АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Пятница, 24 ноября 2017 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Любовь к традициям или комплекс Коробочки?
2006-11-17 Вячеслав Кочнов
Любовь к традициям или комплекс Коробочки?

В последние недели мы можем наблюдать осеннее обострение споров вокруг небоскребов Газпром-сити, которые должны вознестись на Охте, на историческом месте шведского города Ниеншанца (расстояние по прямой от Дворцовой площади до предполагаемой строительной площадки чуть больше пяти километров). Это обострение связано с выставкой архитектурных проектов Миллер-башни, проходящей сейчас в Академии художеств. В основном, слышны голоса противников этого строительства.

Вот что, например, пишет Анна Зарецкая, примыкающая к их стану, в статье «Архитектурный терроризм», опубликованной на Росбалт.ру:

«Достаточно зайти на любой из форумов сетевых СМИ, чтобы убедиться: агрессивное вторжение в историческую застройку Петербурга вызывает яростное неприятие. Из всех высказываний на тему «Газпром-Сити» на долю сторонников такого строительства приходится не больше 4-6%. Что, кстати, вполне соответствует прогнозу, сделанному недавно главой думского комитета по собственности Виктором Плескачевским: «Если бы кто-нибудь спросил у петербуржцев, хотят ли они видеть 300-метровую башню «Газпром-Сити», думаю, 90% высказались бы против».

У меня нет специального архитектурно-художественного образования, но, тем не менее, я отношу себя к числу активных сторонников не только сохранения, но и восстановления разрушенного и уничтоженного архитектурного наследия. Я имею в виду сотни церквей и других исторических памятников, ликвидированных в России бандой вандалов-большевиков. И при этом я совершенно не разделяю скепсиса противников строительства газпромовского небоскреба и не вижу в замыслах Алексея Миллера никакого «архитектурного терроризма». Поясню почему.

Я родился и вырос в Ленинграде, на Гороховой улице недалеко от Фонтанки и Сенной площади, и мой архитектурный вкус формировался под впечатлениями от архитектурных шедевров исторического центра Петербурга. Я жил на пятом этаже, и мне так повезло, что окно моей комнаты выходило прямо на купол Исаакиевского собора, который таким образом сформировал высотную доминанту заоконного пейзажа моего детства. Когда я стал подрастать, выходя на набережную Невы, гуляя по Марсову полю или на Островах, сравнивая петербургский архитектурный ландшафт с ландшафтами других городов, в которых мне доводилось бывать, я стал чувствовать, что в родном городе мне часто не хватает… вертикали.

Поскольку человек – существо прямоходящее, то есть больше вертикальное, чем горизонтальное (горизонтальная ориентация тела – символ смерти и сна), то и преобладание вертикали в архитектуре, как правило, вселяет в душу человека бодрость и уверенность в своих силах. В то время как четко выявленное преобладание горизонтали провоцирует состояние пришибленности, рабской покорности (вспомните архитектуру 1920-х годов, конструктивизм с его повернутыми набок горизонтальными окнами). У Андрея Белого в его бессмертном романе «Петербург» острова – где живет рабочий люд, угнетенный и бесправный – как будто бы присели перед прыжком – революцией…

На себе, во всяком случае, я эти пифагорейские закономерности чувствую вполне определенно. Мое воображение всегда будоражили узкие улочки средневековых европейских городов, резко взлетающие в небо готические башни и шпили. Или высокие колокольни с золотыми куполами, ярко сверкающими в погожий день в лучах солнца на фоне ясного голубого неба.

В Петербурге из-за полного отсутствия какого-либо рельефа, гор и холмов, создание искусственного рельефа, подчеркивание вертикали, на мой взгляд, особенно необходимо. К тому же масштаб Невы, ее ширина и длина, на мой взгляд, предполагают более высотную застройку на ее берегах, во всяком случае, в некоторых местах, например в районе Вантового или даже Охтинского моста. Невысокие трех-четырехэтажные домики по Английской набережной выглядят сегодня уже не дворцами, а «приютом убогого чухонца». Купол Исаакиевского собора, Александрийский столп, шпили Петропавловской крепости и Адмиралтейства – все это символы человека-творца, его непоколебимой воли, устремленной вверх и вперед. (В то время, как падающее тело устремлено, наоборот, вниз и назад). Вспомните, в какой восторг приводят горожан и приезжих мощно поднимающиеся в небо крылья разведенных мостов!

