АПН
Загрузка...
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Вторник, 28 января 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Байка о кремлёвском компромиссе
2007-11-07 Сергей Родинов
Байка о кремлёвском компромиссе

Я понимаю – всё это выглядит достаточно странно, но что делать, если с подачи Кремля в моду вошли дискуссии о том, чего нет. Читаю “Коммерсант”, там пишут  о заседании у президента, на котором обсуждались действия ЦБ и правительства при развитии финансового кризиса”. Однако единственное, что озвучил там президент Путин для широкой публики: проблем в финансовой сфере в России нет. Если проблем нет, что же обсуждали?

Примерно такая же ситуация сложилась вокруг публикации на сайте Каспарова статьи “Политический пакт для власти и оппозиции”, которую написал Борис Межуев, ещё недавно – редактор АПН. Очень интересный и содержательный текст, а главное – по-кремлёвски модный, потому что написан о том, чего в природе нет. В самом деле, если обсуждать возможный компромисс между властью и оппозицией, то начать надо с того, что для компромисса, как известно, нужно две стороны. Власть до сих пор не собиралась считаться с оппозицией - не буферной, ей самой же и созданной, разрешённой - а реальной, что и демонстрирует постоянно. Однако Межуев пишет в таком ключе, будто именно оппозиция к компромиссу не готова, и даже туманно кого-то обвиняет в этом - как раз из оппозиционеров.

Это более чем странно (можно было бы предположить, что Межуев просто присоединился к хору кремлёвских пропагандистов, регулярно клеймящих оппозицию за “неконструктивность”, но такая дребедень – не его калибр). Компромисса со стороны властей никто не предлагал - а значит, и срывать несуществующий компромисс из оппозиционеров никто не мог по определению. Более того, власть не только не готова считаться с оппозицией – она не признаёт даже факта существования неподконтрольных ей политических сил.

Оговорюсь, что данный текст не предназначен для того, чтобы кому-то что-то доказать. Подкреплять каждое своё утверждение конкретными фактами я собираюсь только в случаях не совсем очевидных. Что касается хроники репрессий против оппозиции – подробности этой ежедневной войны государственной машины с мирными, но политически активными гражданами, я полагаю, излагать не надо. Они известны, каждый день приносит нам новые жертвы – о них не сообщает теле-ящик, но в сети информации достаточно.

И эта информация не о политической борьбе. Собственно, на политическом поле власть в лице “Единой России” не собирается спорить даже с карманной оппозицией – отказ от предвыборных дебатов в точности повторил аналогичный демарш родоначальника российской “демократии” г-на Ельцина в 1991 году. Ничего с тех пор не изменилось. Речь идёт только о репрессиях, то есть попытках выдавить неподконтрольные Кремлю политические силы с самого политического поля. Формально, по закону, каждый гражданин РФ и любая политическая сила имеют право участвовать в политической борьбе. По факту партия номенклатуры, как и во времена КПСС, считает политику своей вотчиной и убирает всех покусившихся на неё любыми доступными способами – чисто физически. Особо рьяных оппозиционеров отправляют по тюрьмам, больницам (в т.ч. психиатрическим), а то и по кладбищам. Это реальность наших дней.

Легко заметить, что Межуев своим текстом всю эту поганую практику оправдывает. “Была бы нормальная оппозиция – можно было бы с ней разговаривать, а эти заслуживают только милицейских дубинок”. Неправильная оппозиция – как же её не репрессировать?! В чём же её неправильность по Межуеву? Не в методах, конечно, потому что даже самые радикальные из всех – нацболы – строго придерживаются мирных методов борьбы, самые крутые их акции часто нельзя назвать даже административными правонарушениями. Значит в целях? Да, согласно Межуеву оппозиция плоха своей идеологией, об этом и речь.

