АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Среда, 26 апреля 2017 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Фронтовые заметки из Новороссии. Часть 2
2015-03-09 Игорь Пыхалов
Фронтовые заметки из Новороссии. Часть 2

Начало - здесь.

Присяга 4-й роты

В 4-ю стрелковую роту батальона «Заря» я был зачислен 15 августа в качестве гранатомётчика. Получил оружие: автомат АК-74 1986 года изготовления и гранатомёт РПГ-7В на пять лет «моложе». Автомат со склада, ещё не пользованный, в смазке. Патронов хватает — три полных рожка, ещё столько же в зарядных планках плюс пачка в 30 патронов с этикеткой Луганского патронного завода. Чтобы носить всё это богатство, выдали стандартный армейский подсумок — увы, разгрузки здесь дефицит. Таскать этот тяжёлый груз на поясном ремне весьма неудобно. Через несколько дней «Батя» раздобыл мне старый ремень от автомата. Кстати, ремни у нас тоже были в дефиците. Из двух ремней — поясного и подаренного «Батей» — я соорудил для подсумка некое подобие портупеи. Сразу стало гораздо лучше.

На следующий день, 16 августа вместе с товарищами приношу присягу Луганской народной республике: «Я (фамилия, имя, отчество) торжественно присягаю на верность своему Отечеству и народу. Клянусь строго выполнять приказы командиров и начальников. Клянусь достойно выполнять воинский долг и мужественно защищать свободу и независимость республики, народ, Отечество и веру».

Как быть тем, кто уже давал присягу ранее? Ополченцы из местных больше не считают себя украинскими гражданами, так что никаких моральных сомнений не испытывают. Нет их и у меня — лично я до этого приносил лишь советскую присягу. Но, как мне кажется, таких сомнений не должно быть и у тех, кто присягал Российской Федерации. Как известно, нынешние законы РФ разрешают двойное гражданство. При этом совершенно не возбраняется, если «двойных граждан» призывают в армии других государств. Если россиянин может служить, скажем, в израильской армии, и никаких претензий со стороны российских властей это не вызывает, почему бы не послужить в вооружённых силах ЛНР, которая, будем честными, вовсе не «чужое государство», а временно отторгнутая часть единой страны, стремящаяся вернуться в Россию?

Вообще, рассуждения насчёт «чужого государства», куда мы вероломно вторглись, — откровенная глупость и демагогия. С какой радости защитники «украинской незалежности» вдруг решили, что эта страна мне чужая? Здесь, под Снежным, в нескольких десятках километров от места, где воюю я, в 1943-м воевал мой дед. Мой отец служил срочную в Севастополе. Сам я приносил воинскую присягу советскому правительству. Не ельцинскому огрызку великой державы, а единой большой стране, частью которой является Украина.

Могут возразить, что в 1991 году Украина провела референдум за независимость. Надо же, какое совпадение! В мае 2014 года Луганская и Донецкая области тоже проголосовали за независимость от Украины. Значит, это теперь независимые государства, украинские войска на их территории — агрессоры и оккупанты, а у меня и моих товарищей прав на эту землю не меньше, чем у тех, кто скакал на майдане. Не говоря уже о том, что россиян в нашей роте примерно 10%, остальные местные.

На момент моего зачисления рота лишь формировалась. Сперва все мы были сведены в один взвод. Пару дней спустя, по мере роста численности, его разделили на два, при этом я оказался во втором взводе. Позже был сформирован и третий взвод. Кто туда вошёл? По возрасту младшему 18, старшему 59. Тех, кто младше 25, мало, а младше 20 — очень мало. Наиболее многочисленная возрастная группа — 25–30 летние. По времени пребывания в ополчении: двое с мая, несколько человек с середины июля, около десяти с конца июля. Наиболее многочисленная категория — те, кто вступил в ополчение в первой декаде августа. Таких почти треть, и я в их числе. Но пополнение продолжает прибывать и позже, около десятка вступило уже в сентябре.

Если говорить о местных, то большинство из них высшего образования не имеют. Но это в России сейчас почему-то считается, что без высшего никуда, здесь такого нет. И отсутствие высшего образования не означает, что жители Луганщины безграмотные. Например, был в нашем взводе один ополченец, 23 года, образование — неоконченное среднее (он вынужден был по семейным обстоятельствам работать с 14 лет). Но при этом он, скажем, прочёл «Преступление и наказание» Достоевского и оно ему нравится, а я вот в своё время не осилил.

Есть ли атеисты в окопах?

