АПН
Загрузка...
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Вторник, 28 января 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Пора валить
2007-09-25 Михаил Борзыкин
Пора валить

Рок-группа “Телевизор” и ее бессменный лидер Михаил Борзыкин, шумевшие еще в годы перестройки, уже тогда получили репутацию “политической”. Сегодня Борзыкина вновь можно увидеть на демонстрациях оппозиции, а на концертах в старые хиты конца 80-х вставляются строки про Путина и “Газпром”. Редакция "АПН Северо-Запад" попросила Михаила ответить на ряд вопросов:

В 90-е годы вы не интересовались политикой, но в последнее время у вас вновь проснулся ко всему этому интерес. С чем это связано?

Нельзя сказать, что я совсем не интересовался политикой. Я все-таки социальное животное, поэтому интересовался всегда. Другое дело, что до 2000 года мне казалось, что, невзирая на все выкрутасы ельцинской эпохи, в стране все образуется. А вот после захвата чекистами власти мне так перестало казаться, и чем дальше, тем больше. Сначала еще были какие-то иллюзии, что на время наладится управляемость страной, хотя я не голосовал за это пресмыкающееся (я его отношу к рептилиям). У каждого человека есть часть мозга, доставшаяся нам от рептилий. А им, как известно, неведомо сотрадание к себе подобным. Возможно, что у людей, которые сейчас находятся у власти, этот рудимент активизировался и доминирует.

Последующие за выборами Путина три года выявили всю сущность этой власти, поэтому я и возбудился в политическом смысле. Вот, хожу на Марши несогласных, агитирую со сцены, в кулуарах и в интервью.

Чтобы быть адекватным этой Системе что нужно делать? Бороться с ней? Уходить от нее? Какую форму деятельности нужно принять?

Это самый главный вопрос, который меня мучает. Я пытался написать песенку, которая должна была называться “Пора валить”. В этом смысле слово “валить” такое многозначное – либо валить режим, либо валить из России. Меня не покидает ощущение того, что я нахожусь в невероятно малочисленном интеллектуальном меньшинстве. Поэтому выступать от имени народа в этой ситуации достаточно тяжело, потому что 90 процентов, скорее всего, с тобой не согласятся. А вот те 10 процентов, от которых зависит история, тоже не однородны, тоже расщеплены, в отличие от 87-89 года, когда была первая волна чистых помыслов. В результате приходится занимать позицию по ту или иную сторону баррикад.

Я написал недавно песню “Мы по разные стороны баррикад”, посвященную моим “соратникам” по рок-н-роллу, которые заняли явно прокремлевскую и проРПЦшную позицию, что в общем-то одно и тоже.

А на “Марше несогласных” 3 марта вы были?

Да. Было ощущение как в 80-х, только сейчас опаснее. Тогда не было такого количества ОМОНа, да и зловещая амуниция нынешних "космонавтов" тоже впечатляет. На мартовском Марше было ощущение сражения. НБПшники тогда проявили себя просто героями. Мы шли во вторых рядах, а в первых шла НБП. Я подумал тогда, что если бы ОМОН не потратил столько усилий на вытаскивание из толпы лимоновцев, то, может быть, и не состоялся бы весь Марш. Что касается концовки марша, было страшно, особенно когда по лестнице поволокли Гуляева и пенсионера-блокадника. С тех пор я был на всех питерских Маршах кроме последнего, против “Газпром-сити”, потому что Марш был в день моего концерта.

То есть сейчас кол-во подавляющей уличные акции милиции даже больше, чем в советское время?

Они наплодили и экипировали всю эту армию дармоедов. Во времена перестройки менты были более лопоухими, хотя тоже и забирали, и избивали. Во второй половине 80-х демонстраций стало так много по всяким поводам, что в какой-то момент власть расслабилась и прекратила пресекать их на корню.

В “Маршах несогласных” участвуют разные организации. Кто вам ближе из партий, из общественных сил?

В нынешней ситуации вникать в политические разногласия внутри оппозиции непродуктивно. Свободные выборы являются универсальным лозунгом как для “Другой России”, так и для оппозиции вообще. Нельзя разбегаться по углам.

Я понимаю, почему “Яблоко” взяло на себя организацию последнего Марша, почему оно в каком-то смысле отмежевалось от НБП – ведь на акции был Явлинский, позиция которого в последнее время мне непонятна, она попахивает коллаборационизмом. Омерзительное желание “остаться в правовом поле” преследует многих наших политиков.

Кто из питерских рок-музыкантов, с которыми вы начинали, вам сейчас близок?

