль-Доктор стал для колумбийской голытьбы чем-то вроде покойного Уго Чавеса для бедных слоев Венесуэллы. Только у Чавеса была нефть, а у Эскобара другое, белое золото – кокаин.

И люди платили своему благодетелю чуть ли не религиозной верностью. Недаром на его похороны собралось более 20 тысяч колумбийцев, заявлявших буквально, что гибель Эскобара равноценна распятию Иисуса Христа. Обезумевшие от горя бедняки даже снесли крышку с гроба, чтобы приложиться к телу убитого кумира.

Тысячи людей обеспечивали работу наркоимперии Эскобара, ставшей фактически государством в государстве. Нарколаборатории в джунглях производили тонны «белого счастья», реализация которого позволяла их владельцу строить виллы, дворцы, десятками скупать самые дорогие автомобили ведущих мировых марок, завести собственный зоопарк с редкими видами животных, построитьгород-гарем с несколькими сотнями любовниц и даже обзавестись личной армией. В бытность Эскобара хозяином колумбийских зарослей коки появилось такое понятие как «наркотанк», а для транспортировки зелья в США знаменитый наркобарон сумел даже купить подводную лодку класса «Фокстрот», вмещавшую около 40 тонн кокаина. Субмарина была приобретена за 5 млн. долларов в России в городе морской воинской славы Кронштадте при посредничестве двух действующих адмиралов и неких бандитов из Петербурга.

Разве могли янки потерпеть подобного соседа? Конечно, нет. В 1982 году президент Соединенных Штатов Рональд Рейган официально объявил войну кокаиновой угрозе. Чуть позже, в рамках этой кампании Штаты отправили в Колумбию для ликвидации Эскобара целое подразделение специально обученных кадров, снабдив их самой передовой техникой. Помимо этого на войну с картелем американцы единовременно выплатили колумбийскому правительству 65 миллионов долларов.

Однако этот зверь был не так уж прост, и охота за ним длилась почти девять лет! С 1984-го, когда был выписан ордер на его арест в связи с убийством министра юстиции Колумбии Родриго Лары Бонильи, и до 1993 года, когда изрядно потолстевший и обрюзгший Эскобар был подстрелен на крыше дома, служившего ему временным укрытием. Существует фотография, на которой запечатлены убившие его спецназовцы в полной экипировке, с винтовками и автоматами наперевес, и довольными, глупыми улыбками. Они расположились рядом с тушей своей добычи, подобно охотникам, которым посчастливилось завалить матерого волчару.

«Ты никогда не знаешь, какая пуля тебя убьет. Ведь на пулях не пишут имена», – говорил Эскобар. Вообще, читая цитаты этого человека, возникает стойкое ощущение, что он был на короткой ноге со смертью и понимал, что рано или поздно отольют пулю с его именем. Но это обстоятельство, кажется, не сильно его смущало: «Когда ты мертв, тебе уже нечего бояться». Это была разумная самурайская философия, ведь, когда ты зашел столь далеко в своем противостоянии с государством и обществом, будь готов, что они тебе этого не простят.

Трагедия Эскобара, как и многих подобных ему личностей, заключается в том, что он не смог вовремя остановиться. Персонаж, занимавший в разное время должности члена конгресса, и члена палаты представителей Колумбии, проводивший семинары по правам человека и появлявшийся на улице в сопровождении католических священников, предпочел тонким политическим играм более понятную и простую тактику террора и заказных убийств.

Министр юстиции - не первая и далеко не последняя из его жертв. Еще в 22 года, будучи совсем «молодым негодяем», Пабло похитил и убил известного колумбийского латифундиста-промышленника Диего Эчеварио. Поскольку последний пользовался откровенным презрением со стороны бедняков Медельина, города неподалеку от которого родился Эскобар, Пабло не стал скрывать своей причастности к этому убийству, чем снискал себе первую славу среди бедных слоев горожан. Именно тогда они стали уважительно звать его «Эль Доктор».

