АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Вторник, 20 августа 2019 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Ни земли, ни воли
2007-07-09 Вячеслав Кочнов
Ни земли, ни воли

Июньская история со скандальной речью американского конгрессмена Тома Лантоса на открытии в Нью-Йорке памятника жертвам коммунизма неожиданным образом всколыхнула в России очередную волну споров о родной истории.

Путин в своем уже привычном для публики афористическом стиле что-то такое изрек о том, что «мы не крали серебряных ложек», то бишь не бомбили Хиросиму и Нагасаки и не поливали напалмом Вьетнам. И это дало старт бурным разбирательствам, что же там такое понаписано в школьных и вузовских учебниках, и почему по одной из общеобразовательных версий марешаль Жуков это грязный мракобес, расстрелявший либерала Берию, а по другой тот же Жуков – наш Юлий Цезарь, избавивший русский народ от кровавого палача Берии.

Я полагаю, прежде чем начать вырабатывать современный школьный курс отечественной истории, в качестве предварительного этапа, надо сделать две вещи. Первое – рассекретить, собрать и массово опубликовать все материалы и воспоминания, связанные с историей России с 1917 по 1991 год. Второе – выработать некую общую концепцию истории, обозначить некие субъектно-объектные отношения, то есть ответить на вопрос, а с кем вся эта история, собственно происходит, кто ее субъект – евразийская суперэтническая общность, государство Российское от Рюрика до Путина, или, м.б., «человеческий род» или, например, партия «Единая Россия», а быть может, просто «русский народ».

Что касается вопроса субъектности, то мне лично ближе других понятие «Русский народ», например, в не так давно сформулированном определении журналиста Юрия Чуканова: «Русский - это европеоид, первым (родным) языком которого является русский, осознающий себя русским и приобретший в ходе социализации (воспитания) стереотипы поведения, позволяющие другим русским считать его своим. Если это определение расширить - вместо народа выйдет сброд, если сузить, добавив религиозный или социальный аспект, - тоталитарная секта».

В отношении же рассекречивания и опубликования материалов, связанных с недавней историей, работа, конечно, ведется и не малая, и все же, на мой взгляд, практически лишенная государственной поддержки и по существу недостаточная. Поясню почему. После демонстрации по ТВ телесериала «Штрафбат», я сделал для одной питерской газеты интервью с двумя ветеранами Второй мировой, один из которых сам участвовал в одном бою в качестве штрафника (на деле, а не в кино, второго боя у штрафников в 99% случаев – не было: убит – в могилу, ранен – прощен, третий вариант практически отсутствовал), другой соприкасался с штрафниками. То, что рассказали эти старики о военных реалиях полей сражений 1941-1945, разительно отличалось от болезненных фантазий Володарского-Досталя, авторов нашумевшего сериала. Но это не все: после публикации этих двух интервью в редакцию газеты стали звонить ветераны и предлагать опубликовать их воспоминания, не укладывающиеся в формат официальной советской и постсоветской историографии. Многие из них рассказывали о том, что уже не раз предлагали поделиться своими воспоминаниями на радио и ТВ, но после краткого собеседования им вежливо отказывали – неформат. Сырая, как парное молоко, правда о войне, не прикрашенная комиссарской ложью – это неформат и для нынешней постсоветской пропаганды. Причем, как вы понимаете, скоро этот пласт исторических свидетельств будет безвозвратно утерян, просто потому что люди не вечны.

Мне довелось быть слушателем нескольких таких неформатных рассказов, есть, кстати, сериал, отснятый ВВС под названием «The War of Century», где предоставляется слово тем участникам Второй мировой, которых обычно не принято выслушивать.

Если нарисовать общую картину войны с учетом этих рассказов, а также с учетом того, что часть официальной ее истории является прямой и откровенной ложью, мы поймем, что Нюрнберг – это не последнее слово, не финал, а только на скорую и ловкую руку скроенная драпировка, скрывающая огромные глыбы неисследованных тем…

Что же больше всего раздражает «правильных» толкователей истории Второй мировой, какие факты считаются неформатными?

1. Все случаи сотрудничества с немецкими оккупационными властями

а) крестьянства (особенно неприятно, ведь советская власть была якобы рабоче-крестьянской)

б) красноармейцев, перешедших на сторону Вермахта

в) церковных иерархов, когда немцы стали открывать закрытые большевиками церкви (см. например, книгу В.В. Антонова «Приходы Ленинградской области»)

г) бывшей советской интеллигенции

д) лиц, которые воспользовавшись освобождением от коммунистов, занялись частным предпринимательством

е) представителей белогвардейской и прочей русской эмиграции

2. Факт признания некоторыми участниками и историками Великой Отечественной войны как Второй Гражданской войны.

3. Оценка деятельности партизан со стороны местного населения как исключительно криминальной и направленной против мирных граждан.