«Роль архитектурной доминанты северной столицы России всегда отводилась шпилю Петропавловского собора, увенчанному фигурой Ангела – хранителя Санкт-Петербурга. Так было до тех пор, пока глава ОАО «Газпром» Алексей Миллер не заявил о намерении утвердить на невском берегу свою доминанту – 300-метровый небоскреб «Газпром-Сити», претендующий на звание «нового символа Петербурга». – утверждают убежденные противники строительства Газпромбашни. Однако стоит напомнить, что у того же Петра I было немало оппонентов и при самом основании северной столицы. А сколько было ругани и проклятий при возведении Эйфелевой башни в Париже! Сам Ги де Мопассан анафематствовал новострой со своих парнасских высот, заявив, что теперь есть только один вид Парижа, не оскорбляющий вкус, это вид из кафе на самой башне, потому что… только оттуда ее и не видно. Сколько раз уже в ХХ веке французы порывались башню разобрать… Забавно, что теперь Эйфелева башня – главный символ Парижа. Мне посчастливилось немало прочесть Мопассана в подлиннике, и могу засвидетельствовать, что критик Эйфелевой башни, был несомненным литературным гением, но вот гигантский стальной маяк, далеко опережая время, выходил за рамки его представлений о прекрасном. А нынешние критики строительства Башни на Неве, кто они? Кроме действительно уважаемых, но закосневших людей – архитекторов, строителей – есть и те, кто в своей жизни не построил и забора, а их голоса, как ни странно, звучат громче всех. Ну а что же думают петербургские архитекторы?

«Петербургское отделение Союза архитекторов приняло решение бойкотировать конкурс, демонстративно игнорирующий требования действующего законодательства и задающий условия, следование которым неизбежно приведет к уничтожению архитектурного единства исторического Петербурга. 18 октября правление СПбСА вынесло резолюцию — «не принимать участия в жюри, в экспертной комиссии и других официальных мероприятиях конкурса», поддержанную затем и V пленумом Союза архитекторов России. Глава РААСН Александр Кудрявцев отказался войти в состав жюри, узнав о том, что затребованные Алексеем Миллером 300 метров заложены в программу конкурса».

Что-то мне это напоминает – эти бойкоты, это нежелание вступить в живой диалог или предложить свои альтернативные проекты… Не нравится Газпром-сити, да и Бог с ним, предложите что-то свое! «Если пенька или мед, то ладно, а вот мертвые души – нет…» Не болен ли петербургский союз архитекторов комплексом Коробочки? Или комплексом старой девы, которой в каждом шорохе мерещится покушение на ее девичью честь? А, может быть, и лучше, что еще кому-то нужна, что у кого-то вообще возникает желание покушаться? Пусть даже и у старика Церетели – прекрасный Петр, на мой взгляд, никак не оскорбляет вид на гостиницу «Прибалтийская». Чтобы город жил, он должен меняться. «Стыдно не меняться» - говорит князь Болконский в романе Толстого. Не меняется, значит, мертвое, значит умерло… А вы, господа петербургские архитекторы, вы-то сами еще не умерли, еще живые? Не задумывались? Где ваши проекты, пусть неосуществимые, где ваша Мечта? Сохранить то, что осталось после 70-летнего большевицкого погрома? Маловато. А ненависть к Церетели и Миллеру – не зависть ли это импотента к творцу?

…Вообще-то небоскребы достаточно давно, как знак могущества и престижа, строят во всех уважающих себя городах мира. И на Диком западе и на Дальнем востоке. Лос-Анжелес и Сиэтл, Лондон и Париж, Куала-Лумпур, Шанхай, Токио и Сидней… И только Россия со своим комплексом Коробочки в компании с частью африканских стран все чего-то мнется, не желая уверенно вступить в новейшее время. Возвращаясь к упомянутому примеру Парижа, можно вспомнить и о парижском Манхэттене – районе Defense, который великолепно нанизан на перспективу Елисейских полей, начинающихся из самого сердца города – от Лувра, сада Тюильри, арки Каруссель и площади Согласия. Эта перспектива, задуманная в наполеоновские времена великим Османом (Haussmann) – зримая ось времени, - а вернее, а человеческой воли, устремленной в вечность, - протянутая из XVI века в век ХХ. Построив район небоскребов, Париж смело шагнул в Двадцатый век, а Петербург в лице союза архитекторов, судя по всему, хочет вернуться в позапрошлое столетие, так толком и не побывав в прошлом.

 

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Щупальца олигархии
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
22.11.2017 Северин Наливайко
Политический портрет. Россиянская «знать» неминуемо проиграет теперешнюю холодную войну с Западом. Кому выигрывать-то? Достаточно изучить психологический профиль такого вождя «силового крыла» путинских приспешников, как глава «Роснефти» Игорь Сечин. Последние события высветили качества этого субъекта как цирковые прожекторы – клоуна на арене. Причем с разных сторон.

