АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Четверг, 25 мая 2017 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Русские войны
2013-12-18 Станислав Белковский
Русские войны

Доклад ФСБ (Фонд Станислава Белковского) "Русские войны: крупнейшие бюрократические, корпоративные, информационные конфликты в России в 2013 году" - весьма обширный аналитический документ, полный текст которого опубликован изданием slon.ru. "АПН-СЗ" воспроизводит введение к тексту и оргвыводы, где анализируется общее направление эволюции российской власти и общества в уходящем году, а также один из наиболее интересных сюжетов "войн" - "Досрочные выборы мэра Москвы. Новая роль А.Навального".

Введение.

Внутриэлитные войны третьего года перестройки-2

Еще летом 2010 года авторы этого доклада предупредили страну и общество, что Россия находится на пороге перестройки-2 — периода долгосрочной политико-социальной турбулентности, который характеризуется, прежде всего:

– непреодолимым отчуждением активной части общества от власти;

– прогрессирующим разочарованием элит в той политико-экономической системе, которая их воспитала, взрастила и вскормила.

То есть путинская Россия подойдет к черте, у которой во второй половине 1980-х годов оказался горбачевский СССР. Разумеется, не обязательно с последствиями в виде распада страны. (Хотя и это не исключено.) Но с неизбежными и порой достаточно радикальными переменами в жизни России, функционировании ее государственного механизма.

Мы констатировали, что перестройка-2 обернется, среди прочего:

– нарастанием протестной активности активной части населения — пресловутой «движухой» (dvizhukha, этот термин может войти в иностранные языки без прямого перевода, подобно словам perestroika, sputnik, pogrom, apparatchiki, siloviki и некоторым другим);

– обострением выше обычного остроты и интенсивности внутриэлитных конфликтов — борьбы за влияние и ресурсы между ключевыми субъектами (индивидуальными и коллективными) правящей политико-экономической элиты.

Условно временем начала перестройки-2 можно считать декабрь 2011 года, когда в крупных городах России, но прежде всего в столице Москве развернулись массовые мирные выступления против фальсификации выборов в Государственную думу, состоявшихся 4 декабря. Митинг на Болотной площади 10 декабря 2011 года собрал около 50 тысяч участников, протестное мероприятие на проспекте Сахарова 24 декабря — около 100 тысяч человек. Эти цифры были беспрецедентно высокими для всего путинского периода новейшей российской истории и, шире, — большей части постсоветской эпохи в истории страны (после 1991 г.).

Несмотря на то что интенсивность и численность участников протестных акций впоследствии колебалась, а подъем и энтузиазм протестного актива периодически сменялись апатией и разочарованием, в целом класс Русских Образованных Горожан (РОГов), явившийся главной движущей силой протестов, ясно обозначил свое устойчивое негативное отношение к политико-экономической системе, прежде всего:

– к системе манипулятивных выборов, результат которых, чаще всего, известен заранее, а реальная конкуренция превентивно пресекается неполитическими (силовыми и приравненными к ним) методами;

– к Экономике РОЗ (Распила, Отката, Заноса) (© ФСБ) — тотальной коррупции как основополагающему принципу принятия важных и важнейших экономических решений, равно как и концептуально-технологической основе реализации подобных решений.

Под влиянием ярко выраженного протеста РОГов российская власть пошла на определенные, отчасти достаточно масштабные уступки, в частности:

– либерализацию законодательства о политических партиях, что уже привело к появлению на политическом пространстве России в 2012–2013 гг. 70 новых партий (всего их теперь 77, включая 7 «старых» партий, зарегистрированных до 2012 г.);

– возвращение прямых выборов глав субъектов Российской Федерации, упраздненных в ходе соответствующей антифедеративной реформы 2004–2005 гг. (формальным поводом к такой реформе был теракт в Беслане в первых числах сентября 2004 г.);

– легализация участия оппозиционеров и — шире — политиков и общественных деятелей, относящих себя к оппонентам «партии власти» — в выборах различных уровней, включая муниципальные;

– провозглашение борьбы с коррупцией одним из важнейших приоритетов деятельности власти.