С 17 августа наша рота участвует в обороне Вергунки — северного пригорода Луганска. Взводы выезжают на передовую попеременно, на сутки. Вскоре настала и моя очередь. Про этот окоп «укропы» не знают, так что надо вести себя тихо и незаметно. Нас трое. У меня это первый выезд на передовую, у моих товарищей — второй и четвёртый.

В России весьма популярно мнение, что ехать воевать на Донбасс должны исключительно те, кто служил в армии или имеет опыт боевых действий. Считаю подобный подход в корне неверным. Конечно, от профессионала на войне пользы гораздо больше, чем от необученного бойца. Но с другой стороны, на «незалежной Украине», впрочем, как и в РФ, система начальной военной подготовки молодёжи была развалена полностью. Многие из приходивших в ополчение 25–30-летних местных ребят не умели буквально ничего, даже автомат собрать. На их фоне я, ознакомившийся с азами военного дела ещё в советское время — начальная военная подготовка в школе, военная кафедра в вузе — выгляжу чуть ли не профессионалом. К счастью, советское стрелковое оружие сделано так, что даже неподготовленный человек может быстро научиться им пользоваться.

Затишье, стрельбы нет. Обедаем консервами и хлебом. В кустах слышится шорох, но это всего лишь тощий рыжий кот — осторожно подошёл поближе, негромко мяукнул. Отламываю кусок хлеба и, макнув в тушёночный бульон, бросаю коту. Рыжий хватает хлеб, начинает торопливо и жадно есть. Кидаю ему ещё несколько кусков хлеба, после чего возвращаюсь к своим боевым обязанностям по наблюдению за передним краем. За спиной слышится громкое мурлыканье.

С рыжим котом мы неоднократно встречались и в следующие дни, хотя меня направляли в разные места Вергунки. Впрочем, думаю, что другие ополченцы тоже его подкармливали. С началом боевых действий в посёлке большая часть жителей Вергунки эвакуировалась, и участь оставленных домашних животных зачастую трагична.

Население настроено к нам доброжелательно:

— Вы их скоро прогоните?

Любить украинских военных местным жителям не за что: многие дома в посёлке разрушены. При этом каратели киевской хунты прекрасно знают, что в домах ополченцев нет, мы прячемся в окопах на окраине посёлка. Но это их не останавливает. При мне украинский БТР уничтожил два дома огнём из крупнокалиберного пулемёта.

Наступает ночь. Спим по очереди. Над головой роскошное звёздное небо, ясно виден Млечный Путь. Но до чего же холодно!

Утром нас начинает обстреливать украинский БТР. Согнувшись, прячемся в окопчик. Сверху свистят пули из КПВТ и обычного пулемёта, падают срезанные ветки. Мы пока в безопасности, до нас пулемёт не достанет, но ощущение весьма неприятное, усугубляется тем, что нанести ответный удар мы не можем.

«В окопах не бывает атеистов», — часто приходится слышать от доморощенных ревнителей «духовности». Что примечательно, подавляющее большинство из них сами никогда в окопах не были. Вынужден их разочаровать — далеко не все нуждаются в духовных «костылях». Впоследствии я ещё несколько раз проверил свои ощущения, и теперь могу точно сказать: никакой потребности молиться в критической ситуации лично я не испытываю.

Вообще отношение к религии в «Заре» близко к идеальному. На территории батальона есть церковь, в казарме, в расположении нашей роты имелся небольшой иконостас. Но при этом религия — дело исключительно добровольное и все обряды отправляются в личное время. Ни одного коллективного религиозного мероприятия я не наблюдал.

В «день незалежности Украины» 24 августа мы достойно «поздравили» противника — сумели выманить украинскую БМП и сжечь её из крупнокалиберного пулемёта. В ответ разобиженные «укропы» начинают гвоздить по нам из миномётов и танка. У нас двое раненых, к счастью легко. Им оказали первую помощь, а как только стрельба кончилась, на «скорой» увезли в город, в больницу. Сильно помог приданный нашему взводу танк, вступивший в артиллерийскую дуэль с украинским танком, и тем самым отвлёкший большую часть огня на себя. Танковая перестрелка велась с закрытых позиций, поэтому «дуэль» закончилась вничью.

Обычные дни, как правило, проходили спокойнее. Убитых в нашей роте не было, однако, как правило, в каждый выезд было 1-2-3 раненых, все ранения — осколочные.

Электричество, сотовая связь и Интернет в Луганске по-прежнему отсутствуют. Молодых ополченцев отсутствие Интернета огорчает гораздо больше, чем остальные бытовые трудности. Лишь 30 августа мне подвернулась возможность на короткое время выйти в сеть. Несколько таких оказий случалось и в дальнейшем.