22.11.2017 Юрий Нерсесов
Властители дум. На заседаниях Совета Федерации отдельное место уделено «времени эксперта». Отцы-сенаторы и их главная мать - Валентина Тютина-Матвиенко - приглашает интеллектуальных авторитетов, которых почтительно спрашивают: как обустроить Россию? Гостем «времени эксперта» 8 ноября стал великий русский поэт и писатель Дмитрий Зильбертруд-Быков, который поделился с почтенными федерастами своими мыслями по обустройству российской школы.

18.11.2017 Максим Калашников
Дефективный менеджмент. Изучая сообщения о первой с 1998 года убыточности «Газпрома» за 9 месяцев семнадцатого, многие аналитики обратили внимание на феерические затраты газовой монополии. Мало того, что 380 млрд. рублей затрат объяснить никто толком из руководства компании не объясняет, так еще и 26 млрд. рублей – это «благотворительные» затраты на строительство в РФ кучи мультимедийных исторических парков. Это ли – не дремучий идиотизм?

13.11.2017 Максим Калашников
Вашингтонский обком. Судя по той истерии, что развернулась в россиянской официозной пропаганде, отказ Трампа вести переговоры с Путиным вызвал смятение в российских верхах. Объяснения Пескова (мол, виноваты службы протокола) смехотворны. Как смешны и попытки пропаганды выдать те встречи "на ногах" в считанные секунды за переговоры ВВП и Трампа на важные темы. Они всего-то и успели, что несколькими фразами перекинуться. А нам подают сие чуть ли не как дискуссии и трясут коротким сообщением Трампа в "твиттере".

18.10.2017 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Вторая часть «Спящих» неминуемо должна завершиться очередным провалом непутёвых наследников Дзержинского и Берии. В свете чего шедевр стоит переименовать в «Обделавшихся», а генеральному продюсеру - доверенному лицу президента Фёдору Бондарчуку и директору Первого канала Константину Эрнсту - выдать премию Госдепартамента США «Защитник свободы». Заслужили.

18.10.2017 Жереми Лефевр
Apocalypse now. Вот она поднимается на эшафот… мой сэндвич очень вкусный. Я читал, что после отрубания голова остаётся ещё в сознании в среднем семь секунд… когда всё закончится, пойдём попить кофе? Да, в Шарбон, на канале, если дождь прекратится. Они её положили на доску… у тебя есть смартфон? Это надо заснять на видео. Снимаешь уже? Смерть! Смерть шлюхе! Справедливость! Он берут в руки шнурок, дёргает… Кляк! Свершилось! Покажите нам голову! Голову! Голову! Голову!

11.10.2017 Юрий Нерсесов
Их нравы. Шесть десятилетий назад дочь петроградского фармацевта Алису Розенбаум терзали противоречивые чувства. День 10 октября 1957 года должен был стать для неё триумфальным. Из типографии вышел стотысячным тиражом роман «Атлант расправил плечи» о борьбе кучки бизнесменов-творцов с миллионами американских быдланов, не понимающих прелестей свободного рынка, но неделей раньше случилось страшное. Советский Союз запустил первый в мире искусственный спутник.

4.10.2017 Жереми Лефевр
Apocalypse now. В прошлом году во Франции вышел новый роман писателя Жереми Лефевра «Апрель», политическая фантастика о ближайшем будущем Франции. Социальные протесты в стране перерастают во всеобщие массовые беспорядки, боевики народной милиции свергают, при нейтралитете и молчаливой поддержки армии, правительство и осуществляют государственный переворот. В стране устанавливается крайне левая «либеральная антикапиталистическая диктатура» и формируется в качестве верховной власти революционный Национальный Конвент.

25.9.2017 Юрий Нерсесов
Реваншизм. Порядок действий просчитывается легко. Сперва отрава покаяния за расстрел царской семьи, к которому призывают Малофеев, Поклонская и компания. Затем, согласно призыву того же Малофеева, деморализованная Россия переучреждается, через Учредительное Собрание. В финале - передел собственности с превращением западных корпораций из миноритариев "Роснефти" и "Газпрома" в их основных владельцев.

16.9.2017 Александр Сивов
Закат Европы. Цифры инфляции фальсифицированы. Цифры якобы нулевого экономического роста тоже – идёт фактически падение, причем уже много лет подряд. Половина страны без работы. Границы ЕС со стороны Испании и Италии за последние годы фактически рухнули, точное число прибывающих мигрантов из всё более экзотических стран никому не известно. Ничего удивительного, что все крупные акции протеста в Париже заканчиваются побоищами.
Reklama