Полный же список жертв «политики» Эскобара исчисляется тысячами людей. Картель буквально выкашивал всех, кто, так или иначе, стоял на пути его процветания. При этом главу кокаиновой империи, судя по всему, не сильно заботил тот факт, что жертвами его терактов становятся и ни в чем не повинные люди.

Известно, что Эскобар приказал взорвать авиалайнер, на борту которого находилось 107 человек, потому что на этом самолете должен был лететь кандидат в президенты Сесар Гавириа Трухильо. Незадолго до этого наркобарон убил прямо во время предвыборного митинга другого кандидата на этот печальный для Колумбии тех времен государственный пост, Луиса Карлоса Галана, построившего свою предвыборную программу на борьбе с наркомафией и пользовавшегося реальной поддержкой избирателей.

Но даже после столь бесчеловечного акта, как подрыв гражданского самолета, значительная часть колумбийской бедноты осталась на стороне своего Робина Гуда. Еще бы! Ведь он объявил войну госаппарату и назначил премию за убийство полицейских, судей и прокуроров, лично подписав листовку с прейскурантом и даже приложив к подписи отпечаток пальца, чтобы ни у кого не возникло сомнений в авторстве данного призыва. В результате даже четырнадцатилетние подростки стали убивать полицейских средь бела дня и получать за это по 500 долларов.

Эта тотальная война продолжалась вплоть до 1991 года, обагрив улицы кровью и посеяв настоящую панику в Медельине и окрестностях. Власти Колумбии были вынуждены пойти на беспрецедентный шаг – заключить договор с Эскобаром. Он обязался отсидеть в тюрьме на родной земле от 4 до 8 лет, а государство в ответ пообещало не экстрадировать его в США, где он без сомнений схлопотал бы пожизненное заключение.

Поскольку на тот момент Эскобар был лишен практически всей своей собственности и загнан в угол, для него это решение стало настоящим спасением. Тем более что речь шла о довольно необычном способе заключения под стражу. Эскобар и 12 его ближайших подельников содержались в «тюрьме», лично спроектированной главой наркокартеля и построенной в районе Энвегадо. Эта огороженная колючей проволокой вилла с прекрасно меблированными «камерами» класса люкс, кухней, кабинетом, джакузи, бассейном, игровым залом и даже с футбольным полем, на котором Эль Доктор частенько гонял мяч со звездами футбола, специально приехавшими для увеселения привилегированного заключенного, стала служить новым штабом для Медельинского картеля. Новый «тюремный» офис Эскобара получил имя LaCatedral, что буквально переводится как «собор». Оттуда он и вел свои дела в течение ближайшего года.

Картель продолжал процветать, еженедельно отправляя в Штаты по 2-3 тонны превосходного кокаина и сохраняя лидирующие позиции в наркобизнесе. Однако наглость и страстный характер натуры Эскобара сделали свое дело. Узнав о том, что двое его компаньонов из семей Голиано и Монгадо обворовывают его, Пабло Эмилио приказал доставить их в LaCatedral, где оба они были убиты.

То обстоятельство, что Эскобар не разделался с ними руками киллеров, где-нибудь за пределами по ля зрения полиции, а вызвал подельников на ковер и лично вышиб мозги одному из них, после длительных и мучительных пыток, лучше всего характеризует личность преступника №1 как, не побоюсь этого слова, настоящего пассионария преступного мира. Он не мог тихо лежать на дне, продолжая управлять своей империей из уютного гнездышка. Ему необходимо было показать свою исключительную роль в преступном мире, и он пошел на открытый конфликт со всеми. Хотя речь шла о 10 – 20 млн. долларов, ушедших мимо кассы Эль Доктора, что по сравнению с выручкой от общего трафика Медельинского картеля, согласитесь, не такая уж и значительная сумма. Особенно, если поверить истории сына Эскобара, Себастьяна, который рассказал как однажды, скрываясь с ним и его сестренкой от правительственных агентов в пещере где-то высоко в горах, заботливый папаша за одну ночь сжег 1 млн. 964. тыс. долларов наличными, дабы обогреть дочь от холода.