Все эти реформы были анонсированы в последнем президентском послании экс-главы государства (с мая 2012 г. — председателя правительства РФ) Дмитрия Медведева Федеральному собранию России в декабре 2011 г. Курс, вне всякого сомнения одобренный и Владимиром Путиным, готовившимся в то время к возвращению в Кремль, был, в основном, продолжен и после того, как Путин вновь стал президентом страны в мае 2012 г.

Вместе с тем, Кремль решил сбалансировать уступки РОГам ужесточением политики в некоторых сферах и областях российского бытия. В частности, были приняты новые законы:

– ограничивающие финансирование из зарубежных (внероссийских) источников некоммерческих организаций (НКО), прямо или косвенно занимающихся политической деятельностью;

– запрещающие усыновление российских сирот гражданами и резидентами США (формально подобный закон считался «симметричным ответом» на знаменитый «закон Магнитского», The Magnitsky Rule of Law Accountability Act, принятый конгрессом США в конце 2012 г.); соответствующий закон получил название «Акта Димы Яковлева» — по имени российского ребенка, усыновленного из детского дома и погибшего в 2008 г. из-за преступной халатности своих американских приемных родителей.

– ограничивающие пропаганду гомосексуализма (шире — однополой любви) среди несовершеннолетних, что было расценено немалой частью российского гей-сообщества как элемент дискриминации по признаку сексуальной ориентации

и некоторые другие.

Также была восстановлена уголовная ответственность за клевету, упраздненная в недолгий период президентства г-на Д. Медведева.

Хотя рестриктивный и тем более репрессивный характер, равно как и потенциал перечисленных и иных «балансирующих» актов на поверку оказался достаточно скромным, активная часть общества, РОГа восприняли все перечисленные действия власти негативно. Некоторые шаги, как, например, «закон Димы Яковлева», сами по себе стали факторами, провоцирующими новые масштабные протестные выступления. Так, Марш против этого законодательного акта («антисиротского закона», также заклейменного «законом подлецов») вывел на улицы Москвы около 50 тысяч человек в январе 2013 г.

Впрочем, двунаправленность политических решений и ходов власти «шаг вперед, N шагов назад» © — также есть характеристическая особенность перестроечного процесса. Она со всей неизбежностью обусловлена природой перестройки как этапа / периода в жизни той или иной системы, достигшей определенной стадии и уровня деградации: у власти нет последовательной программы стратегических реформ, задача высшего руководства страны — не кардинально трансформировать ее в том или ином направлении, но законсервировать систему на неопределенно долгий срок посредством половинчатых решений («полуреформ», как назвал их экс-министр финансов Алексей Кудрин, доверенное лицо Владимира Путина, покинувшее исполнительную власть в сентябре 2011 г. из-за разногласий с Дмитрием Медведевым).

Параллельно, либерализационные действия власти, явившиеся прямым ответом на вызов перестройки, позицию РОГов, массовые протестные акции, не вызвали у РОГов высокой оценки и должной благодарности власти. Активное меньшинство россиян, скорее, обращает внимание на неполноту и непоследовательный характер реформ, присутствие в их толщи и ткани элементов, частично обессмысливающих самоё реформацию, например, введение «муниципальных фильтров» на выборах глав регионов (субъектов Российской Федерации). Эти претензии следует признать справедливыми, но лишь отчасти. Но так всегда бывает в эпоху перестройки: уступки и послабления со стороны власти кажутся меньше и незначительнее, чем они есть, а балансирующие меры ужесточающего характера — серьезнее и крупнее по последствиям, чем на самом деле. В этом тоже проявляется устойчивое недоверие активной части общества к власти и труднопреодолимое отчуждение между данными двумя коллективными акторами.

