АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Пятница, 18 октября 2019 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Западный ветер для председателя Мао. Часть 4
2014-03-25 Алексей Волынец
Западный ветер для председателя Мао. Часть 4

Окончание. Части 1, 2, 3

Фын Си - по-китайски "Западный ветер" - один из псевдонимов Иосифа Сталина, который он использовал в переписке с китайскими коммунистами. О роли Сталина в становлении Мао Цзэдуна как политика, их отношениях во время гражданской войны и начала строительства Нового Китая повествует историк Алексей Волынец в цикле статей, приуроченных к 120-летию Великого Кормчего.

«...Самым важным результатом победы союзных стран над германским фашизмом и японским империализмом является торжество национально-освободительного движения в Китае... После Октябрьской революции в нашей стране победа народно-освободительного движения в Китае является новым сильнейшим ударом по всей системе мирового империализма и по всем планам империалистической агрессии в наше время» - эта фраза ключевого человека в сталинской иерархии В.М.Молотова не является случайной. Более того, при рассмотрении советско-китайских отношений того периода становится понятно, что эта фраза центральная и ключевая. Не случайно она используется в предисловии практически всех советских изданий по Китаю периода 1950-53 гг.

Для современного человека может показаться странным, что высшие советские лидеры считали главным результатом Второй мировой войны 1939-45 гг. победу китайских коммунистов в Китае 1949 года.

Но после рассмотрения советско-китайских отношений это значение становится предельно ясным. Разгром гитлеровской Германии был для СССР вопросом выживания, а вопрос выживания – это главная цель лишь для малых и средних государств; основной вопрос великих держав – вопрос экспансии и доминирования на планете. Разгром Германии и контроль над Восточной и Центральной Европой, безусловно, усилили значение СССР в мировой политике. Но в 1945 г. СССР был крайне ослаблен минувшей войной, к тому же США обладали монополией на ядерное оружие. Поэтому, именно победа коммунистов Китая и создание собственного ядерного оружия, что произошло практически одновременно в 1949 г., дали СССР возможность уверенно и обоснованно заявить притязания на мировое лидерство не только в идеологическом, но и в практическом плане.

Соединение ресурсов СССР и союзного Китая открывало для всего советского блока самые блестящие стратегические перспективы, о которых было невозможно и думать до 1949 года. Не случайно именно в 1950 г. по сути начинается стратегическое наступление советского блока во всём Азиатско-Тихоокеаснокм Регионе: Корея, Вьетнам, Филиппины, Малайзия, Индонезия...

Поэтому не случайна и фраза еще одного из первых лиц СССР из сталинской плеяды Г.М.Маленкова: «С победой китайской демократия открылась новая страница в истории не только китайского народа, но и всех народов Азин, угнетаемых империалистами. Национально-освободительная борьба народов Азии, бассейна Тихого океана, всего колониального мира поднялась на новую, значительно более высокую ступень. Торжество китайской демократии означает серьёзное укрепление позиций мирового демократического антиимпериалистического лагеря, борющегося за прочный мир».

Здесь можно добавить – борющегося не только за прочный мир, но за весь мир, целиком, за весь земной шар... Именно с 1950 г. СССР получил возможность начать борьбу за планетарное влияние, переведя старую коминтерновскую идею мировой революции на новый, более практический уровень. Обратите внимание и на «демократическую» риторику – идеи «Новой демократии» или «Народной демократии» были выдвинуты идеологами сталинизма как раз во второй половине 40-х годов, в противовес «старым» империалистическим буржуазным демократиям Запада...

Коммунистический Китай для СССР становится основным союзником и главным проводником советской политики на всём Дальнем Востоке. При помощи Китая Сталин втягивает США в изнурительную войну на Корейском полуострове и целую серию иных локальных конфликтов, прежде всего во Вьетнаме, а также - на Филиппинах и в Малайзии. Эти конфликты крайне выгодны СССР, т.к. он практически не несёт военных потерь, а США сковывают свои военные силы, несут всевозможные военные, экономические и политические потери. Так, посредством красного Китая, СССР выигрывает время для экономической, военной и научной подготовке к борьбе с США за мировое лидерство.

Более того, эти конфликты (и, прежде всего, война в Корее) еще более надежно привязывают к СССР такого самостоятельного и независимого союзника, как огромный коммунистический Китай. В этом же ключе развиваются и советско-китайские отношения в экономической сфере. СССР оказывает КНР крупную экономическую помощь в гражданской и военной сфере. Эта помощь очень выгодна Китаю. Но, что крайне важно, для СССР эта помощь выгодна в не меньшей, а то и в большей степени...