Вечером того же дня ездили ловить украинских миномётчиков в район недавно освобождённого посёлка Металлист. К сожалению, никого не поймали.

А Счастье было так возможно

Наконец, 3 сентября нашей роте поступил приказ принять участие в наступлении севернее Луганска.

До этого мы ездили на передовую на грузовиках, но в этот раз выезжаем на нескольких бронетранспортёров. В батальоне «Заря» принято вешать на бронетехнику маленький красный флажок с советским гербом и надписью «СССР». Вообще, стихийные симпатии к советскому среди ополченцев и населения Новороссии очень сильны — вопреки некоторым СМИ, пытающимся нарисовать картинку православно-монархического воинства.

Вечером 5 сентября заняли позиции на окраине села Раёвка, блокировав окружённое украинское подразделение. Видел сожжённую бронетехнику хунты, видел брошенную боевую машину пехоты, вполне исправную, если не считать снятого пулемёта. В очередной раз убедился, что война — это постоянное рытьё окопов, которыми ты не воспользуешься, так как можешь сняться с позиции уже через несколько часов. Зато в качестве компенсации можно укрыться от обстрела в окопе, вырытом другими.

Наше выдвижение к Раёвке было столь стремительным, что многие местные жители даже не знали, что ополчение уже здесь. Так, например, один дедушка, проезжая утром следующего дня на велосипеде через наши позиции, поприветствовал нас возгласом: «Слава Украине!» С ним вежливо поговорили, объяснили, кто мы. Было ясно, что это просто проявление бытового конформизма, стремление жить в ладах с любой властью.

Вскоре после этого на позиции нашего взвода вышел сдаваться совершенно ошалевший украинский офицер. Причём он был морально готов, что его немедленно убьют, но видимо решил, что лучше ужасный конец, чем ужас без конца. Офицера накормили и отвезли в Луганск, показывать преступления его соратников. В тот же день наша рота пополнилась трофейным автоматическим гранатомётом АГС-17.

На следующий день мы продвинулись дальше, выйдя к Северскому Донцу. Река неширокая, примерно как Фонтанка в Питере. Наша рота занимает позиции вдоль берега. Ввиду малочисленности ополчения участок обороны очень протяжённый. Вместо сплошной линии обороны пришлось создавать ряд опорных пунктов в ключевых местах.

Наша группа в составе 8 человек получила задачу занять господствующую высоту рядом с дачным посёлком у Весёлой Горы. Командир группы — бывший боцман с позывным «Дед» — распределяет нас по позициям по одному-два человека. Начинаем рыть окопы. Грунт очень неудобный — твёрдый и пачкается мелом.

Наступление противника крупными силами в этом месте маловероятно. Наша задача — пресечь возможную высадку украинских разведывательно-диверсионных групп:

— Дождёмся, когда они достигнут середины реки, и открываем огонь. А ты, — ставит «Дед» задачу мне, как гранатомётчику, — постарайся подбить лодку.

С наших позиций хорошо виден тот самый знаменитый город Счастье, который, к сожалению, до сих пор оккупирован войсками хунты и в котором находится крупная тепловая электростанция, когда-то снабжавшая электричеством многие города Луганской области и сам Луганск.

Как часто случается в армии, наши тёплые вещи отправили на другую позицию. Провести холодную ночь, да ещё и на берегу реки не очень приятно. Отпросился в посёлок — думал, может, куртку там дадут. Зашёл в один из домов, там семья — двое пожилых и молодая девушка. Настроены очень доброжелательно: дали мне старую тёплую одежду, одеяло, миску помидоров. Я им в благодарность потом отнёс немного консервов. Напоследок с надеждой спрашивают:

— А украинская армия сюда точно не вернётся?

Я пообещал, что не вернётся.

Около 4 часов утра внизу у берега слышатся шелест и тихие голоса. Бужу спящего напарника:

— Тревога! Скажи «Деду».

«Дед» уже в курсе и держит ситуацию под контролем. Оказалось, это двое украинских военнослужащих-окруженцев пытались переправиться через Северский Донец и выйти к своим. Как только рассвело, мы вынудили их сдаться.

Оба из Львова, но при этом разговаривают на чистейшем литературном русском языке. В украинской армии, если верить их словам, оказались по призыву. Одному 20 лет, другому 30. Хорошо экипированы — у обоих удобные и надёжные бронежилеты, совмещённые с разгрузкой, у одного каска. Позже проверили одну из бронепластин. Оказалось, она уверенно держит не только автоматную пулю, но и обычную из пулемёта Калашникова, и пробивается лишь бронебойной пулемётной пулей.