К третьему году перестройки-2 (2013) стал очевиден и новый характер внутриэлитных конфликтов, проявляющихся, прежде всего, в аппаратных (бюрократических) и корпоративных войнах.

2013 год позволяет нам сделать вывод о новых фундаментальных чертах и тенденциях, проявившихся в такого типа конфликтах (войнах).

Инициаторы / участники войн стали качественно меньше зависимы от различных положений подразумеваемой «путинской конвенции элит», сложившейся в первой половине нулевых годов XXI века. В частности, от принципа «не выносить сор из избы». Путинская элита уже не воспринимает себя как единое целое настолько, чтобы ограничиваться в ходе внутриэлитных конфликтов исключительно методами и средствами, не дестабилизирующими систему в целом. Дестабилизация системы отныне не считается чрезмерной платой за победу в бюрократической / корпоративной войне (схватке, битве) — тоже типично перестроечный симптом.

Неполитические конфликты стали нередко принимать политический характер за счет активного вовлечения в них политических акторов / игроков.

Внутриэлитные российские конфликты становятся фактором международной политики. (Вспомним, к примеру, The Magnitsky Act и все, что с ним связано.)

Как и на протяжении первого срока пребывания у власти Владимира Путина (2000–2004 гг.), президентство Дмитрия Медведева (2008–2012 гг.) вывело на авансцену российской бюрократической и бизнес-жизни новое поколение субъектов / игроков, желающих принять участие в переделе активов и сфер влияния. Не в последнюю очередь — за счет близости к третьему президенту, он же — нынешний премьер-министр РФ.

Сокращение собственно активов и ресурсов для раздела / передела, продиктованное системными слабостями и обостряющимися проблемами российской экономики, неизбежно влечет за собой качественное обострение борьбы за эти активы / ресурсы.

Кроме того, основные внутриэлитные конфликты и войны 2013 года еще раз подтверждают наш тезис, что пресловутая «вертикаль власти» есть не более чем пропагандистский фантом. Применительно к сегодняшней России следует говорить, скорее, о «горизонтали власти» — не определенной четко совокупности центров принятия решений, возникающих (находящихся) во всякой точке российского пространства, где критический финансовый ресурс сочетается (совмещается, объединяется) с критическим силовым.

Все эти выводы мы проиллюстрируем примерами наиболее ярких «русских войн» уходящего 2013 года в России. Некоторые описываемые далее войны / конфликты фактически начались (были инициированы) в конце 2012 года, однако развертывались в публичной плоскости и достигали стадии принятия политико-аппаратных решений, в основном, в 2013-м.

Досрочные выборы мэра Москвы. Новая роль А. Навального

Крупнейшим публичным политическим событием 2013 года стали прямые выборы мэра Москвы.

4 июня 2013 г. действующий мэр Сергей Собянин заявил о намерении досрочно уйти в отставку, что автоматически приводило к проведению выборов главы столицы в единый день голосования — 8 сентября. 5 июня президент В. Путин принял отставку г-на Собянина и назначил его временно исполняющим обязанности мэра до вступления в должность избранного градоначальника.

Впрочем, господа Путин и Собянин не учли, что свое судьбоносное заявление мэр сделал как раз в день рождения ведущего оппозиционного политика Алексея Навального (04.06.) А это само по себе мистически повлияло на дальнейший ход предвыборной кампании.

Считается, что г-н Собянин решил легитимировать себя в качестве главы столицы через механизм прямых выборов. Особенно с учетом того, что он не москвич, а уроженец села Няксимволь Ханты-мансийского автономного округа. Что для немалой части столичных жителей имеет определенное эстетико-символическое значение.

Однако, как полагает ФСБ, круги, близкие к премьер-министру Д. Медведеву, рассматривали предвыборную кампанию в Москве и под другим политическим соусом. Досрочные выборы мэра должны были выявить истинный политический ресурс г-на Собянина, равно как и вскрыть потаенные до поры до времени пласты компромата на него. Чтобы градоначальник позволил себе забыть о претензиях на пост главы кабинета министров и, соответственно, позицию преемника-2018.