Сталин проводит в Китае очень взвешенную и расчетливую экономическую политику. Посредством советских кредитов Китай рассчитывается за советские же поставки, у советской промышленности появляется новый огромный рынок, а кредиты возвращаются в советскую же экономику. Участие советских специалистов в строительстве новой китайской экономики закладывает всю нормативную и технологическую базу китайской промышленности, что крепко привязывает КНР к советской политической и экономической системе.

Здесь уместно привести слова начальника Восточного Управления Министерства внешней торговли СССР М.И.Сладковского, сказанные в 1953 г., что именно после создания КНР «образовалось два параллельных мировых рынка, противостоящих друг другу, — рынок стран демократического лагеря и рынок стран капиталистического лагеря».

По сути, о периоде 1950-53 гг. можно говорить как о периоде советских «инвестиций» в новый союзный Китай. И «инвестиции» эти приносят немедленную внешнеполитическую «прибыль» в виде стремительного роста советского влияния в Азии.

После 1949 г., когда у СССР появляется атомное оружие, а вместе с союзным коммунистическим Китаем - и численный перевес над коалицией США, у советского руководства появляется даже некоторая эйфория во взглядах на перспективы соперничества с США.

До 1949 г. ослабленный войной Советский Союз мог лишь более менее успешно сопротивляться росту влияния США, с 1949 г. СССР, опираясь на союз с Китаем и ликвидацию американской ядерной монополии, переходит в геополитическое «наступление». Как сказал сам Сталин летом 1950 года в письме Клементу Готвальду: «…борьба Америки с Китаем должна революционизировать всю Дальневосточную Азию. Дает ли все это нам плюс с точки зрения мировых сил? Безусловно, дает».

Это «наступление» успешно развивается до момента смерти Сталина, когда вся отлаженная и заточенная под личность Сталина политическая система советского блока даёт сбой. Оставшиеся без Сталина новые лидеры СССР не имеют ни нужной уверенности, ни необходимого авторитета, что практически сразу сказывается и на внутренней и на внешней политике СССР.

Если обратиться собственно к Китаю, то союз с СССР дал ему возможность фактически впервые за 100 лет объединиться в единую страну, прекратить многолетние внутренние войны и остановить нарастающую деградацию китайской цивилизации. КНР рассматривалась в сталинском СССР как основной союзник, причём союзник мощный и обладающий собственными интересами. Здесь роль и вес Китая несопоставимы с ролью просоветских государств Восточной Европы, вес которых как союзников был несоизмеримо мал.

Надо отметить, что значение союза с СССР в то время ясно осознавали и китайские коммунисты. Как исал Мао Цзэдун: «Идти по пути русских – таков был вывод».

Более того, в разрабатываемой на протяжении 1953 года Конституции Китайской Народной Республики, едва ли не впервые в мировой практике, были закреплены союзные отношения с соседним государством: «Наша страна уже установила отношения нерушимой дружбы с великим Союзом Советских Социалистических Республик и со странами народной демократии...» («Конституция КНР». Издательство литературы на иностранных языках. Пекин, 1954 г., стр. 9)

В докладе о проекте конституции Лю Шаоци, в то время третий человек в КПК и КНР, говорил: «Путь Советского Союза — это путь, который соответствует законам исторического развития и по которому неизбежно пойдет человеческое общество. Избежать этого пути невозможно».

Здесь необходимо добавить, что при всей сложности и неоднозначности отношений лидеры КНР, прежде всего Мао, признавали безусловный авторитет И.Сталина и его лидирующее положение среди руководителей социалистического блока.

Именно смерть Сталина в марте 1953 г. в корне изменила ситуацию. Сталин был центральной, ключевой фигурой и в отношениях СССР с Китаем, и в отношениях лидеров КПСС и КПК. Со смертью Сталина ломается вся созданная система советско-китайских отношений, основанная на советско-китайских соглашениях, на совместном участии в локальных конфликтах и на специфике личных отношений двух тоталитарных вождей. С этого момента советско-китайские отношения теряют свою сбалансированность в экономической сфере, исчезает наступательный вектор и в совместной внешней политике.

Изменения во внутренней и внешней политике СССР, произошедшие после смерти Сталина, фактически сразу начинают сказываться на советско-китайских отношениях. По сути, СССР отходит от прежней сталинской практики продуманного и взаимовыгодного сотрудничества; новые неуверенные лидеры СССР, стремясь укрепить своё внутреннее и международное положение, достаточно быстро скатываются ко всё более расточительной помощи союзным и иным странам.

