АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Понедельник, 22 июля 2019 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Realpolitik как квинтэссенция дипломатии и пиара
2007-08-07 Борис Подопригора
Realpolitik как квинтэссенция дипломатии и пиара

Полемика с Алексеем Рафаловичем

Увы, политическая погода редко бывает однозначно холодной или жаркой. Чаще она - «демисезонная», в публицистическом плане отражаемая сакраментальной сентенцией - «с одной стороны, с другой…» В этом смысле ничего нового не добавило десятилетие формально самых регламентированных за всю историю российско-западных отношений. Совет Россия-НАТО (СРН), первый обнуленный юбилей, которого отмечался в июне 2007 года, с одной стороны, становится организационно-процедурным центром переговорного взаимодействия Москвы и Запада, с другой - само это взаимодействие характеризуется двояко. Оно и закрепляет не самое комфортное для нас статус-кво, и оставляет хотя бы формальную надежду на его изменение. СРН может поставить себе в заслугу десятки разнокалиберных соглашений-протоколов - всех полезных, но скорее технических, чем политических.

Свежий пример тому - обеспечение совместного контроля за воздушным пространством над Европой. Есть определенный прогресс и в создании континентальной противовоздушной обороны. Западу интересны и некоторые российские военные разработки, коммерчески для нас перспективные. Правда, значение СРН как института выстраивания стратегического партнерства, тем более органа предотвращения международных кризисов пока не велико. 11 сентября 2001 года председатель объединенного комитета начальников штабов ВС США сразу после тарана нью-йоркских «близнецов» во избежание двусмысленных накладок позвонил российскому коллеге: не проводим ли мы каких-нибудь ракетных учений или чего-то подобного? И никаких советов-комитетов не понадобилось. Но это не значит, что мы должны прекращать диалог как таковой. Даже выход России из процесса «полевого» урегулирования на Балканах многими специалистами оценивается неоднозначно: выйти всегда легче, чем вернуться обратно.

Это, судя по всему, и имел в виду Председатель Совета Федерации С.Миронов 25 июня. Заметим и статусный контекст его высказываний: с одной стороны - они прозвучали в Морской резиденции Президента России - куда же выше? С другой - от имени лишь российской общественности - академиков, политологов, хотя и в присутствии замминистра иностранных дел А.Грушко. Притом что представительство российских военных на тогдашней встрече было ограничено подполковником Центра зарубежной военной информации и коммуникаций Ленинградского военного округа очаровательной Светланой Борисовной Яковлевой. То есть, менее «очаровательное», но более весомое представительство мы сочли несоразмерным практической роли СРН и военного диалога с альянсом в принципе: вы привезли целого председателя военного комитета НАТО - мы предоставили ему исправную машину с опытным водителем… Думайте.

В дефиците дел при избытке пиара мы и усматриваем ущербность нынешнего этапа сотрудничества с НАТО и Западом. Это относится и к неуклонному приближению североатлантических баз к российским границам, и выходу США из договора о противоракетной обороне, и размыванию договора об обычных вооруженных силах в Европе, и к запутанной ситуации вокруг соглашения о наступательных вооружениях (СНВ-1). Все перечисленное и ему сопутствующее заслуживает более предметного анализа, во всяком случае, ничем в статье «Путинский пиар в Маркизовой луже» не разбавленного. Другое дело, что причину очевидного похолодания отношений с Западом следует искать не в дипломатических ошибках (они, конечно же, есть) и не в нашей приверженности пиару в ущерб realpolitik, а в возрастании экономического, следовательно, политического веса России.

Пока под знаменем шеварднадзевской-козыревской дипломатии мы эту realpolitik подменяли «новым политическим мышлением» и прочими умозрительными построениями «от Ванкувера до Владивостока», пока путь России измерялся траншами МВФ и дефолтами, похожими на инфаркты, сомнений в дееспособности перечисленных соглашений на Западе не возникало. Наше пусть и относительное выздоровление актуализирует и более емкие, почти социософские вопросы: кто от кого больше зависит - поставщик от потребителя или наоборот? Особенно, если поставки образуют две трети бюджета экспортера, а импортер более чем на треть удовлетворяет ими свои столь же насущные нужды? Или - что лучше: быть слабым, но «дружественным» партнером или сильным, но не сговорчивым оппонентом, если жизнь не предлагает третьего?

Отсюда - частности. Какими средствами сдерживания «вседоговорного» западного наступления мы располагали в условиях вновь помянутой десятилетней quasi- и realpolitik? Никакими. Если не считать ее альтернативой подсказанное анекдотом «сокращение штатов, начиная с Калифорнии». Сама же конфронтация неизбежно ведет к гонке вооружений. Но только для ее старта необходимо выравнивание военных бюджетов. Финансовое обеспечение обороны американцами (без прочих натовцев) и нами сегодня образует пропорцию - 17:1 (бюджет Пентагона - 520 миллиардов долларов, наш - 30 миллиардов). Дальнейшая логика «довооружения» требует ежегодно увеличивать военный бюджет на 15-30 процентов. Пресловутые же «ассиметричные ответы» могут быть найдены в частностях, но не во всех трех сферах военного соревнования. Хватит ли сибирской нефти, чтобы заявить себя его участником? Притом, что цифровое выражение натовского потенциала секретом не является: 70 процентов мировых военных расходов, более 80 процентов - расходов на НИОКР и - для формальной иллюстрации - 13.5 тысяч танков. Кстати, Гитлер напал на Советский Союз, имея под рукой лишь 3.5 тысячи…