Естественно, бесцеремонное поведение наркобарона не осталось без внимания его надзирателей, и 22 июня 1992 года несостоявшаяся жертва Эскобара, теперь уже президент Колумбии Гавирия, отдал приказ покончить с фривольным заключением своего заказчика и перевести его в настоящую тюрьму. Однако способ, который выбрали власти для перевода самого опасного преступника во всей Латинской Америке под жесткий тюремный надзор, вызывает откровенные приступы утробного смеха. В LaCatedral, цитадель Эскобара, напичканную оружием и оборудованную специальными тайными ходами, через которые пылкий Пабло Эмилио делал вылазки в ночные клубы и бордели Медельина, были направлены два представителя правительства с целью известить «заключенного» о его переезде!

Кто бы сомневался, что Эскобара подобный расклад не устраивал. Правительственные уполномоченные тут же были взяты в заложники главой картеля и целым взводом его приспешников, что позволило всей шайке беспрепятственно покинуть свое временное пристанище. Однако, оказавшись «на воле», знаменитый «Пабло Колумбийский» столкнулся с новыми обстоятельствами, роковым образом отразившимися как на дальнейшем ведении дел этого преступного авторитета, так и на самой его жизни.

После нашумевшей истории с ликвидацией нечистых на руку коллег по бизнесу Пабло обрел врага не только в лице государства, но и в лице многих своих подельников, напуганных столь жестокой расправой с бывшими друзьями. Очевидно, каждый из них до смерти боялся оказаться в шкуре погибших. Соратники Эскобара, обладавшие исключительными знаниями о бизнесе своего патрона, стали массово переходить во вражеский стан. В 1993 году Медильинский Картель прекратил свое существование. Не дремали и конкуренты одиозного наркобарона, почувствовавшие, что настало их время. Одним из лидеров наркокартеля Кали, Хелмером Еррера по кличке «Пачо», была основана организация, получившая название LosPepes, что в переводе с испанского означает «преследующие Пабло Эскобара» (Perseguidos por Pablo Escobar). Эта организация начала успешную охоту на опального авторитета и его приближенных, буквально наступая Эскобару на пятки. Существуют доказательства, что LosPepesне только получали информацию напрямую от Департамента полиции Колумбии, но и курировались ЦРУ.

Таким образом, вся страна превратилась для неприкасаемого ранее Эскобара в арену для травли. Он не мог оставаться на месте дольше одного дня и пользоваться средствами связи под угрозой неминуемой поимки. В небе над Колумбией курсировал самолет, напичканный специальной аппаратурой, способной зафиксировать тембр его голоса и в считанные минуты определить его местонахождение.

Но даже в таких обстоятельствах Эскобар продолжает чувствовать себя мегазвездой и соглашается на дачу интервью некому известному журналу, что на деле, естественно, оказывается полицейской ловушкой. Один из величайших преступников XX века попадает в засаду и погибает с револьвером в руках, отстреливаясь от обложивших его агентов спецназа.

Состояние Пабло Эскобара на момент 1989 года составляло по данным журнала «Forbes» 47 млрд. долларов США. В лучшие годы Медельинского картеля он контролировал до 80% мирового оборота кокаина. Что же произошло с наркотрафиком после его гибели, спросите вы? Да ничего особенного! Он только вырос, а доли в кокаиновом бизнесе были перераспределены между конкурентами «Эль Доктора». Колумбия до сих пор занимает лидирующее положение в мире по экспорту кокаина. Именно страх перед своим прошлым, олицетворением которого является Пабло Эскобар, и диктует этой стране новые правила борьбы с эпидемией, бушующей в Колумбии с незапамятных времен. Остается только наблюдать, сможет ли подобная тактика привести к ощутимым успехам правительства на фронтах войны с кокаиновыми джунглями.