21 марта 1953 г. в Москве было подписано соглашение об оказании Советским Союзом помощи КНР в расширении действующих и строительстве новых электростанций. Практичные лидеры КНР поспешили воспользоваться этой переменой в советской политике. Уже 15 мая 1953 г. состоялось подписание советско-китайского соглашения о содействии КНР в строительстве и реконструкции 141 промышленного объекта. В это число вошли 50 предприятий по соглашению от 14 февраля 1950 г. и 91 крупное промышленное предприятие дополнительно. Впрочем, последствия изменения прежнего курса скажутся через несколько лет...

Товарооборот между КНР и СССР в 1953 г. по сравнению с предыдущим годом возрос более чем на четверть. Удельный вес КНР в общем объеме внешнеторгового оборота Советского Союза в 1953 г. составлял 20%, а удельный вес Советского Союза в общем объеме внешнеторгового оборота КНР — свыше 55%.

Здесь ещё сказывается инерция сталинского периода, но во второй половине 50-х гг. ХХ века советско-китайские отношения в экономической сфере претерпят заметные изменения, при Хрущёве из взаимовыгодных (и зачастую несколько более выгодных для СССР) всё более превращаясь в одностороннюю помощь со стороны Советского Союза.

Одновременно, сразу после смерти Сталина новое советское руководство совместно со своими китайскими и корейскими союзниками, уже уставшими от войны, пошло на прекращение безусловно выгодной для СССР войны на Корейском полуострове. Уже 31 марта 1953 г. переговоры в корейском Паньмыньчжоне возобновились и завершились подписанием перемирия 27 июля 1953 г.

Таким образом завершилась война в Корее, что сразу ослабило советское «наступление» в Азии – вскоре были подавлены коммунистические партизанские движения в Малайзии и на Филиппинах, остановилось наступление Хо Ши Мина в южном Вьетнаме (который до 1975 г. останется, подобно Корее, разделенным на северное коммунистическое и южное проамериканское государства), остановится и «коммунизация» Индонезии.

Новые вожди СССР уже не будут пользоваться безусловным авторитетом у Мао Цзэдуна и лидеров КПК. Более того, сам Мао начнёт претендовать на роль основного лидера социалистического блока. Заметим, что Мао делал это на веских основаниях – он, безусловно, был фигурой масштаба Ленина и Сталина, на фоне которого и Н.Хрущёв и Л.Брежнев представляются весьма средними партфункционерами.

Неуверенное и неавторитетное поведение новых лидеров СССР на фоне роста амбиций руководства КНР в итоге приведет к расколу советско-китайского блока, что обернётся тяжёлыми последствиями и для Китая, и для нашей страны. Советско-китайский раскол навсегда похоронит реальные основания для претензий СССР на планетарное лидерство и поспособствует скатыванию КНР в затянувшийся кризис «большого скачка» и «культурной революции».

Здесь следует добавить несколько слов и о советско-китайских пограничных проблемах, которые, что закономерно, впервые начнут проявляться именно в 1953 году, сразу после смерти Сталина.

К моменту образования Китайской Народной Республики вопрос о линии прохождения границы между СССР и Китаем на официальном уровне не ставился. В начале 50-х гг. СССР передал КНР топографические карты с обозначением всей линии границы. С китайской стороны каких-либо замечаний по поводу линии проведения границы не последовало. В годы, когда советско-китайские отношения находились на подъеме, а экономическое становление и безопасность Китая в немалой степени зависли от СССР, вопросы границы на официальном уровне не поднимались.

Первым свидетельством наличия расхождений в пограничном вопросе стала так называемая «картографическая агрессия», проводившаяся уже в середине 50-х гг. В «Атласе провинций КНР», который вышел в Пекине летом 1953 г., как китайские территории были обозначены участок на Памире и несколько районов на восточном участке советско-китайской границы, в том числе два тогда никому неизвестных острова у Хабаровска, которые станут ареной боёв 1969 года...

С учётом всего вышеизложенного необходимо признать, что выстроенные И.В.Сталиным в период с 1945 по 1953 годы отношения с Китаем является одним из самых ярких примеров наиболее эффективной внешней политики за всю российскую историю. При минимальном использовании вооруженных сил, минимальных человеческих потерях, путем максимального использования врагов и союзников, искусного балансирования на их противоречиях и интересах, СССР сумел добиться впечатляющих успехов планетарного масштаба и заложить основу для реальной попытки достижения мирового лидерства.