Пленных накормили и передали командованию. Позже, в конце октября, я случайно увидел по телевизору сюжет об обмене пленными, и среди пленных, возвращаемых украинской стороне, узнал одного из этих ребят. Причём в разговоре с корреспондентом он подтвердил, что в плену с ним обращались хорошо.

Разведчица с факультета иудаики

Прибыл командир роты, похвалил «Деда» за грамотно выбранные позиции. Мы продолжаем углублять окопы и следить за противоположным берегом Северского Донца. Следят и за нами.

Несмотря на перемирие, несколько дней вдоль линии фронта регулярно летал украинский разведчик — маленький спортивный самолёт белого цвета с характерным толкающим винтом сзади. Использовать средства ПВО командование запретило, поэтому до поры до времени это сходило «укропам» с рук. Но 11 сентября разведчик опрометчиво подобрался совсем близко. Открываем огонь из пяти автоматов. Самолётик резко разворачивается.

— Сбили! Падает!

Увы, в следующее мгновение становится понятно, что самолёт не падает, а уходит со снижением. Сумели ли мы его достать? Мнения разделились. Оптимисты считают, что машина должна была превратиться в решето. Скептики говорят, что попаданий не было вообще, а если и были, то патрон АК-74 для такой цели слабоват.

Позже из ролика, выложенного на ютубе, мне удалось узнать некоторые подробности этого боевого эпизода. Оказалось, экипаж самолёта состоял из двух человек: лётчика и наблюдателя — студентки Киево-Могилянской академии Марии Берлинской. И попадания у нас были, хотя и не фатальные — перебили тросик к хвостовому колесу, при посадке колесо вывернуло.

Можно лишь удивляться, насколько успешно промывают мозги жителям Украины, если еврейская девушка-студентка, изучавшая иудаику в вузе, добровольно отправилась воевать на стороне идейных наследников украинских полицаев, расстреливавших её соплеменников в Бабьем Яре.

Конечно, жаль, что самолёт не сбили, но и наличие попаданий, учитывая нашу неопытность — тоже неплохой результат. Главное же, пресекли дальнейшие попытки воздушной разведки — повредили аппарат и так сильно напугали экипаж, так что самолёт больше не летал, а у девушки Маши появился серьёзный стимул задуматься о происходящем.

Кроме этого разведывательного самолёта, других летательных аппаратов хунты лично я не видел. Ещё до моего приезда ПВО ополченцев вымело авиацию хунты с неба. Во время августовских выездов на Вергунку ребята из 1-го взвода нашей роты однажды видели вдали два вертолёта. Какие именно, Ми-8 или Ми-24, определить не смогли.

После восьми дней на передовой возвращаемся в Луганск. По дороге видел сожжённый укропский танк и два БТР. На блокпосту у въезда в город большой красный флаг с серпом и молотом. В Луганске по-прежнему нет воды и электричества, но людей и машин на улицах заметно прибавилось.

В казарме тоже есть небольшие бытовые улучшения. Появились лампочки в умывальне, туалете и у дневального на этаже. В туалете кто-то поместил в писсуар старый, ещё советских времён, большой потрет Горбачёва. «Архитектора перестройки», разрушившего единую страну, в Новороссии заслуженно «любят» и «уважают».

Вскоре я вновь выехал на передовую, на те же позиции на берегу Северского Донца. На этот раз всё прошло на удивление тихо, стрельбы на нашем участке не было с обеих сторон. На блокпосту у въезда в Луганск уже два красных флага. Город заметно оживает. Количество транспорта на улицах увеличилось настолько, что не помешал бы светофор или регулировщик. В казарме дали свет, но сотовой связи в городе по-прежнему нет.

Поскольку боевые действия на нашем участке фронта фактически прекратились, выехал обратно в Россию, чтобы вернуться в Новороссию полтора месяца спустя, но уже в бригаду «Призрак».

Игорь Пыхалов

Фото - из блога автора

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Война и мир
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
22.4.2017 Лев Данилкин
Наш Ильич. Опять же с подвязанными зубами Ленин - совпадение? - проследовал мимо Шпалерной вечером 24 октября 1917-го по дороге в Смольный, едва свернув с Литейного моста; как раз где-то на пятачке, который он указал в качестве места встречи своей невесте, стоял пикет пелевинских юнкеров в «Хрустальном мире». Такого рода здания редко меняют свое назначение, и неудивительно, что теперь там находится «следственный изолятор центрального подчинения» СИЗО-3 ФСИН России.