В этом смысле замысел околомедведевских кланов был реализован в большей мере. Достичь качественно нового уровня легитимности С. Собянину не удалось — в первую очередь, в силу типично перестроечной ситуации, когда активная часть общества безвозвратно / необратимо утрачивает доверие к власти, независимо от принципиальных шагов последней.

Изначально предполагалось, что основным соперником г-на Собянина на выборах станет лидер партии «Гражданская платформа», крупный бизнесмен Михаил Прохоров. Однако г-н Прохоров принять участие в мероприятии с неоднозначными последствиями для рейтинга и репутации не рискнул. Формально он мотивировал отказ от участия в выборах тем, что не успевает переоформить, в соответствии с действующим законодательством, свои иностранные активы, в частности, баскетбольный клуб Brooklyn Nets (США). Непублично же он заявлял, что не идти на выборы ему поручил страшный и ужасный Кремль. Также г-н Прохоров подчеркивал, что не хочет выступать легитиматором собянинской победы (давая тем самым понять, что в собственный успех не верит, а это само по себе плохо для номинально амбициозного политика с далеко идущими, пусть даже на сугубо декларативном уровне, планами).

Когда стало ясно, что М. Прохоров «соскакивает», в его окружении возникла идея выдвинуть кандидатом в мэры родную старшую сестру бизнесмена-политика Ирину Прохорову. Которая пользуется репутацией человека, фактически определяющего стратегическую линию поведения и основные тактические решения богатого брата. В частности, его твердую приверженность идее отказа от законного брака (с женщиной). Однако, в конечном счете, И. Прохорова тоже не решилась начать карьеру публичного политика со столь громкого и потенциально скандального проекта.

Тогда стало ясно, что главным легитиматором для С. Собянина — и, одновременно, важнейшим орудием достижения цели для кругов, близких к Д. Медведеву — станет Алексей Навальный, самый популярный внесистемный оппозиционер, завоевавший широкую известность, особенно в крупных городах РФ, благодаря успешным антикоррупционным проектам и инициативам. Эти нашумевшие проекты — «Роспил» и другие — были реализованы под эгидой созданного г-ном Навальным Фонда борьбы с коррупцией. Следует отметить, что еще в 2009 году А. Навальный с большим отрывом от основных соперников выиграл виртуальные выборы мэра Москвы, организованные газетой «Коммерсантъ» и сетевым изданием Газета.Ру. Так что сама постановка вопроса для него была отнюдь не новой.

Первоначально А. Навальный скептически отзывался о досрочных выборах мэра Москвы и утверждал, что в подобной «спецоперации по переизбранию Собянина» участвовать даже несколько противно. Однако затем он изменил свою позицию, как мы полагаем, по следующим основаниям:

– политик правильно оценил, что именно выборы в столице помогут ему перейти в новое качество, окончательно завершив период собственной политической демаргинализации, и, в случае относительного успеха (2-е место и не менее 20% голосов избирателей), занять нишу единого безальтернативного лидера оппозиции (ЕБЛО);

– г-н Навальный осознал, что участие в выборах столичного градоначальника открывает ему дорогу к мягкому (условному) приговору по уголовному делу о хищениях в компании «Кировлес», в котором политик был центральным обвиняемым.

Сегодня мы можем констатировать, что в обоих случаях А. Навальный не просчитался.

Системные оппозиционные партии по просьбе Кремля выдвинули кандидатами в мэра статусных политиков (партийных начальников высокого уровня) без реальных шансов даже на относительный успех: КПРФ — И. Мельникова, «Справедливая Россия» — Н. Левичева, «Яблоко» — С. Митрохина. Примечательным можно назвать лишь решение ЛДПР (лично В. Жириновского) выставить партийным кандидатом 32-летнего депутата Госдумы М. Дегтярева, дотоле почти неизвестного ни широкой публике, ни политическому сословию. С тех пор пошли разговоры — не подкрепленные, впрочем, достаточной и должной доказательной базой — что г-н Жириновский видит г-на Дегтярева своим преемником на посту лидера ЛДПР.