Со значением повторим: иного результата за всю путинскую семилетку быть не могло. При любой квалификации политиков-дипломатов-пиарщиков, здесь и всегда составляющих единую команду. Ситуация вокруг Габалинской РЛС - тому подтверждение. Для американцев - это приглашение поразмыслить над их же логикой аргументации: вы боитесь иранских ракет? Вот как можно соблюсти ваши и наши интересы… Для западноевропейцев - это очерченное поле дипломатического, а заодно и экономического маневрирования: чем меньше мы озаботимся контрракетным противоядием, тем стабильнее будут наши энергопоставки, ибо за пресловутые «три копейки» трубу и стартовую площадку одновременно не отремонтируешь… Для «венценосных» политиков по ту сторону возводимого «кордона» - это византийский намек: как вы думаете, что жизнь востребует раньше - ракетный «частокол» вокруг «послезавтрашнего» Ирана или политический «забор» вокруг уже «завтрашнего» Ирака?

С одновременным или отдаленным примыканием к нему - такого же по последствиям - Афганистана? Кто и насколько четко принял «габалинский» сигнал, судить пока рано. Но в американском конгрессе на две трети срезали финансирование польско-чешских площадок под противоракетную инфраструктуру. Да и Берлин в лице своих совсем не заштатных посланцев подтвердил деятельную заинтересованность в «трубах» и «заборе», а не в их политически очевидных альтернативах. Эти и не менее «любопытные» для профессионалов факты политикой пока не стали. Но это и не пустой пиар - без шансов на преломление в политической практике.

Борис Подопригора, член Экспертно-аналитического совета Комитета по делам СНГ и соотечественников Государственной Думы РФ, заслуженный военный специалист РФ.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Игры патриотов
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
20.7.2019 Елена Прудникова
Властители дум. Православная жизнь в конце XIX века находилась в таком же застое, как и социализм в 70-е, официозная идеология государства была такой же выморочной, как марксизм-ленинизм при товарище Суслове, а душа хотела чего-то большого и светлого, и на этой почве российская мысль принимала самые экзотические формы.

19.7.2019 Андрей Дмитриев
Политический портрет. Визит Александра Лукашенко в Петербург и Ленинградскую область стал продолжением цепи его участившихся контактов с Владимиром Путиным, фрустрирующих общественность: уж не готовится ли слияние стран с выборами одного президента в 2024 году? Однако это не в характере Александра Григорьевича, да и дрейф его политики направлен в противоположном от России направлении.

18.7.2019 Елена Прудникова
Властители дум. Это хорошо, что российский историк Александр Дюков обратил внимание на доклад бывшего заведующего отделом пропаганды ЦК КПСС, а в молодости стажёра Колумбийского университета США Александра Яковлева на II съезде народных депутатов 23 декабря 1989 года. Сей ныне забытый документ очень показателен по части методов, которыми делалась у нас «перестройка».

15.7.2019 Игорь Пыхалов
Интервью. Когда во время Перестройки пошли потоком разоблачения, то я вполне поверил, что Сталин – злодей, тиран и кровавый убийца. Но уже в 90-е годы всё чаще стал замечать: то или иное разоблачение оказывается неправдой. И в итоге пришёл к принципу презумпции лживости.

8.7.2019 Максим Калашников
Apocalypse now. Согласен, что уход Путина как минимум сопоставим со смертью Брежнева в 1982-м, начавшей разматывать клубок смуты. Помните, как все тогда стремительно покатилось с горы? Всего 9 лет – и катастрофа грянула. А сейчас все будет гораздо стремительнее, ибо запас прочности у РФ - ничтожный.

2.7.2019 Андрей Дмитриев
Правильные выборы. Похоже, градоначальника запугали "молодым и перспективным" Капитановым придворные социологи и пиарщики. Возникает вопрос: а способен ли вообще Беглов принимать самостоятельные решения? Или и в ходе управления городом собирается идти на поводу у не самых умных советников, уже не в первый раз посадивших его в лужу?

27.6.2019 Елена Прудникова
Эхо истории. Возглавляемое министром культуры Владимиром Мединским Российское военно-историческое общество сочинило тест, посвященный началу Великой Отечественной войны. Размещён он на созданном при РВИО портале «История РФ» совместно с музеем Победы. И все трое, показав знание мелких фактиков, в общих вопросах сели в лужу. Очень старую лужу.

12.6.2019 Юрий Нерсесов
Политический зоосад. Скандал вокруг Голунова был очень полезен. В считанные дни он обернулся замечательным цирком, на арене которого обитатели нашего политического зверинца наглядно проявили свою мохнато-чешуйчатую сущность. Дорогие же россияне в очередной раз убедились, кто в стране рулит.

11.6.2019 Андрей Дмитриев
Правильные выборы. С большой долей вероятности конкуренцию врио губернатора Петербурга Александру Беглову составят четыре человека: Владимир Бортко от КПРФ, а также три депутата ЗакСа – Михаил Амосов, Надежда Тихонова и Олег Капитанов. Продолжая галерею портретов кандидатов, остановимся на этой троице.

29.5.2019 Юрий Нерсесов
Рамзанизация. Поскольку Магомед Ханбиев депутат парламента Чечни и кавалер Ордена имени Ахмата Кадырова, он верный - нукер сына Ахмата-Хаджи, нынешнего главы республики Рамзана Кадырова. То есть в неформальной табели о рангах стоит много выше Шаманова. Неприкосновенность нукеров главного чеченца Вселенной общеизвестна.