АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Воскресенье, 16 декабря 2018 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Любовь к традициям или комплекс Коробочки?
2006-11-17 Вячеслав Кочнов
Любовь к традициям или комплекс Коробочки?

В последние недели мы можем наблюдать осеннее обострение споров вокруг небоскребов Газпром-сити, которые должны вознестись на Охте, на историческом месте шведского города Ниеншанца (расстояние по прямой от Дворцовой площади до предполагаемой строительной площадки чуть больше пяти километров). Это обострение связано с выставкой архитектурных проектов Миллер-башни, проходящей сейчас в Академии художеств. В основном, слышны голоса противников этого строительства.

Вот что, например, пишет Анна Зарецкая, примыкающая к их стану, в статье «Архитектурный терроризм», опубликованной на Росбалт.ру:

«Достаточно зайти на любой из форумов сетевых СМИ, чтобы убедиться: агрессивное вторжение в историческую застройку Петербурга вызывает яростное неприятие. Из всех высказываний на тему «Газпром-Сити» на долю сторонников такого строительства приходится не больше 4-6%. Что, кстати, вполне соответствует прогнозу, сделанному недавно главой думского комитета по собственности Виктором Плескачевским: «Если бы кто-нибудь спросил у петербуржцев, хотят ли они видеть 300-метровую башню «Газпром-Сити», думаю, 90% высказались бы против».

У меня нет специального архитектурно-художественного образования, но, тем не менее, я отношу себя к числу активных сторонников не только сохранения, но и восстановления разрушенного и уничтоженного архитектурного наследия. Я имею в виду сотни церквей и других исторических памятников, ликвидированных в России бандой вандалов-большевиков. И при этом я совершенно не разделяю скепсиса противников строительства газпромовского небоскреба и не вижу в замыслах Алексея Миллера никакого «архитектурного терроризма». Поясню почему.

Я родился и вырос в Ленинграде, на Гороховой улице недалеко от Фонтанки и Сенной площади, и мой архитектурный вкус формировался под впечатлениями от архитектурных шедевров исторического центра Петербурга. Я жил на пятом этаже, и мне так повезло, что окно моей комнаты выходило прямо на купол Исаакиевского собора, который таким образом сформировал высотную доминанту заоконного пейзажа моего детства. Когда я стал подрастать, выходя на набережную Невы, гуляя по Марсову полю или на Островах, сравнивая петербургский архитектурный ландшафт с ландшафтами других городов, в которых мне доводилось бывать, я стал чувствовать, что в родном городе мне часто не хватает… вертикали.

Поскольку человек – существо прямоходящее, то есть больше вертикальное, чем горизонтальное (горизонтальная ориентация тела – символ смерти и сна), то и преобладание вертикали в архитектуре, как правило, вселяет в душу человека бодрость и уверенность в своих силах. В то время как четко выявленное преобладание горизонтали провоцирует состояние пришибленности, рабской покорности (вспомните архитектуру 1920-х годов, конструктивизм с его повернутыми набок горизонтальными окнами). У Андрея Белого в его бессмертном романе «Петербург» острова – где живет рабочий люд, угнетенный и бесправный – как будто бы присели перед прыжком – революцией…

На себе, во всяком случае, я эти пифагорейские закономерности чувствую вполне определенно. Мое воображение всегда будоражили узкие улочки средневековых европейских городов, резко взлетающие в небо готические башни и шпили. Или высокие колокольни с золотыми куполами, ярко сверкающими в погожий день в лучах солнца на фоне ясного голубого неба.

В Петербурге из-за полного отсутствия какого-либо рельефа, гор и холмов, создание искусственного рельефа, подчеркивание вертикали, на мой взгляд, особенно необходимо. К тому же масштаб Невы, ее ширина и длина, на мой взгляд, предполагают более высотную застройку на ее берегах, во всяком случае, в некоторых местах, например в районе Вантового или даже Охтинского моста. Невысокие трех-четырехэтажные домики по Английской набережной выглядят сегодня уже не дворцами, а «приютом убогого чухонца». Купол Исаакиевского собора, Александрийский столп, шпили Петропавловской крепости и Адмиралтейства – все это символы человека-творца, его непоколебимой воли, устремленной вверх и вперед. (В то время, как падающее тело устремлено, наоборот, вниз и назад). Вспомните, в какой восторг приводят горожан и приезжих мощно поднимающиеся в небо крылья разведенных мостов!