Изначально мэрия не сомневалась во впечатляющим успехе С. Собянина уже в первом туре. Претендентами на второе место считались А. Навальный и (в меньшей степени) И. Мельников, при том предполагалось, что основной соперник мэра наберет не более 12–15% голосов.

Однако власть дала мощный стартовый импульс кампании А. Навального. 18 июля политик был, вопреки «легитимационному» плану мэрии и администрации президента, приговорен Ленинским райсудом г. Кирова к пяти годам реального лишения свободы и арестован в зале суда. По мнению ФСБ, так случилось из-за несогласованности действий Следственного комитета РФ, который считал, что Навальный таки должен сесть в тюрьму (иначе следствие понесло бы определенный репутационно-аппаратный ущерб) и организаторами досрочных выборов мэра Москвы. По некоторым данным, председатель Верховного суда РФ В. Лебедев, который, согласно замыслу, должен был донести кировским судьям сообщение о необходимости условного приговора, со своей задачей своевременно не справился. Возможно, потому, что не слишком доверял (доверяет) телефонной связи.

Подобное развитие событий вызвало у активной части москвичей немалое возмущение. Вечером 18 июля около 10 тыс. человек вышли на несанкционированную акцию у стен Госдумы. Акция произвела значительное впечатление и на Кремль, и на самих москвичей, и на прогрессивное человечество в целом.

В тот же день, по нашим данным, В. Путин, на основании повторной настоятельной просьбы С. Собянина и В. Володина, распорядился выпустить А. Навального на свободу, чтобы обеспечить «легитимационный» сценарий выборов мэра Москвы. В свою очередь, г-н Навальный, оказавшийся менее чем на сутки в тюремной камере, из застенка заявил, что не будет участвовать в выборах, если его немедленно не освободят. Сигнал был услышан и правильно понят. Формально мера пресечения А. Навальному и его соратнику по делу «Кировлеса» П. Офицерову была изменена тем же судом г. Кирова на основании ходатайства прокуратуры.

Далее в течение полутора месяцев А. Навальный вел достаточно яркую предвыборную кампанию. Ее основными чертами были:

– идеологическая размытость, позиционирование политика как «червонца, который любезен всем», при некотором акценте на теме борьбы с мигрантами в г. Москве;

– отказом (совершенно справедливым) от услуг профессиональных политконсультантов (по большей части, бесполезных);

– широком привлечении волонтеров, мотивированных не деньгами или приравненными к ним микроблагами, а участием в «исторической», беспрецедентной, небывалой предвыборной кампании;

– широкое использование наглядной агитации и печатной агитпродукции, распространявшихся на базе сети фирменных «кубов Навального», установленных в большинстве районов Москвы;

– нагнетания по ходу кампании откровенной истерии, повышение эмоционального градуса кампании до пороговых величин, навязывание избирателю парадигмы «Навальный или смерть!»; (в одном из прикладных вариантов — «если вы не проголосуете за Навального, его посадят, и вы будете в том виноваты»);

– трансформация политического выбора в моральный: кто не голосует за Навального, тот плохой человек.

Сам оппозиционный политик предстал в новом для себя образе протестантского проповедника на стадии перехода в состояние бога живого (в данном контексте слово «бог» должно писаться со строчной буквы — прим. ФСБ).