При этом, что немаловажно, эта политика никогда не была враждебна китайскому народу и в целом способствовала решению стоящих перед Китаем национальных задач освобождения и объединения страны. В то же время объединённый Китай при такой политике Сталина превращался не в опасного большого соседа, а в надежного, хотя и самостоятельного союзника.

Отметим, что период 1950-53 гг. очевидно является пиком геополитического влияния России за всю её многовековую историю. Одним из ключевых моментов этого влияния были сложные и тесные советско-китайские отношения, отношения Сталина и Мао.

Алексей Волынец

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Эхо истории
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
16.10.2019 Юрий Нерсесов
Реваншизм. Вместо убранной со Шпалерной улицы мемориальной доски главнокомандующего финской армией и участника блокады Ленинграда маршала Карла Маннергейма, в нашем городе может появиться целый музей. Хочу предложить для него экспонаты, которые отсутствуют в музее Маннергейма в Хельсинки, но без сомнения достойны внимания посетителей.

11.10.2019 От редакции
Новороссия. В последние недели много говорят об урегулировании в Донбассе в соответствии с формулой Штайнмайера. "АПН Северо-Запад" решило поинтересоваться мнением известных людей, защищающих Новороссию с оружием в руках и занимающих при этом независимую от властей ЛДНР политическую позицию.

10.10.2019 Дарья Митина
Интервью. Один из организаторов Форума Сергей Брилёв начал задавать кубинцам вопросы в духе, а не хватит ли вам гнаться за социалистическими революционными мантрами, мол, СССР уже нет, покупайте джинсы, живите как нормальная страна. Ответил ему профессор из Гаваны: "Мы живы благодаря революции и тому, что она сделала для людей".

3.10.2019 Андрей Дмитриев
Полицейское государство. Фигуранты дел о московских протестах Алексей Миняйло и Павел Устинов освобождены. Это признак перемен или игры властей с обществом в кошки-мышки? Разбираемся в ситуации с депутатом Госдумы Сергеем Шаргуновым, внесшим законопроект о смягчении ст. 212 УК РФ за неоднократное участие в несанкционированных акциях.

22.9.2019 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Костюшко уже который десяток лет не могут поделить между собой поляки и прозападно настроенные белорусы. И те и другие славят его как борца с Россией, но не могут договориться, за что именно генерал бился. За единую Великую Польшу? Или всё же за присутствие в ней самостийного Великого Княжества Литовского в границах современных Литвы и Белоруссии?

20.9.2019 Юрий Нерсесов
Их нравы. Дело Устинова показало, что для Фёдорова, Клинцевича, Вассермана и журналистов от ФАН отдельный россиянин меньше, чем грязь под ногами. Даже если над кроватью висит портрет Путина с георгиевской ленточкой и часть скромной зарплаты тратится на лекарства для Донецка, будь готов прочесть, что ты американский шпион, наркоман и педофил, тащащий в койку собственных детей.

14.9.2019 Андрей Дмитриев
Credo. Классик отечественной литературы Андрей Платонов, 120 лет со дня рождения которого отмечается в эти дни, в середине 1930-х вдохновлялся личностью наркома путей сообщения Лазаря Кагановича и даже хотел писать о нём роман. Чем привлекал его железный Лазарь и почему замысел не был реализован?

14.9.2019 Ян Рулевский
Интервью. Нельзя забывать и об историческом проклятии Польши – находиться между германским и российским империализмами. Пилсудский хотел устоять перед ними. Россия, красная или белая, представляла опасность для нас, и маршал хотел сделать её поменьше за счёт создания самостоятельных республик. В то время как Путин не хочет независимости соседей. Он желает, чтобы они были как Финляндия при Брежневе, но у Польши другие амбиции.

10.9.2019 Андрей Дмитриев
Правильные выборы. Александр Беглов будет обладать наименьшей легитимностью среди прочих градоначальников Северной столицы за последние 30 лет. Владимир Бортко утопил левые иллюзии. Либеральная оппозиция провалилась с «умным голосованием». Правда ли, что на губернаторских выборах в Петербурге проиграли все?

4.9.2019 Жак Р. Пауэлс
Эхо истории. Сегодня на континенте вторым языком был бы не английский, а немецкий, а в Париже модники прогуливались бы по Елисейским полям в австрийских кожаных штанишках. Польша не существовала бы; поляки были бы «недочеловеками», крепостными «арийских» поселенцев в германизированном Остланде, простирающемся от Балтики до Карпат или даже Урала.