Владислав Ивахник

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Эхо истории
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
22.1.2020 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. Едва президент заклеймил Польшу за сговор с нацистской Германией, как товарищи учёные оформили специальную таблицу с завлекательным названием «Рейтинг предательства». Где предложили оценить страны Европы по доле личного состава воинских формирований на стороне Гитлера. Овчинка, однако, оказалась жульнической, причем совершенно без какой-либо необходимости.

20.1.2020 Сергей Лебедев
Эхо истории. Польша отмечала как праздник начало Второй мировой войны, но не отмечает юбилей освобождения свой столицы и не будет отмечать день Победы 9 мая. Недаром экс-кандидат в президенты от партии «Национальное движение» Мариан Ковальский сказал: «Этих торжеств вообще не должно быть. Полякам нечего праздновать. Польша проиграла Вторую мировую войну». Их право. Зато Россия не отмечает начало войн. Она отмечает их победное завершение.

18.1.2020 Андрей Дмитриев
Медведеведение. Вспомним, как скакнул вверх рейтинг Дмитрия Анатольевича после Пятидневной войны. Сейчас такого на горизонте не видно, да и, похоже, не рискует Кремль досаждать уважаемым западным партнёрам до такой степени, что даже народные республики Донбасса не признает. Но зато Медведев может дать приказ вдарить по очередным «бармалеям» хоть в Сирии, хоть в Ливии, хоть в ЦАР, и это будет воспринято на ура.

14.1.2020 Саид Гафуров
Интервью. США очень сильно облажались. Когда они узнали, что в результате удара погиб Сулеймани, то пришли в ужас, потому что ни в коем случае не хотели убивать политика такого уровня. Трамп почувствовал себя виноватым и в ходе шедших в закрытом режиме переговоров передал – «можете бомбить нашу базу, мы людей выведем, вам ничего не будет».

13.1.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Вы будете смеяться, но обнаружен очередной источник, откуда черпает информацию коллектив авторов, известный под псевдонимом Владимир Мединский. Сравнив подписанный тогда ещё скромным депутатом Госдумы от «Единой России» трактат «О русской угрозе и секретном плане Петра I» и не менее внушительный талмуд «Франция. Большой исторический путеводитель» некоего Аркадия Дельнова, я сразу заметил сходство отдельных фрагментов.

10.1.2020 Андрей Дмитриев
Петербург+Ленобласть. Беглов больше не пристает к детям и собачкам на улицах, анонсированные чистки и кадровые перестановки в целом обернулись пшиком, и сам он стал похож на вечно спящего Полтавченко. Более энергичный дядя Саша - Дрозденко - хочет баллотироваться в губернаторы 47-ого региона, но не факт, что имеет такое право по закону, а до кучи засветился с коллекцией роскошных часов.

7.1.2020 Владислав Шурыгин
Интервью. Были иллюзии, что можно договориться, сегодня ясно, что никто с нами договариваться не собирается. Ситуация 1935-36 годов перед Путиным стоит в полный рост. Он для себя мучительно ищет вопросы, кто же он в истории, и поэтому обращается к Сталину.

5.1.2020 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Актёрам пофиг - вот они и отрабатывают номер без всякого энтузиазма. Трудно сделать красиво, когда на тебя напяливают офицерский мундир и требуют изображать хипстера, бегущего на митинг Навального под несуразные для XIX века мелодии «Наутилуса» и «Мумий Тролля».

29.12.2019 Михаил Трофименков
Интервью. В своих представлениях о соотношении кино и реальности Сталин был гениальным продюсером и, прежде всего, гениальным зрителем, смотревшим кино глазами «простого» советского человека – не идеального, а ещё не свободного от простых человеческих слабостей. Например, облизнуться на ножки Любови Орловой или во вторую годовщину Победы сходить не на военную монументалку, а на милую «Золушку».

26.12.2019 Юрий Нерсесов
Политический зоосад. Конечно, некоторая разница между шимпанзе Майком, моим приятелем и господином Мантуровым, имеется. Первые поднялись из низов – один, используя канистры, второй, поигрывая золотой цепью. У министра биография иная: он прошёл во власть как потомственный советский аристократ.