На этом фоне предвыборная кампания С. Собянина была достаточно серой и пахла стандартными бюрократическими технологиями. Генеральным подрядчиком по организации / обеспечению кампании стала известная фирма «ИМА консалтинг» (верховный руководитель А. Гнатюк), углубленно сотрудничавшая с мэрией Москвы с давних времен Юрия Лужкова. По сценарию кампания была, во многом, инерционной, без взрывов, переломов и сенсаций. Штаб мэра давал понять, что победа действующего градоначальника предопределена. Эта логика едва не сыграла с г-ном Собяниным злую шутку: его электорат оказался демобилизован, и низкая явка на выборах 8 сентября — за счет того, что многие уверенные в победе мэра и не желавшие голосовать за оппозиционных кандидатов не пошли на избирательные участки — едва не привела ко второму туру выборов.

Формально результаты досрочных выборов мэра Москвы 2013 года таковы (цитируются по Википедии).

9 сентября Мосгоризбирком предварительно сообщил о победе Собянина в первом туре с результатом в 51,37 %; Навальный, по предварительной версии Мосгоризбиркома, получил 27,24 % голосов, Мельников — 10,69 %, Митрохин — 3,51 %, Дегтярёв — 2,68 %, Левичев — 2,79 %.

10 сентября Мосгоризбирком утвердил официальные результаты выборов, в том числе победу Собянина с 51,37 % голосов.

В ночь с 8 на 9 сентября Навальный опубликовал в своём блоге:

данные собственных экзит-поллов (по состоянию на 19:00 MSK), согласно которым, Собянин набирал 46 процентов, что обеспечивало бы проведение второго тура голосования с кандидатами Собяниным и Навальным;

данные независимого «Альянса наблюдателей», согласно которым Собянин набрал 49,8 процентов голосов (по состоянию на 00:20, подсчёт данных с 1900 участков; к 2:00, после обработки данных с 2072 участков, он упал до 49,7), — что также не обеспечивало ему победу в первом туре.

После предварительного сообщения Мосгоризбиркома Навальный заявил, что результаты были получены путём фальсификаций, в частности, с надомным голосованием, что обеспечило необходимый перевес в пользу Собянина. Он выдвинул ультиматум, сказав, что выведет людей на улицы в случае, если Мосизбирком откажется признать эти результаты фальсифицированными. Речь шла о готовности обжаловать итоги выборов в суде, что и было сделано.

Заместитель руководителя избирательного штаба Навального Максим Кац в своём блоге отметил, что повышенный процент голосов за Собянина в надомном голосовании и в присоединительных территориях Москвы закономерен и сам по себе не является признаком каких-либо нарушений. По данным ФСБ, за это заявление г-н Кац был незамедлительно уволен из политической команды А. Навального.

Наибольшую относительную поддержку Алексей Навальный получил в центральных районах города, а Сергей Собянин — на территории «Новой Москвы» (Новомосковский и Троицкий административные округа).

Результаты голосования значительно разошлись с результатами опросов, проводившихся ведущими, статусными социологическими организациями — ВЦИОМом, ФОМом и «Левада-Центром». Результат Собянина оказался несколько ниже прогнозируемого, результат Навального — несколько выше прогнозируемого, а явка избирателей — значительно ниже прогнозируемой. Сторонники Навального объясняют такое расхождение ангажированностью социологических организаций, а представители самих социологических организаций — изменением предпочтений избирателей в последние дни перед голосованием, и в частности — низким уровнем мобилизации потенциальных сторонников Сергея Собянина, уверенных в том что победа их кандидата предопределена.

По оценкам наблюдателей, выборы прошли относительно честно, и степень использования административного ресурса на всех этапах избирательной кампании была по сравнению с предыдущими выборами значительно снижена.

Опираясь на собственные данные о необходимости и неизбежности второго тура, А. Навальный призвал своих сторонников выйти 9 сентября на согласованный (заранее) митинг на Болотной площади, чтобы потребовать от властей организовать второй тур. Митинг состоялся и собрал около 25 000 участников (при том, что за оппозиционера проголосовали более 600 тысяч москвичей). Атмосфера на мероприятии была ярко-праздничная. Тем не менее, уже в ходе митинга г-н Навальный от требований второго тура отказался. Видимо, он априори понимал, что подобный сценарий нереалистичен, а желание окончательно получить условный (а не тюремный) срок по делу «Кировлеса» требует от него определенного конвенционального поведения, не слишком раздражающего власти. А сам митинг нужен был, преимущественно, для демонстрации мобилизационных возможностей политика.

