АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Понедельник, 22 апреля 2019 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Любовь к традициям или комплекс Коробочки?
2006-11-17 Вячеслав Кочнов
Любовь к традициям или комплекс Коробочки?

В последние недели мы можем наблюдать осеннее обострение споров вокруг небоскребов Газпром-сити, которые должны вознестись на Охте, на историческом месте шведского города Ниеншанца (расстояние по прямой от Дворцовой площади до предполагаемой строительной площадки чуть больше пяти километров). Это обострение связано с выставкой архитектурных проектов Миллер-башни, проходящей сейчас в Академии художеств. В основном, слышны голоса противников этого строительства.

Вот что, например, пишет Анна Зарецкая, примыкающая к их стану, в статье «Архитектурный терроризм», опубликованной на Росбалт.ру:

«Достаточно зайти на любой из форумов сетевых СМИ, чтобы убедиться: агрессивное вторжение в историческую застройку Петербурга вызывает яростное неприятие. Из всех высказываний на тему «Газпром-Сити» на долю сторонников такого строительства приходится не больше 4-6%. Что, кстати, вполне соответствует прогнозу, сделанному недавно главой думского комитета по собственности Виктором Плескачевским: «Если бы кто-нибудь спросил у петербуржцев, хотят ли они видеть 300-метровую башню «Газпром-Сити», думаю, 90% высказались бы против».

У меня нет специального архитектурно-художественного образования, но, тем не менее, я отношу себя к числу активных сторонников не только сохранения, но и восстановления разрушенного и уничтоженного архитектурного наследия. Я имею в виду сотни церквей и других исторических памятников, ликвидированных в России бандой вандалов-большевиков. И при этом я совершенно не разделяю скепсиса противников строительства газпромовского небоскреба и не вижу в замыслах Алексея Миллера никакого «архитектурного терроризма». Поясню почему.

Я родился и вырос в Ленинграде, на Гороховой улице недалеко от Фонтанки и Сенной площади, и мой архитектурный вкус формировался под впечатлениями от архитектурных шедевров исторического центра Петербурга. Я жил на пятом этаже, и мне так повезло, что окно моей комнаты выходило прямо на купол Исаакиевского собора, который таким образом сформировал высотную доминанту заоконного пейзажа моего детства. Когда я стал подрастать, выходя на набережную Невы, гуляя по Марсову полю или на Островах, сравнивая петербургский архитектурный ландшафт с ландшафтами других городов, в которых мне доводилось бывать, я стал чувствовать, что в родном городе мне часто не хватает… вертикали.

Поскольку человек – существо прямоходящее, то есть больше вертикальное, чем горизонтальное (горизонтальная ориентация тела – символ смерти и сна), то и преобладание вертикали в архитектуре, как правило, вселяет в душу человека бодрость и уверенность в своих силах. В то время как четко выявленное преобладание горизонтали провоцирует состояние пришибленности, рабской покорности (вспомните архитектуру 1920-х годов, конструктивизм с его повернутыми набок горизонтальными окнами). У Андрея Белого в его бессмертном романе «Петербург» острова – где живет рабочий люд, угнетенный и бесправный – как будто бы присели перед прыжком – революцией…

На себе, во всяком случае, я эти пифагорейские закономерности чувствую вполне определенно. Мое воображение всегда будоражили узкие улочки средневековых европейских городов, резко взлетающие в небо готические башни и шпили. Или высокие колокольни с золотыми куполами, ярко сверкающими в погожий день в лучах солнца на фоне ясного голубого неба.

В Петербурге из-за полного отсутствия какого-либо рельефа, гор и холмов, создание искусственного рельефа, подчеркивание вертикали, на мой взгляд, особенно необходимо. К тому же масштаб Невы, ее ширина и длина, на мой взгляд, предполагают более высотную застройку на ее берегах, во всяком случае, в некоторых местах, например в районе Вантового или даже Охтинского моста. Невысокие трех-четырехэтажные домики по Английской набережной выглядят сегодня уже не дворцами, а «приютом убогого чухонца». Купол Исаакиевского собора, Александрийский столп, шпили Петропавловской крепости и Адмиралтейства – все это символы человека-творца, его непоколебимой воли, устремленной вверх и вперед. (В то время, как падающее тело устремлено, наоборот, вниз и назад). Вспомните, в какой восторг приводят горожан и приезжих мощно поднимающиеся в небо крылья разведенных мостов!