В нормальном обществе, которое мы все хотим построить, ставить вопрос таким образом станет просто неприлично. Какие бы ни были у политиков и партий идеи – решать, что из них правильно, а что нет должен только народ, а не Путин, Грызлов или Межуев. Возможность выйти к людям со своей политической программой, не боясь репрессий, должна быть у каждого. Это и есть принцип Другой России, на котором сошлись столь разные политические силы в июле 2006-го.

Но Россия у нас пока ещё прежняя и такая постановка вопроса допустима, раз идеи Другой России разделяют не все. Можно рассуждать и в такой логике, но прежде чем это делать, я хочу разобрать крайне тонкий и очень важный момент – позицию автора в данном противостоянии. Есть ли у него полномочия говорить за Кремль – сторону, которая не только молчит по данной проблеме, но и в принципе не признаёт существование оппонента как политической, а не полицейской реальности?

Вопрос, знаете ли, серьёзный. А задавая его автору напрямую, можно получить лишь один ответ: “статья – моё личное мнение”. Это он подчёркивает и в тексте, и в своём блоге. Однако когда публицист берётся говорить о таких вещах, он ставит на кон свою репутацию как серьёзного человека. Оппозиции выкатываются некие предъявы, и не иначе как от имени властей. А ну как оппозиция проведёт работу над ошибками, учтёт эти пожелания – ради компромисса или по другим соображениям – но ни на какой “пакт” Кремль не пойдёт? Где окажется г-н Межуев со своим “личным мнением”?! Остаётся надеяться, что он понимает, какую ответственность на себя взял. Но даже если нет – его текст поможет понять нам некоторые важные вещи.

Итак, согласно Межуеву, власть якобы придерживается неких принципов, эти принципы важны для благополучия страны, а оппозиция их отвергает – и именно поэтому подвергается репрессиям и не допускается к политическому процессу вообще. Называя вещи своими словами, можно эти принципы, не чуждые и мне, назвать национализмом. Межуев выступает с точки зрения национализма. Точнее одного из вариантов национализма – государственного патриотизма. С таких позиций “запрет на профессию для бывших сотрудников спецслужб” (цитирую самое одиозное из разобранных Межуевым положений) рассматривается как действие, которое ослабит страну. Именно в таком контексте разбираются “предложения «Другой России». Фокус в том, что взятые в статье тезисы таковыми не являются. Их автор, Владимир Буковский, назван одним из кандидатов на пост президента от “Другой России”, это так. Таким же кандидатом был и Зюганов, к примеру, и даже пользовался у участников каспаровских “праймериз” какой-то поддержкой, но значит ли это, что программа коммунистов – это программа «Другой России»? Конечно же, нет.

А в чём тогда дело? Буковский берётся как автор более определённой программы действий, её реальная поддержка среди движения “несогласных” в статье не рассматривается.

Двойственность «Другой России» сыграла с ней дурную шутку. Будучи по отношению к Кремлю политической коалицией (даже непризнаваемой, неважно), она по замыслу сама является политическим пространством, альтернативным кремлёвскому. Форум для всех, кого не пускают в зачищенную Кремлём “политику”. Коалиция предполагает некие общие цели у участников, на форуме же могут быть участники, цели которых не совпадают ни в чём. Одна цель, разумеется, у «Другой России» есть – та, о которой я написал выше. Беда в том, что для победы такой программы мало. По крайней мере, на данном этапе развития страны. Демократия, как равный допуск всех в политику – заботит политические силы, не имеющие этого допуска. И граждан это тоже заботит – наряду с десятком других проблем, для широких масс сейчас более важных. Поэтому «Другая Россия» просто вынуждена выступать как политическая коалиция, иначе не победить.