Основные неформальные итоги выборов, по мнению ФСБ, таковы.

С. Собянин, получив относительно скромный результат, должен смириться с отказом от далеко идущих амбиций, надежд на пост премьер-министра РФ и позицию преемника-2018, и сконцентрироваться на проблемах города Москвы. В этом смысле группы и кланы, близкие к Д. Медведеву, победили.

Операция «легитимация» провалилась. Было доказано (о чем ФСБ говорит уже не один год), что ограниченная легитимность столичного руководства определяется ситуацией и атмосферой перестройки-2 как таковой, а не той или иной процедурой приведения к власти действующего градоначальника.

А. Навальный сделал решительный шаг в направлении роли и статуса ЕБЛО (единого безальтернативного лидера оппозиции).

Не только электорат власти, но и активная, оппозиционно настроенная часть российского общества остается заложницей тотального (тоталитарного) сознания. Такое сознание постоянно находится в поиске нового вождя, безальтернативного и безгрешного по определению, которому нельзя и не следует задавать неудобных вопросов (пока он не полностью разочаровал, разумеется). В этом плане А. Навальный играл для большей части своих избирателей примерно ту же роль, что Б. Ельцин в 1989-91 гг. и В. Путин в первые годы своего правления. Мысль о том, что стране нужны новая политическая культура и новая политическая система, а не очередной хороший (новый) вождь вместо очередного плохого (старого), пока не очень умещается в воспаленной русской голове. И это несколько печально.

Оргвыводы

Анализ основных (отобранных произвольно по усмотрению ФСБ) конфликтов 2013 года подтверждает, что:

Современная Россия живет в условиях монетократии (всевластия денег), роль политических институтов и субъектов в построении механизма власти и её осуществления вторична

Реальная «горизонталь власти» пришла на смену мифической вертикали

Президент Владимир Путин, которому и друзья, и враги склонны приписывать огромное могущество, во многом является заложником описанной выше модели власти и с каждым днем все менее контролирует ситуацию как в элитах, так и в стране в целом

Любой внутриэлитный конфликт в такой ситуации обладает значительным потенциалом нанесения системе критического или, по крайней мере, значительного (ощутимого) ущерба

Страна переживает «грустный» период перестройки-2, при котором тотальное недоверие к самой системе власти (в данном случае — к монетократии и «горизонтали», подобно тому, как в конце 1980-х было утрачено доверие к КПСС) как на уровне элит, так и среди народа в целом, сопровождается повышением общего уровня социального пессимизма до критических значений

Судьба политико-экономической системы и страны «РФ» как таковой в этих условиях уже находится вне разумного контроля политических и экономических субъектов.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Подведение итогов
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
24.5.2017 Юрий Нерсесов
Игры патриотов. Год назад в статье «Кукиш Мединского и Шойгу» дорогая редакция порадовала читателей небывалой щедростью вертикали власти. В программе патриотического воспитания молодёжи от правительства РФ появился пункт о финансировании слёта военно-патриотических клубов «Союз - Наследники Победы». На проведение сборов вертикаль выделила целый миллион рублей – без малого 5% необходимых расходов. Однако и он до адресата не дошел.

24.5.2017 Максим Макарычев
Эхо истории. Рамоне спросил Кастро: — А что будет после вашей смерти? Фидель абсолютно не смутился. — Наши враги не должны иметь никаких иллюзий. Я умру завтра, и мое влияние может расти. От нас останется пепел. А от кого-то сказка, которая будет жить в веках. Воин может погибнуть, но не его идеи.