4. Оценка сталинского СССР как одного из главных агрессоров и поджигателей Второй мировой, вступившего в войну 17 сентября 1939 (а не 22 июня 1941) в качестве союзника Третьего Райха.

Ну, и как неожиданно выяснилось в прошлом году, бельмом в глазу постсоветской пропаганды является факт существования Локотьской республики, которая, по свидетельству журналиста «Парламентской газеты» Сергея Веревкина, автора нашумевшей статьи, посвященной вопросу, являлась «уникальным политико-административным образованием, существовавшим в период 1941-1943 годов на Брянщине».

«Локотьское самоуправление было создано в сентябре 1941 года русскими людьми, когда немецких войск тут еще не было. Через две недели, когда 2-я танковая армия вермахта заняла эти места, её командующий — генерал-полковних Хайнц Гудериан пошел на эксперимент, полностью доверив внутреннее самоуправление этому созданному русскими органу власти. На землях Локотьщины — когда еще не было немцев в органах власти, германских судов, полиции, тюрем, оккупационных войск

…Несмотря на выполнение 100 процентов обязательных поставок товаров Германии, уровень жизни здесь был самым высоким по сравнению с любыми другими районами и территориями, бывшими под контролем Германии. Семейный надел земли локотьчан составлял по 10 гектаров, в каждой сельской семье была корова, не считая свиней, коз, овец, птицы.
Вдумайтесь в эти цифры! В каждой сельской семье — по десять гектаров земли и по корове, а то и по две, не считая прочей скотины! В условиях войны! Сейчас, когда нет давно ни войны, ни оккупации, найдете ли — уж не говорю — область — район в стране, где в каждой сельской семье — по десять гектаров земли и по корове?»

(«Парламентская газета» № 99(1949) 22 июня 2006 года http://www.pnp.ru/archive/19490147.html)

Наверное, читатель помнит, какую реакцию вызвала эта публикация в прошлом году. Думаете, кто-то попытался возразить Веревкину, вступить с ним в полемику? Ничуть не бывало. Сергей Миронов, очевидно по подсказке Суркова и Путина, потребовал… уволить редактора «Парламентской газеты» Котова! Получилось, что Миронов и вся сурковско-павловская пропагандистская машина не нашли, чем возразить Веревкину, не сыскали историка, который смог бы что-то убедительно пробормотать (небесплатно, разумеется) в защиту официальной версии. Так что, выходит Веревкин правду написал? Или коснулся темы, которая смертельно опасна для нынешнего постсоветского режима?

И так всегда. Редко «опускаясь» до споров и приведения контраргументов, сторонники «правильной» истории Второй мировой, обычно пускают в ход два главных довода: ругань («фашистские уроды», «гитлеровские холуи» и т.д.) и запреты (уволить редактора, завести уголовное дело и т.д.)

Не правда ли, характерно? Очевидно, сергеи мироновы иже с ними, в общем-то, неплохо понимают, что сами они со своим неосталинизмом безбожно врут – врут во спасение своих шкур и всего «честно наворованного». Ибо пересмотр вопросов отношения к Локотьской республике и другим подобным эпизодам может повлечь за собой непосредственные юридические последствия в отношении бывших функционеров КПСС и КГБ, и далее – по польскому сценарию: всеобщее осуждение, люстрация, запрет на профессию…

…И еще один вопрос, удивляющий всех и каждого в связи с историей России, и в некотором смысле являющийся поистине парадоксальным.

Земли в России больше, чем говна! В прямом смысле слова! Московские цари и петербургские императоры веками с жадностью, достойной лучшего применения, прихватывали все новые и новые куски суши, не особенно заботясь об окультуривании захваченных земель и об извлечении долгосрочных дивидендов в интересах всех сторон процесса. Большевики в свое время пришли к власти под украденным у эсэров лозунгом «ЗЕМЛЮ – КРЕСТЬЯНАМ!», однако вместо земли, как известно, крестьяне увидели сначала продразверстку, а затем колхозы. Да и после окончания Великой Отечественной «благодарный» Сталин, поднимая тост «за Русский народ», забыл даже упомянуть о том, что неплохо было бы поделиться с победителями хотя бы той самой землей, за которую они пролили столько крови.

Перестройка, демократизация и отказ от коммунистических идей проходили под лозунгами возврата к частному землевладению, однако и по сей день, несмотря на принятие в 2001 году нового Земельного кодекса, а затем в 2005 нового Закона о местном самоуправлении, согласно которому права распределения «лишней» землей предоставляется местным советам, Российское государство продолжает в отношениях между гражданами и землей оставаться эдакой «собакой на сене», причем, собакой крайне злобной, которая может иного и до смерти загрызть…

Земельный и Гражданский кодекс, регламентирующие права собственности на Землю настолько противоречивы и запутаны так, что любой чиновник, заинтересованный в существовании теневого рынка, может легко повернуть любую строку этих законов в нужное ему русло… За отсутствием непрерывных столетних традиций, все эти законы и кодексы в сфере землевладения завязались в узел покруче Гордиева. И этот узел уже давно ждет своего Александра Македонского.