Получше дела обстоят с теми, кто сейчас не выступает на сцене, например c Юрой Рулевым из “Патриархальной выставки". Их головной мозг не так пострадал. А есть и те, у кого мозги поехали после 25-и лет бомбардировки славой. Люди, которые могли всколыхнуть общественное мнение, находятся в ступоре. У многих это связано с привычкой к законам шоу-бизнеса, и страхом потерять свой статус. Что-то говорит Шевчук, но не слишком решительно. Что касается многих других, то они находятся временно по ту сторону баррикад. Идея “дайте хоть немножко нарастить жир и не раскачивайте лодку” их полностью поглотила. Здесь и шкурные интересы, и комплекс победителя, и религиозные догмы, типа “вся власть от Бога”. Что касается молодых групп, то большинству коллективов всё пофиг. Вот “Последние танки в Париже” – приятное исключение.

Я считаю, свою позицию надо выражать не только в песнях, но и в поступках. Из двух вариантов - "жить в исскусстве" и "просто жить" для меня важнее второй.

Мне кажется, что в ваших песнях сквозит ненависть к православию и религии вообще. Так ли это?

У меня нет никакой ненависти к православию, как к продолжению прекрасной истории о великом Иисусе. Я считаю, что церковь социально и психологически необходима многим людям, но мне неприятны некоторые поступки РПЦ. Там же иерархическая структура, почти тоталитарная, поэтому церковь и выглядит таким монстром. Эти люди давно уже поделили мир на своих и чужих, и находятся в метафизическом пространстве, имеющем мало отношения к живой жизни. Есть патриарх, который ездит на “Лексусе” и, как говорят, давит людей, а остальные при этом берут под козырек. Ни один из ведущих представителей церкви не высказался против “Газпром-сити”, хотя это однозначный плевок в церковь. Это говорит о многом. Люди, которые говорят о каких-то духовных ценностях, сейчас просто обслуживают Путина и лижут ему все интимные места, продолжая молчать о бедах народа. Это поведение, не назовешь христианским. Многие музыканты, которые находятся внутри РПЦ, отключают полушарие мозга, ответственное за аналитическое мышление, чтобы только верить и подчиняться. А Христос говорил, что его нужно принять не только сердцем, но и разумением.

Вы часто отзываетесь о государстве негативно. Любое ли государство – зло? Какое государство, с вашей точки зрения, хорошее ?

Так или иначе, государство, каким мы его знали в 20-м веке, будет отмирать. Надгосударственные структуры, корпорации, приобретают гораздо больший вес. Путин уже надгосударственный человек, поскольку работает по той же схеме, что и представители крупных корпораций. Глобализация неизбежна, вопрос лишь в том, как избежать ее разрушительных последствий для культуры и нравственности.

В идеале мне бы хотелось видеть мир без границ, построенный по законам этики. Поэтому я не поддерживаю лозунги о строительстве великой российской империи и возвращении назад. Тогда нас не уважали, а боялись, как боятся сумасшедшего с заточкой. Не уважают и сейчас. И есть за что. Мне бы хотелось, чтоб жизнь в России насытилась воздухом свободы. Величие государства - в уважении своего народа. Я пытался разобраться в чем психологическая разница между европейцами и нами (а я много путешествовал), и пришел к выводу, что нам надо еще расти и расти, чтобы избавиться от духовного рабства и агрессии.

То есть получается, что категория нравственности первична и должна лежать в основе всего?

Да. Если воспринимать мир как информационный поток, этический аспект является законом для развития планет, вселенной. Существуют системы, которые сами выживают и работают на продолжение жизни. Можно поставить знак равенства между этическим аспектом и прочностью системы, ее способностью к выживанию. Лозунг “не навреди ближнему” продолжает быть актуальным. То, что мы привыкли называть любовью, ненавистью, добром и злом – это лишь информация. Человек ее фильтрует и созидает на ее основе.

Недавно Национал-большевистская партия была запрещена и признана экстремистской. Что вы можете сказать по этому поводу?

Совершенно удручающий факт. Сам закон об экстремизме – это безобразие. Этим кремлевским давно плевать на конституцию. Запрет НБП - это преступление, за которое этому режиму впоследствии нужно будет ответить. Совершенно очевидно, что нацболы – это активные оппоненты власти, причем самая пассионарная на данный момент сила в смысле готовности чем-то жертвовать во имя свободы. У меня это вызывает только уважение. Раз режим так с ними борется, значит, они опасны для него. В последнее время я, не взирая на идеологические разногласия с концепциями Эдуарда Лимонова 90-х годов, считаю позицию, которую сейчас занимают национал-большевики, достойной.

Кто из поэтов вам нравится?

Мне нравится поэзия Серебряного века. Бальмонт, Блок, Маяковский в некоторых своих поэтических ипостасях. Мандельштама я люблю за емкость и отсутствие вычурности в словесах. В последнее время я пришел к выводу, что для меня как для рок-музыканта, емкость, даже иногда в ущерб образности, очень важна.

В ваших песнях часто упоминается Петербург. Что для вас значит этот город?