22.5.2017 Юрий Нерсесов
Ревизионизм. Профессор кафедры международных финансов МГИМО Валентин Катасонов посвятил дарвиновской теории и её давно усопшему создателю целых три статьи на портале телеканала «Царьград ТВ». Все три статьи — краткое изложение демагогии и сплетен от сербского епископа Николая Велимировича, который научной аргументацией себя не утруждал ни разу. Случайно ли «Царьград» превозносит бегавшего от Гитлера к англичанам и обратно епископа? Конечно, нет!

1.5.2017 Густав Эрве
Арабский мир. Флаг партии: чёрное поле, белый круг посередине, в белом круге – красный «смерч» - вызывал соответствующие ассоциации. Известен случай, когда двое американских журналистов, приняв его за свастику, попытались сорвать партийный плакат и были изрядно побиты. Тем не менее партия с самого начала отрицала какое бы то ни было влияние на себя идеологии итальянского фашизма и немецкого национал-социализма.

27.4.2017 Максим Макарычев
Эхо истории. Считается, что друзья у человека появляются в молодости, как правило, до тридцати лет. Но у Кастро с возрастом, наоборот, возникали новые друзья-соратники. И это были латиноамериканцы с именем - Уго Чавес, Эво Моралес, Диего Марадона, боготворившие его. «Для меня он - бог» - так сказал знаменитый футболист о Фиделе Кастро.

22.4.2017 Лев Данилкин
Наш Ильич. Опять же с подвязанными зубами Ленин - совпадение? - проследовал мимо Шпалерной вечером 24 октября 1917-го по дороге в Смольный, едва свернув с Литейного моста; как раз где-то на пятачке, который он указал в качестве места встречи своей невесте, стоял пикет пелевинских юнкеров в «Хрустальном мире». Такого рода здания редко меняют свое назначение, и неудивительно, что теперь там находится «следственный изолятор центрального подчинения» СИЗО-3 ФСИН России.

20.4.2017 Максим Калашников
Apocalypse now. Сейчас модно ставить памятники всему и вся. Лично я бы воздвиг монумент ясновельможному кретинизму властей. Итак, прохлопав взрыв в метрополитене Санкт-Петербурга и банду, убившую двух полицейских в Астрахани, ФСБ обезвреживает террористов в Александровском районе Владимирской области (от Москвы до Александрова – 110 километров по Ярославскому шоссе на северо-восток).

19.4.2017 Бен Шрекингер
Щупальца олигархии. Центр еврейской общины Хабад Порт-Вашингтон на Лонг-Айленде в Манхассет-Бей расположен в приземистом кирпичном здании напротив автозаправки Shell и торгового комплекса. Это ничем не примечательный дом на ничем не примечательной улице, если не учитывать одну особенность. Через него пролегают самые короткие пути, связывающие Дональда Трампа и Владимира Путина.

19.4.2017 Юрий Нерсесов
Властители дум. Согласитесь, было бы несправедливо, объяви я алкашами всех ведущих «Эха Москвы» на том основании, что видел пьяного в хлам Быкова. Между тем он сам именно так и делает. Так куда весомее звучат дальнейшие рассуждения о России как огромном диком Калинове, где страдают интеллигентные зильбертруды. Как посмотришь на исхудавшего, бледного, замучавшегося скакать с презентации на банкет, да с телепередачи на фуршет автора – сразу веришь: чувак на последнем издыхании. Не щадя живота с печенью борется с фашизмом.

17.4.2017 Андрей Дмитриев
Полемика. Писатель и активист КПРФ Герман Садулаев опубликовал рецензию на написанную мной биографию Эдуарда Лимонова в серии ЖЗЛ. Начал за здравие: назвал книжку «учебником политической истории России и не только конца XX – начала XXI века и практическим руководством к политической жизни как таковой» и даже сравнил автора с Николаем Чернышевским. Однако под лестной обёрткой скрывается политический памфлет, направленный против национал-большевиков, в котором тов. Садулаев безбожно передергивает факты, бредит, а местами откровенно врёт. Разберёмся.
Reklama