Так что плохого в этом? Да, для победы нужна народная поддержка. Значит надо взять программу, которую поддержит большинство народа – и это нисколько не противоречит идее демократии. Русофобские бредни о том, что демократия нашему народу чужда и он только и думает, как надеть на себя ярмо потяжелее, надо отвергнуть с ходу, вспомнив опыт конца 80-х – начала 90-х. Да, надо искать народной поддержки. А что ещё остаётся делать? Некоторые “националисты” уповают на господский сапог, впрочем, как и большое количество либералов, типа Ольшанского. Либералы меня занимают мало, зато очень интересно читать Егора Холмогорова, который в статье “Раздавите гадину!” разбирает “пакт” Межуева с нескрываемым бесстыдством, отмечая между прочим следующее:

“В случае, если бы вдруг пожелания Бориса Межуева сбылись и между условным “Путиным” и условным “Каспаровым” мог бы состояться компромисс, то это означало бы отрыв от власти и переход в оппозицию значительной части нынешнего лоялистского крыла. Тогда бы в стране могла бы обозначиться действительная и дееспособная оппозиция. Но... у такой оппозиции не было бы никакого ресурса, кроме интеллектуального, поскольку она была бы попросту задушена финансовым голодом. Кормить бы ее из-за рубежа никто не стал, это понятно, а внутри страны источников ее серьезной поддержки не обозначилось, в силу несформированности независящего от госкорпораций национального бизнеса и неоформленности общественных сословий и групп интересов.”

Какая низость! Выглядит это так: режим убивает по миллиону русских в год, и одновременно делает какие-то положительные вещи – учит сильно сократившуюся массу школьников нравственности, борется с наркотиками, и даже рявкает на Грузию (о реальной оценке всех этих “достижений” я даже и не говорю). По Холмогорову, националистам этот режим нужно поддерживать – не потому, что положительные его стремления перевешивают отрицательные, а потому что у Егорки в противном случае не будет места на радио “Маяк” и прочей синекуры, а ничего другого он делать не умеет. Кормить его, видите ли, будет некому. А бесплатно такие не работают.

Холмогоров сильно преувеличивает, говоря, что “нация не поддержала “другороссийскую” оппозицию не по каким-то случайным причинам, не в силу политической заторможенности, а потому, что это была реакционная оппозиция, содержательные требования которой полностью противоречили запросам нации”. Будь оно так – шквал репрессий был бы не нужен. Однако тенденция такая есть, было бы странно это скрывать. Я регулярно писал об этом своём личном сетевом дневнике, но вряд ли кого-то убедил.

Оказалось, что демшизовая часть оппозиции согласна скорее отказаться от победы, чем поступиться принципами. Когда Буковский говорит, что слово “Родина” придумали чекисты, а коммунисты убили сорок миллионов соотечественников – я его могу спокойно послушать, уважая за стойкость и верность убеждениям. Или Широпаева, чьи воззрения отличаются от творений дудаевских идеологов с Кавказцентра лишь дежурными заклинаниями о благе русского народа. Или Храмова… впрочем, его порнографию излагать не буду, дабы не тревожить лишний раз святую память жертв борьбы за Россию и свободу, павших в октябре 93-го. Персонажей таких хватает, их причастность к «Другой России» обычно неясна, реальная поддержка их идеек среди “другороссов” – тем более, но зато их бурная публицистическая активность даёт кремлёвским пропагандистам обширный материал для сказок о том, как Путин остановил распад России, который готовили басаевы и широпаевы.

Увы, но на пресловутый “план Путина”, который никто никогда не видел, оппозиция дала симметричный ответ. «Другая Россия» объявила, что идёт на выборы, подготовила список депутатов, распечатала агитматериалы, но за месяц до выборов у неё просто нет программы. Удивительно, но факт. Нет, все конечно представляют, что коалиция за возвращение вкладов, а “сорок миллионов жертв коммунистов” – всего лишь мнение Буковского, который в коалицию даже не входит. Все – это те, кто плотно интересуются политикой. А вот пойдите, объясните простым людям, как можно бороться за возвращение вкладов вместе с человеком по фамилии Гайдар. Да, Лимонов был готов костьми лечь, чтобы на трибуне Марша Несогласных не было Маши Гитлер… ой, то есть Маши Гайдар. И добился этого – в июне. А на последнем Марше на трибуне не было уже самого Лимонова, а вот Маша уже была. Как и Немцов – скажите спасибо за это Касьянову, который до сих пор бредит “объединением демократических сил”, видимо рассчитывая на часть от их огромного (5-7% от числа жителей России) электората. То, что на президентских выборах не достанется Явлинскому и Белых – всё будет у Михал Михалыча, примерно 2%. Впрочем, он свой выбор сделал и из «Другой России» ушёл…