…Немцы, в 1941 придя в Россию, о чем сейчас так не любят и боятся вспоминать, раздавали землю явочным порядком тем, кто на ней работал здесь и сейчас. И неважно, что ими двигало, важен результат. Сейчас даже и этот вариант представляется маловероятным, потому что остатки крестьянства, не добитые совком, добиты постсоветским режимом. Юлий Цезарь раздавал землю ветеранам – так, например, в Тоскане возник и поныне процветающий город Флоренция.

Может быть, Путину, Суркову иже с ними, вспоминая об уроках Истории, стоит начать раздавать земли по последнему образцу – людям, имеющим заслуги перед государством? А не ждать, когда НАТОвские генералы, отправив их в Гаагских трибунал, вместе с китайскими переселенцами найдут более эффективные способы управления 1/6 частью земной поверхности?

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Русский вопрос
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
19.8.2019 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Клип «Архангел Михаил» вполне пригоден для переработки в крутой блокбастер, финальные титры которого пойдут под замечательную фронтовую песню «Огонёк» со слегка изменёнными словами: «И спецназовца русского/Чайкин сын продаёт/За швейцарскую родину/И за банковский счёт». Идеальный исполнитель — звезда русского шансона Вика Цыганова.

18.8.2019 Андрей Дмитриев
Дружба народов. Складывается впечатление, что при наличии хороших отношений с Финляндией, особенно сравнительно с другими западными «партнерами», российские официальные лица в СМИ периодически заискивают перед северными соседями, зачастую прямо искажая историю в угоду текущей политической конъюнктуре. Получается этакий застенчивый патриотизм с мазохистским уклоном.

15.8.2019 Андрей Дмитриев
Протест. Поколение конца девяностых – середины нулевых годов рождения, которое выросло при Путине и другой власти не видело, для этой самой власти фактически потеряно. В общем, при сохранении текущих тенденций лужа, в которую село в ходе протестов московское начальство, к моменту транзита власти в 2021 и 2024 годах может существенно разрастись, поглотив Смольный, а то и Кремль.

30.7.2019 Юрий Нерсесов
Путин и народ. После путинского поздравления с главным флотским праздником впору только с камнем на шее в море кидаться или на мачте вешаться, однако лучше всё же изучить историю. Тогда окажется, что как раз в текущем и будущем году у президента масса поводов поздравить моряков с юбилеями побед над членами НАТО и Евросоюза.

28.7.2019 Андрей Дмитриев
Эхо истории. Помимо практической стороны дела в решении «морского вопроса» немаловажен был и аспект идеологический. А именно вопрос преемственности фактически создаваемого заново флота советского к русским морским традициям. В итоге нарком Кузнецов предложил приурочить день ВМФ к победе Петра Первого в 1714 году над шведами у мыса Гангут.

24.7.2019 Юрий Нерсесов
Правильные выборы. Если сравнить итоги выборов Верховной Рады с кучей фекалий, то Чеснаков щедро поливает сурковский продукт духами. Глядишь, политический папа понюхает, одобрит и не станет строго спрашивать за выделенные на кума ресурсы. Типа проплаты срочно сляпанного рекламного фильма Оливера Стоуна. И субсидий российскому бизнесу команды Медведчука, скупившей на чьи-то деньги почти все нефтеперерабатывающие заводы в Ростовской области.

20.7.2019 Елена Прудникова
Властители дум. Православная жизнь в конце XIX века находилась в таком же застое, как и социализм в 70-е, официозная идеология государства была такой же выморочной, как марксизм-ленинизм при товарище Суслове, а душа хотела чего-то большого и светлого, и на этой почве российская мысль принимала самые экзотические формы.

19.7.2019 Андрей Дмитриев
Политический портрет. Визит Александра Лукашенко в Петербург и Ленинградскую область стал продолжением цепи его участившихся контактов с Владимиром Путиным, фрустрирующих общественность: уж не готовится ли слияние стран с выборами одного президента в 2024 году? Однако это не в характере Александра Григорьевича, да и дрейф его политики направлен в противоположном от России направлении.

18.7.2019 Елена Прудникова
Властители дум. Это хорошо, что российский историк Александр Дюков обратил внимание на доклад бывшего заведующего отделом пропаганды ЦК КПСС, а в молодости стажёра Колумбийского университета США Александра Яковлева на II съезде народных депутатов 23 декабря 1989 года. Сей ныне забытый документ очень показателен по части методов, которыми делалась у нас «перестройка».

15.7.2019 Игорь Пыхалов
Интервью. Когда во время Перестройки пошли потоком разоблачения, то я вполне поверил, что Сталин – злодей, тиран и кровавый убийца. Но уже в 90-е годы всё чаще стал замечать: то или иное разоблачение оказывается неправдой. И в итоге пришёл к принципу презумпции лживости.