«Роль архитектурной доминанты северной столицы России всегда отводилась шпилю Петропавловского собора, увенчанному фигурой Ангела – хранителя Санкт-Петербурга. Так было до тех пор, пока глава ОАО «Газпром» Алексей Миллер не заявил о намерении утвердить на невском берегу свою доминанту – 300-метровый небоскреб «Газпром-Сити», претендующий на звание «нового символа Петербурга». – утверждают убежденные противники строительства Газпромбашни. Однако стоит напомнить, что у того же Петра I было немало оппонентов и при самом основании северной столицы. А сколько было ругани и проклятий при возведении Эйфелевой башни в Париже! Сам Ги де Мопассан анафематствовал новострой со своих парнасских высот, заявив, что теперь есть только один вид Парижа, не оскорбляющий вкус, это вид из кафе на самой башне, потому что… только оттуда ее и не видно. Сколько раз уже в ХХ веке французы порывались башню разобрать… Забавно, что теперь Эйфелева башня – главный символ Парижа. Мне посчастливилось немало прочесть Мопассана в подлиннике, и могу засвидетельствовать, что критик Эйфелевой башни, был несомненным литературным гением, но вот гигантский стальной маяк, далеко опережая время, выходил за рамки его представлений о прекрасном. А нынешние критики строительства Башни на Неве, кто они? Кроме действительно уважаемых, но закосневших людей – архитекторов, строителей – есть и те, кто в своей жизни не построил и забора, а их голоса, как ни странно, звучат громче всех. Ну а что же думают петербургские архитекторы?

«Петербургское отделение Союза архитекторов приняло решение бойкотировать конкурс, демонстративно игнорирующий требования действующего законодательства и задающий условия, следование которым неизбежно приведет к уничтожению архитектурного единства исторического Петербурга. 18 октября правление СПбСА вынесло резолюцию — «не принимать участия в жюри, в экспертной комиссии и других официальных мероприятиях конкурса», поддержанную затем и V пленумом Союза архитекторов России. Глава РААСН Александр Кудрявцев отказался войти в состав жюри, узнав о том, что затребованные Алексеем Миллером 300 метров заложены в программу конкурса».

Что-то мне это напоминает – эти бойкоты, это нежелание вступить в живой диалог или предложить свои альтернативные проекты… Не нравится Газпром-сити, да и Бог с ним, предложите что-то свое! «Если пенька или мед, то ладно, а вот мертвые души – нет…» Не болен ли петербургский союз архитекторов комплексом Коробочки? Или комплексом старой девы, которой в каждом шорохе мерещится покушение на ее девичью честь? А, может быть, и лучше, что еще кому-то нужна, что у кого-то вообще возникает желание покушаться? Пусть даже и у старика Церетели – прекрасный Петр, на мой взгляд, никак не оскорбляет вид на гостиницу «Прибалтийская». Чтобы город жил, он должен меняться. «Стыдно не меняться» - говорит князь Болконский в романе Толстого. Не меняется, значит, мертвое, значит умерло… А вы, господа петербургские архитекторы, вы-то сами еще не умерли, еще живые? Не задумывались? Где ваши проекты, пусть неосуществимые, где ваша Мечта? Сохранить то, что осталось после 70-летнего большевицкого погрома? Маловато. А ненависть к Церетели и Миллеру – не зависть ли это импотента к творцу?

…Вообще-то небоскребы достаточно давно, как знак могущества и престижа, строят во всех уважающих себя городах мира. И на Диком западе и на Дальнем востоке. Лос-Анжелес и Сиэтл, Лондон и Париж, Куала-Лумпур, Шанхай, Токио и Сидней… И только Россия со своим комплексом Коробочки в компании с частью африканских стран все чего-то мнется, не желая уверенно вступить в новейшее время. Возвращаясь к упомянутому примеру Парижа, можно вспомнить и о парижском Манхэттене – районе Defense, который великолепно нанизан на перспективу Елисейских полей, начинающихся из самого сердца города – от Лувра, сада Тюильри, арки Каруссель и площади Согласия. Эта перспектива, задуманная в наполеоновские времена великим Османом (Haussmann) – зримая ось времени, - а вернее, а человеческой воли, устремленной в вечность, - протянутая из XVI века в век ХХ. Построив район небоскребов, Париж смело шагнул в Двадцатый век, а Петербург в лице союза архитекторов, судя по всему, хочет вернуться в позапрошлое столетие, так толком и не побывав в прошлом.