20.4.2017 Максим Калашников
Apocalypse now. Сейчас модно ставить памятники всему и вся. Лично я бы воздвиг монумент ясновельможному кретинизму властей. Итак, прохлопав взрыв в метрополитене Санкт-Петербурга и банду, убившую двух полицейских в Астрахани, ФСБ обезвреживает террористов в Александровском районе Владимирской области (от Москвы до Александрова – 110 километров по Ярославскому шоссе на северо-восток).

19.4.2017 Бен Шрекингер
Щупальца олигархии. Центр еврейской общины Хабад Порт-Вашингтон на Лонг-Айленде в Манхассет-Бей расположен в приземистом кирпичном здании напротив автозаправки Shell и торгового комплекса. Это ничем не примечательный дом на ничем не примечательной улице, если не учитывать одну особенность. Через него пролегают самые короткие пути, связывающие Дональда Трампа и Владимира Путина.

19.4.2017 Юрий Нерсесов
Властители дум. Согласитесь, было бы несправедливо, объяви я алкашами всех ведущих «Эха Москвы» на том основании, что видел пьяного в хлам Быкова. Между тем он сам именно так и делает. Так куда весомее звучат дальнейшие рассуждения о России как огромном диком Калинове, где страдают интеллигентные зильбертруды. Как посмотришь на исхудавшего, бледного, замучавшегося скакать с презентации на банкет, да с телепередачи на фуршет автора – сразу веришь: чувак на последнем издыхании. Не щадя живота с печенью борется с фашизмом.

17.4.2017 Андрей Дмитриев
Полемика. Писатель и активист КПРФ Герман Садулаев опубликовал рецензию на написанную мной биографию Эдуарда Лимонова в серии ЖЗЛ. Начал за здравие: назвал книжку «учебником политической истории России и не только конца XX – начала XXI века и практическим руководством к политической жизни как таковой» и даже сравнил автора с Николаем Чернышевским. Однако под лестной обёрткой скрывается политический памфлет, направленный против национал-большевиков, в котором тов. Садулаев безбожно передергивает факты, бредит, а местами откровенно врёт. Разберёмся.

12.4.2017 Елена Прудникова
Игры патриотов. Бывшего царя Болгарии Симеона всего лишь премьером избрали, а он, помимо возврата своему семейству ранее конфискованной собственности, втянул страну в НАТО и назаключал с зарубежными банками таких договоров, что болгары до сих пор за голову хватаются. Но то маленькая и бедная страна, а представляете какие деньги можно сделать на близости к монарху огромной богатейшей России, при содействии окружающих его трон столпов демократии?

9.4.2017 Максим Калашников
Apocalypse now. «Маленькая победносная война» должна случиться (смотрим на политкалендарь) до весенних выборов 2018 года. Лето, как известно – самое удобное для военных занятий время... Скорее всего, война с Украиной напомнит неумелую и кровавую драку двух бомжей. Неуклюже, но зато юшки и соплей летит – немерено, а вместо блицкрига выходит увязание на востоке бывшей УССР.

4.4.2017 Александр Сивов
Непризнанные государства. Коган и его товарищи по Интердвижению разработал план суверенизации внутри отваливающихся от СССР союзных республик путём вычленения внутри них автономий. И первой из них должна была бы стать «Принарвская Советская Социалистическая Республика». В Эстонии и в Латвии эти планы провалились. А вот в Молдавии, на которую на всесоюзном уровне никто всерьёз не рассчитывал, всё получилось.

2.4.2017 Юрий Нерсесов
Эхо истории. У прохвоста, либераста и фальсификатора истории Юрия Пивоварова прошёл обыск по уголовному делу о мелком мошенничестве. Он заранее объявил дело политическим, хотя тут же признался: "За что, не знаю - я не Навальный, не Немцов, а скромный научный работник и преподаватель, никогда не был ни политиком, ни общественным деятелем". Придётся перепечатать нашу статью двухлетней давности и напомнить, о какой научной работе идёт речь.

31.3.2017 Густав Эрве
Вашингтонский обком. Околокремлёвские патриоты Трампа воспевают, а оппоненты из СМИ, близких к Демократической партии США, клеймят фашистом и антисемитом. При этом ни те, ни другие демонстративно не замечают, кто окружает хозяина Белого Дома. Между тем, достаточно взглянуть на семью Трампа, его кабинет и его внешнюю политику, чтобы убедиться, что обвинения нынешнего президента США в антисемитизме - неприкрытая ложь.
Reklama