«Роль архитектурной доминанты северной столицы России всегда отводилась шпилю Петропавловского собора, увенчанному фигурой Ангела – хранителя Санкт-Петербурга. Так было до тех пор, пока глава ОАО «Газпром» Алексей Миллер не заявил о намерении утвердить на невском берегу свою доминанту – 300-метровый небоскреб «Газпром-Сити», претендующий на звание «нового символа Петербурга». – утверждают убежденные противники строительства Газпромбашни. Однако стоит напомнить, что у того же Петра I было немало оппонентов и при самом основании северной столицы. А сколько было ругани и проклятий при возведении Эйфелевой башни в Париже! Сам Ги де Мопассан анафематствовал новострой со своих парнасских высот, заявив, что теперь есть только один вид Парижа, не оскорбляющий вкус, это вид из кафе на самой башне, потому что… только оттуда ее и не видно. Сколько раз уже в ХХ веке французы порывались башню разобрать… Забавно, что теперь Эйфелева башня – главный символ Парижа. Мне посчастливилось немало прочесть Мопассана в подлиннике, и могу засвидетельствовать, что критик Эйфелевой башни, был несомненным литературным гением, но вот гигантский стальной маяк, далеко опережая время, выходил за рамки его представлений о прекрасном. А нынешние критики строительства Башни на Неве, кто они? Кроме действительно уважаемых, но закосневших людей – архитекторов, строителей – есть и те, кто в своей жизни не построил и забора, а их голоса, как ни странно, звучат громче всех. Ну а что же думают петербургские архитекторы?

«Петербургское отделение Союза архитекторов приняло решение бойкотировать конкурс, демонстративно игнорирующий требования действующего законодательства и задающий условия, следование которым неизбежно приведет к уничтожению архитектурного единства исторического Петербурга. 18 октября правление СПбСА вынесло резолюцию — «не принимать участия в жюри, в экспертной комиссии и других официальных мероприятиях конкурса», поддержанную затем и V пленумом Союза архитекторов России. Глава РААСН Александр Кудрявцев отказался войти в состав жюри, узнав о том, что затребованные Алексеем Миллером 300 метров заложены в программу конкурса».

Что-то мне это напоминает – эти бойкоты, это нежелание вступить в живой диалог или предложить свои альтернативные проекты… Не нравится Газпром-сити, да и Бог с ним, предложите что-то свое! «Если пенька или мед, то ладно, а вот мертвые души – нет…» Не болен ли петербургский союз архитекторов комплексом Коробочки? Или комплексом старой девы, которой в каждом шорохе мерещится покушение на ее девичью честь? А, может быть, и лучше, что еще кому-то нужна, что у кого-то вообще возникает желание покушаться? Пусть даже и у старика Церетели – прекрасный Петр, на мой взгляд, никак не оскорбляет вид на гостиницу «Прибалтийская». Чтобы город жил, он должен меняться. «Стыдно не меняться» - говорит князь Болконский в романе Толстого. Не меняется, значит, мертвое, значит умерло… А вы, господа петербургские архитекторы, вы-то сами еще не умерли, еще живые? Не задумывались? Где ваши проекты, пусть неосуществимые, где ваша Мечта? Сохранить то, что осталось после 70-летнего большевицкого погрома? Маловато. А ненависть к Церетели и Миллеру – не зависть ли это импотента к творцу?

…Вообще-то небоскребы достаточно давно, как знак могущества и престижа, строят во всех уважающих себя городах мира. И на Диком западе и на Дальнем востоке. Лос-Анжелес и Сиэтл, Лондон и Париж, Куала-Лумпур, Шанхай, Токио и Сидней… И только Россия со своим комплексом Коробочки в компании с частью африканских стран все чего-то мнется, не желая уверенно вступить в новейшее время. Возвращаясь к упомянутому примеру Парижа, можно вспомнить и о парижском Манхэттене – районе Defense, который великолепно нанизан на перспективу Елисейских полей, начинающихся из самого сердца города – от Лувра, сада Тюильри, арки Каруссель и площади Согласия. Эта перспектива, задуманная в наполеоновские времена великим Османом (Haussmann) – зримая ось времени, - а вернее, а человеческой воли, устремленной в вечность, - протянутая из XVI века в век ХХ. Построив район небоскребов, Париж смело шагнул в Двадцатый век, а Петербург в лице союза архитекторов, судя по всему, хочет вернуться в позапрошлое столетие, так толком и не побывав в прошлом.