 

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Щупальца олигархии
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
14.12.2018 Александр Сивов
Протест. То, что во франкоязычном Брюсселе собственные жёлтые жилеты уже попытались ворваться в здание Европарламента, особого удивления не вызывает. Но свои жёлтые жилеты объявились в иракском городе Басра и в знак протеста проблем с поставками электричества и питьевой воды они уже взяли штурмом бюро управляющего этим городом.

13.12.2018 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Мир британского фантаста Филиппа Рива столь мрачен и жесток, что показ всех его красот сделал бы фильм запретным для подростков. Продюсеру Питеру Джексону и режиссёру Кристиану Риверсу пришлось изрядно порезать роман «Смертные машины» при экранизации. Но читать его не менее интересно, чем смотреть картину от создателя «Хоббита».

2.12.2018 Александр Сивов
Протест. Напряжённость в стране ощутима, она просто висит в воздухе. Можно услышать во множестве проклятия, причём даже не столько в адрес конкретных властей, но Системы в целом. Единственный позитивный момент для французов заключается в том, что в Италии и Испании ситуация ещё хуже. И нынешнее повышение налогов на бензин – лишь повод выплеснуть своё негодование.

25.11.2018 Андрей Дмитриев
Эхо истории. 125 лет назад появился на свет Лазарь Каганович. Одному из ключевых деятелей СССР раннего периода бы отведена долгая жизнь, почти 98 лет. Круг его деятельности был чрезвычайно широк. Не менее широка география - Киев, Донецк, Саратов, Гомель, Нижний Новгород, Туркестан, Харьков, Кавказ, Москва… Есть в биографии Кагановича и менее известные страницы, связанные с Петроградом-Ленинградом.

24.11.2018 Сергей Лебедев
Война и мир. Восемьдесят лет тому назад в географическом центре Европы велись немасштабные, но все же реальные боевые действия, в которых погибали люди. До начала Второй мировой войны оставалось еще меньше года, но в Карпатских горах уже гремели выстрелы.

12.11.2018 Александр Сивов
Эхо истории. Эти слова любил повторять отец моего знакомого французского журналиста. Участника французского Сопротивления, его «заложили» и сдали немцам, уже в конце войны, свои, французские полицейские. Могли бы присоединиться и сражавшиеся на фронте с Гитлером сенегальские стрелки, позднее расстрелянные по приказу своего же, французского генерала в Дакаре в 1944 году.

24.10.2018 Юрий Нерсесов
Властители дум. Министру культуры России Владимиру Мединскому оказалось мало забивать чушью головы российских читателей. Он представил сербское издание работы «Война. Мифы об СССР 1939-1945 годов» в Белграде. В книжонке, которую, похоже, писала целая плантация литературных негров, отдельные фрагменты противоречат друг другу, а розовое благолепие перемежается с чернейшей клеветой на Советский Союз и Красную армию.

22.10.2018 Леонид Воронин
ЖЗЛ. Это и в самом деле красные? - вглядывался Багрицкий в затейливую колонну вошедших в город войск. - А куда же девать черный цвет анархистов? Черный - враждебно чужой для бело-сине-красного флага добровольцев. А примет ли его новая власть? Нет, черный растворится в дымке времени. А вот красный недаром слепит глаза, всё переборет.

15.10.2018 Михаил Трофименков
Общество зрелищ. Фашистские партии плодились, как компартии в начале 1920-х. В 1930-ом они оформились в Дании, Португалии, Швейцарии, Бельгии, Ирландии, Румынии. В 1931-ом – в Бретани («Бретань для бретонцев!»), Нидерландах, Великобритании, Аргентине, Австралии, Перу... Активисты еврейской фашистской партии «Брит Ха Бирионим» (1929) убили умеренного сиониста Арлозорова, тренировались на базе итальянских ВМС и воевали в Эфиопии.

14.10.2018 Юрий Нерсесов
Властители дум. Изучив интервью и книги отмечающего сегодня 80-летие советского детского классика Владислава Крапивина, замечаешь забавнейшие историко-политические кульбиты. Не менее причудливые, чем у младшего тёзки – помощника президента России, поэта и автора романа «Околоноля» Владислава Суркова.