Нет, отсутствие чёткой программы – вещь очень удобная. Вот пишет Каспаров, что раз партий в России по сути и нет, то для формирования настоящей партийной системы выборы в Думу должны проходить только по одномандатным округам. А что делать партии Лимонова, которая есть (конечно, не на территории РФ, где она раньше была, а теперь запрещена, но в свободной России она снова будет)? По спискам НБП получит изрядное число голосов, но по округам вряд ли кто-то из нацболов, включая самого Лимонова, пройдёт в Думу. Выходит, что в свободной России, за которую бьются нацболы, реализация предложений Каспарова приведёт к тому, что нацболов во власти не будет!

Я, конечно, утрирую, но пока приходится рассуждать точно так же, как это делает Межуев: Каспаров высказался, других предложений не было, а значит, единственное определённое предложение и является программой «Другой России». Именно отсутствие у коалиции чёткой программы и дало возможность автору рассуждать в таком ключе.

НБП, конечно, закрыли по беспределу. Даже по подлому “закону об экстремизме” оснований не было, т.к. из трёх предъявленных эпизодов - по двум решений суда не было (нет и сейчас), а по третьему действовали личности, изгнанные из партии и ей враждебные. Закрыть и запретить могут любого, но почему же шквал репрессий против оппозиции по большей части направлен на нацболов? Ответ – потому что они самые активные и многочисленные. Так-то оно так, но они такие именно потому, что комплекс идей НБП как партии современного национализма привлекает лучшие силы нации.

НБП запрещена, но есть Другая Россия под имперским флагом. И именно её власти плющат больше всего – а по Межуеву должно быть ровно наоборот. Проще говоря, вся политическая практика современной России опровергает основную идею статьи Межуева. Он не только пишет о том, чего нет, он ещё и выдал заведомо неверный анализ. НБП власти просто прихлопнули, убрав из «Другой России» именно тот полюс, куда тянет её Межуев – якобы для компромисса с властями. Полюс этот убрали, но нацболы никуда не делись, просто они со своим комплексом идей не могут существовать официально. Ничего удивительного, что именно после апрельского запрещения НБП движение несогласных получило резкий крен в сторону демшизы, а отчасти и развалилось. Естественным результатом запрета стало то, что нацболы были поставлены в безальтернативное положение – либо они в «Другой России», либо нигде. Хотели этого их союзники по коалиции или нет – неважно, но по факту получилось именно так.

Итак, вопреки тому, что написал Межуев, результатом репрессий против оппозиции стало усиление её демшизовой компоненты. А значит, если настроения в Кремле не поменялись, выполнение рекомендаций Межуева вызовет лишь усиление репрессий против «Другой России». Я тоже хочу смещения оппозиционного движения в сторону национализма. Но репрессий и сейчас достаточно – это тоже нужно учитывать. Поэтому на данном этапе хочу посоветовать нацболам и другим националистам ещё активнее сотрудничать с либеральными, правозащитными и буржуазными силами – в рамках «Другой России» и не только. Разумеется, при этом не надо ни отказываться от своих идей в пользу власовской “национал-демократии”, которая в последнее время стала популярна на сайте НАЗЛОБУ, ни отвергать возможность любых компромиссов. Кроме фальшивых, как рассматриваемый “Пакт”.

 

 

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Власть и оппозиция
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
22.1.2020 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. Едва президент заклеймил Польшу за сговор с нацистской Германией, как товарищи учёные оформили специальную таблицу с завлекательным названием «Рейтинг предательства». Где предложили оценить страны Европы по доле личного состава воинских формирований на стороне Гитлера. Овчинка, однако, оказалась жульнической, причем совершенно без какой-либо необходимости.