У меня довольно идеалистическое представление о Петербурге. Я понимаю, что от Питера, который в моей голове, мало что осталось. В моем понимании, Питер всегда был символом снисходительного благородства по отношению к бренности существования и всему человечьему. Петербург – горделивое существо, не желающее никому зла, но при этом с гипертрофированным чувством собственного достоинства. Достоинство, которое присуще архитектуре и истории нашего города, иногда проявляется в его жителях. При этом мне совершенно чужды те люди, которые орут бесконечно “Питер! Питер!” на футбольном матче и готовы ради 20 миллионеров (я имею в виду команду “Зенит”) набить морду каждому встречному, а вот ради того, чтобы город сохранил свое достоинство и лицо, на “Марш несогласных” они выйти не готовы.

Когда будет новый альбом?

Да пишу потихоньку. Новые песни я уже исполнял на концертах. Сроков не хочу называть, поскольку все делаю один, и за пределами большого шоу-бизнеса.

Беседовал Андрей Песоцкий

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Дела духовные
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
22.1.2020 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. Едва президент заклеймил Польшу за сговор с нацистской Германией, как товарищи учёные оформили специальную таблицу с завлекательным названием «Рейтинг предательства». Где предложили оценить страны Европы по доле личного состава воинских формирований на стороне Гитлера. Овчинка, однако, оказалась жульнической, причем совершенно без какой-либо необходимости.

20.1.2020 Сергей Лебедев
Эхо истории. Польша отмечала как праздник начало Второй мировой войны, но не отмечает юбилей освобождения свой столицы и не будет отмечать день Победы 9 мая. Недаром экс-кандидат в президенты от партии «Национальное движение» Мариан Ковальский сказал: «Этих торжеств вообще не должно быть. Полякам нечего праздновать. Польша проиграла Вторую мировую войну». Их право. Зато Россия не отмечает начало войн. Она отмечает их победное завершение.

18.1.2020 Андрей Дмитриев
Медведеведение. Вспомним, как скакнул вверх рейтинг Дмитрия Анатольевича после Пятидневной войны. Сейчас такого на горизонте не видно, да и, похоже, не рискует Кремль досаждать уважаемым западным партнёрам до такой степени, что даже народные республики Донбасса не признает. Но зато Медведев может дать приказ вдарить по очередным «бармалеям» хоть в Сирии, хоть в Ливии, хоть в ЦАР, и это будет воспринято на ура.

14.1.2020 Саид Гафуров
Интервью. США очень сильно облажались. Когда они узнали, что в результате удара погиб Сулеймани, то пришли в ужас, потому что ни в коем случае не хотели убивать политика такого уровня. Трамп почувствовал себя виноватым и в ходе шедших в закрытом режиме переговоров передал – «можете бомбить нашу базу, мы людей выведем, вам ничего не будет».

13.1.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Вы будете смеяться, но обнаружен очередной источник, откуда черпает информацию коллектив авторов, известный под псевдонимом Владимир Мединский. Сравнив подписанный тогда ещё скромным депутатом Госдумы от «Единой России» трактат «О русской угрозе и секретном плане Петра I» и не менее внушительный талмуд «Франция. Большой исторический путеводитель» некоего Аркадия Дельнова, я сразу заметил сходство отдельных фрагментов.

10.1.2020 Андрей Дмитриев
Петербург+Ленобласть. Беглов больше не пристает к детям и собачкам на улицах, анонсированные чистки и кадровые перестановки в целом обернулись пшиком, и сам он стал похож на вечно спящего Полтавченко. Более энергичный дядя Саша - Дрозденко - хочет баллотироваться в губернаторы 47-ого региона, но не факт, что имеет такое право по закону, а до кучи засветился с коллекцией роскошных часов.

7.1.2020 Владислав Шурыгин
Интервью. Были иллюзии, что можно договориться, сегодня ясно, что никто с нами договариваться не собирается. Ситуация 1935-36 годов перед Путиным стоит в полный рост. Он для себя мучительно ищет вопросы, кто же он в истории, и поэтому обращается к Сталину.

5.1.2020 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Актёрам пофиг - вот они и отрабатывают номер без всякого энтузиазма. Трудно сделать красиво, когда на тебя напяливают офицерский мундир и требуют изображать хипстера, бегущего на митинг Навального под несуразные для XIX века мелодии «Наутилуса» и «Мумий Тролля».

29.12.2019 Михаил Трофименков
Интервью. В своих представлениях о соотношении кино и реальности Сталин был гениальным продюсером и, прежде всего, гениальным зрителем, смотревшим кино глазами «простого» советского человека – не идеального, а ещё не свободного от простых человеческих слабостей. Например, облизнуться на ножки Любови Орловой или во вторую годовщину Победы сходить не на военную монументалку, а на милую «Золушку».

26.12.2019 Юрий Нерсесов
Политический зоосад. Конечно, некоторая разница между шимпанзе Майком, моим приятелем и господином Мантуровым, имеется. Первые поднялись из низов – один, используя канистры, второй, поигрывая золотой цепью. У министра биография иная: он прошёл во власть как потомственный советский аристократ.