 

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Щупальца олигархии
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
19.4.2019 Андрей Дмитриев
Политический портрет. Объявлено, что прогрессивная общественность планирует выйти общей колонной на Первомай под лозунгом «Просвещённому Петербургу – просвещённую власть». Так и представляется, как в майском небе над строем мироновцев-титовцев-навальнистов-гудковцев-собчаковцев-ходорковцев-касьяновцев поплывёт в окружении радужных шариков большой портрет единого кандидата от демократических сил Максима Лазаревича Шишкина.

10.4.2019 Юрий Нерсесов
Властители дум. Министерству образования, рекомендуя труды Дмитрия Быкова для институтов и школ, надо помнить: речь идёт именно о событиях и книгах иных миров. Иначе детишки пострадать могут. Законспектируют лекции, а экзамены по литературе и истории пойдут сдавать угрюмому реалисту. Тот послушает, решит, что над ним издеваются, да и зарежет.

8.4.2019 Сергей Лебедев
Их нравы. В скором времени правительство Новой Зеландии, устыдившись гнусного поступка Брентона Тарранта, еще шире откроет двери для иммигрантов. Попутно откроют новые мечети и запретят «расистские» организации. Иммигрантские общины получат новые права и льготы, причем толерантность будет требоваться только от белых. Так выглядит закат Европы в ее заморском продолжении.

7.4.2019 Андрей Дмитриев
Политический портрет. Тёплые отношения со Смольным и партией власти заставляют предположить, что и нынешняя кампания может оказаться на поверку «договорняком», которую Бортко в итоге сольет врио губернатора. Что характерно, он уже обронил загадочную фразу, что будет бороться не с Бегловым, а с властью.

31.3.2019 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Знаете, куда делся слетевший с престола в Изумрудном городе узурпатор Урфин Джюс? Он сбежал в Москву с остатками своих деревянных солдат, более известных как дуболомы. Узнав, что актёр Гоша Куценко стал продюсером фильма «Балканский рубеж», приуроченного к 20-летию ввода российских войск в Косово, Урфин понял: настал его шанс!

29.3.2019 Андрей Дмитриев
Борьба за власть. Переход на позицию главы Совета Федерации выглядит для Медведева скорее выигрышным: он лишается негатива от действий правительства, экономических проблем и бремени тяжких забот о благосостоянии граждан («денег нет, но вы держитесь»). Однако остаётся на практически равнозначном посту. Таким образом, в перспективе можем получить ситуацию, сходную с той, что сложилась в Казахстане.

20.3.2019 Юрий Нерсесов
Наследие предков. Современная глобальная цивилизация безжалостна к традициям и воспитанные ею безродные космополиты сплошь и рядом не знают об истории собственного народа. То, что Александр Борода и Адольф Шаевич делают с «Книгой Эсфири», даже обрезанием не назовёшь – перед нами чистой воды кастрация! Не менее противная, чем издевательство над русскими былинами министра культуры России Владимира Мединского.

16.3.2019 Юрий Нерсесов
Рамзанизация. «Падишах моего народа - чеченец. - Объявил в своём блоге бывший министр обороны масхадовской Ичкерии, а ныне депутат парламента кадыровской Чечни от «Единой России» Магомед Ханбиев. - Я с русскими никогда не разговариваю. Я русским никогда слово не говорю. Я никакому русскому не сдавался. У меня не было разговора ни с одним русским генералом, ни с офицером. И я их не люблю даже сегодня. Я сын Ичкерии!» После некоторой паузы уважаемого Магомеда стали отмазывать в стиле незабвенного «Рафик ни в чём не виноват!»

8.3.2019 Андрей Дмитриев
Политический портрет. Безусловно, главной задачей Совершаевой на сегодня является успешное проведение губернаторских выборов. С чем, как уже очевидно, имеются большие проблемы. Усиление клана Ковальчуков и то, что Совершаеву называют теперь их «полномочным представителем» в Смольном, вызывает недовольство других групп влияния федерального уровня. Возможно, расклад сил изменится уже в ближайшее время.

3.3.2019 Юрий Нерсесов
Властители дум. Так сам ли Быков пишет свои книги? Или за него литературные негры строчат, как за министра культуры России Владимира Мединского? Мне страшно даже думать про такую пакость, а потому предлагаю верить в лучшее. То есть в раздвоение Зильбертруда. Или в спорящих внутри его черепушки тараканов-мозгоедов.