20.1.2020 Сергей Лебедев
Эхо истории. Польша отмечала как праздник начало Второй мировой войны, но не отмечает юбилей освобождения свой столицы и не будет отмечать день Победы 9 мая. Недаром экс-кандидат в президенты от партии «Национальное движение» Мариан Ковальский сказал: «Этих торжеств вообще не должно быть. Полякам нечего праздновать. Польша проиграла Вторую мировую войну». Их право. Зато Россия не отмечает начало войн. Она отмечает их победное завершение.

18.1.2020 Андрей Дмитриев
Медведеведение. Вспомним, как скакнул вверх рейтинг Дмитрия Анатольевича после Пятидневной войны. Сейчас такого на горизонте не видно, да и, похоже, не рискует Кремль досаждать уважаемым западным партнёрам до такой степени, что даже народные республики Донбасса не признает. Но зато Медведев может дать приказ вдарить по очередным «бармалеям» хоть в Сирии, хоть в Ливии, хоть в ЦАР, и это будет воспринято на ура.

14.1.2020 Саид Гафуров
Интервью. США очень сильно облажались. Когда они узнали, что в результате удара погиб Сулеймани, то пришли в ужас, потому что ни в коем случае не хотели убивать политика такого уровня. Трамп почувствовал себя виноватым и в ходе шедших в закрытом режиме переговоров передал – «можете бомбить нашу базу, мы людей выведем, вам ничего не будет».

13.1.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Вы будете смеяться, но обнаружен очередной источник, откуда черпает информацию коллектив авторов, известный под псевдонимом Владимир Мединский. Сравнив подписанный тогда ещё скромным депутатом Госдумы от «Единой России» трактат «О русской угрозе и секретном плане Петра I» и не менее внушительный талмуд «Франция. Большой исторический путеводитель» некоего Аркадия Дельнова, я сразу заметил сходство отдельных фрагментов.

10.1.2020 Андрей Дмитриев
Петербург+Ленобласть. Беглов больше не пристает к детям и собачкам на улицах, анонсированные чистки и кадровые перестановки в целом обернулись пшиком, и сам он стал похож на вечно спящего Полтавченко. Более энергичный дядя Саша - Дрозденко - хочет баллотироваться в губернаторы 47-ого региона, но не факт, что имеет такое право по закону, а до кучи засветился с коллекцией роскошных часов.

7.1.2020 Владислав Шурыгин
Интервью. Были иллюзии, что можно договориться, сегодня ясно, что никто с нами договариваться не собирается. Ситуация 1935-36 годов перед Путиным стоит в полный рост. Он для себя мучительно ищет вопросы, кто же он в истории, и поэтому обращается к Сталину.

5.1.2020 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Актёрам пофиг - вот они и отрабатывают номер без всякого энтузиазма. Трудно сделать красиво, когда на тебя напяливают офицерский мундир и требуют изображать хипстера, бегущего на митинг Навального под несуразные для XIX века мелодии «Наутилуса» и «Мумий Тролля».

29.12.2019 Михаил Трофименков
Интервью. В своих представлениях о соотношении кино и реальности Сталин был гениальным продюсером и, прежде всего, гениальным зрителем, смотревшим кино глазами «простого» советского человека – не идеального, а ещё не свободного от простых человеческих слабостей. Например, облизнуться на ножки Любови Орловой или во вторую годовщину Победы сходить не на военную монументалку, а на милую «Золушку».

26.12.2019 Юрий Нерсесов
Политический зоосад. Конечно, некоторая разница между шимпанзе Майком, моим приятелем и господином Мантуровым, имеется. Первые поднялись из низов – один, используя канистры, второй, поигрывая золотой цепью. У министра биография иная: он прошёл во власть как потомственный советский аристократ.