АПН
Загрузка...
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Четверг, 23 января 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
ИНС vs. Качинс
2007-12-24 ИНС
ИНС vs. Качинс

ОСНОВНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ

экспертной группы

Института национальной стратегии

к докладу

Центра стратегических и международных исследований

(CSIS)

«Альтернативные варианты будущего России к 2017 году»

(авторы доклада: Э. Качинс, Т. Грем, А. Ослунд, Г. Хейл, С. Мендельсон и др.)

Москва 20 декабря 2007 года

В целом, логика доклада и прилагаемых к нему статей достаточно близка к официальной кремлевской пропагандистской позиции. Если не считать традиционного внимания американцев к минусам «ренационализации» и низкую оценку эффективности госкомпаний (особенно достается "Газпрому" за отказ от введения новых месторождений), то список "плюсов" и "минусов" сегодняшней России у группы Качинса и у Кремля – примерно один и тот же.

Плюсы:

- поддержка власти обществом

- "ответственная макроэкономическая политика" (штамп, часто встречающийся в докладе)

- экономический рост (который, как подчеркивается в докладе, обеспечен не только сырьевым сектором)

- постепенная диверсификация экономики (это утверждение также несколько раз фигурирует в докладе со ссылкой на бурное развитие строительства, телекоммуникаций, розничной торговли, финансовой сферы)

- достаточно высокий (по оценке авторов доклада, самый высокий за всю российскую историю) уровень экономической и бытовой свободы (каковую Кремль и определенная группа лоялистов традиционно противопоставляет свободе политической; подобное противопоставление стало оправданием всех антидемократических шагов последних лет)

- рост уровня жизни населения

- курс на развитие передовых (в т.ч. "нано") технологий

Минусы:

- высокий (по оценкам некоторых авторов, возрастающий) уровень коррупции

- критическое состояние инфраструктуры, недоинвестирование в инфраструктуру ("команда Путина избегает больших вложений в инфраструктуру… для будущего роста их может потребоваться куда больше, учитывая плачевное состояние инфраструктуры в России")

- недостаточная социальная направленность государства, сильное отставание социальной сферы от роста государственных доходов ("ресурсы для действительного улучшения жизни населения практически не используются";

"…российское правительство попыталось построить патерналистское похожее на СССР государство, но без присущих последнему социальных достижений")

- нехватка компетентных кадров в некоторых отраслях, включая госуправление и крупный корпоративный менеджмент

- рост "национализма и ксенофобии" в обществе и отчасти на уровне официальной (внешнеполитической) пропаганды

- низкая институционализация политической системы, критическая зависимость от персонального фактора

- неравномерность регионального развития и, в особенности, сохраняющиеся факторы дестабилизации на Северном Кавказе

- застарелый кризис и недореформированность государственных систем – армии, здравоохранения, образования.

Рассмотрим основные несоответствия в оценках авторов доклада.

1. Авторы используют, де-факто, монофакторный анализ с главной переменной в виде цены на нефть, что характерно для "российских исследований" последних лет. Это связано с тем, что учитывать факторы, связанные с состоянием общества, уровнем социальных конфликтов и характером политической самоорганизации намного сложнее. Но, в конечном счете, именно внутренние социально-системные, а не внешнеэкономические или внешнеполитические факторы оказываются решающими в переломных ситуациях.

Весьма примечательно отсутствие даже попытки полноценного элитологического среза современной РФ. Кроме штампов о "КГБ-шниках из Санкт-Петербурга", соответствующих традиционной «милитократической» мифологии, отсутствует описание существующих реальных групп в правящей элите и, соответственно, прогноз на возможную динамику их конфликта (видимо, с точки зрения авторов доклада, питерско-силовая сетевая группа во главе с самим Путиным настолько плотно контролирует ситуацию, что правящую элиту можно считать в достаточной мере консолидированной).

2. Осуществляя (в рамках сценария №1) экстраполяцию существующих тенденций на 10 лет вперед, авторы приходят к выводу, что "путинистское лидерство (даже при политической пассивности самого Путина) приведет к беспорядочному движению вверх скорее, чем к хаотичному падению вниз".

Возможно, эта рискованная оценка как раз и связана с недостаточным учетом таких факторов, как:

· низкое качество правящей элиты,

· внутриэлитный раскол,

· нарастание этнополитических конфликтов (в докладе вскользь говорится о росте русского национализма, нестабильности на Северном Кавказе и иммиграционной проблеме, но этнополитическая ситуация не фигурирует в качестве полноценного сценарного фактора),

· усугубляющийся кризис доверия в отношениях между обществом и властью,

· кризис социализации, социальная дезинтеграция, деградация человеческого капитала,

· наличие устойчивых кризисных тенденций и явлений в экономике, не купируемых даже потенциальными масштабными вливаниями доходов от экспорта углеводородов.

3. Авторы доклада сознательно и/или безотчетно смешивают внешнеполитический национализм в пропаганде официальных СМИ и русский национализм, связанный с этнополитическими и социальными проблемами внутри страны. Некий обобщенный синкретический национализм с большей или меньшей степенью выраженности представляется им общим знаменателем существующего режима. Это приводит их к натянутым выводам о снисходительности Кремля к националистическим движениям внутри страны и, главное, существенно смещает представление об идеологических альтернативах путинской системе. Для авторов имплицитно очевиден тот факт, что единственной альтернативой путинской системе в идеологической сфере является западнический и интернационалистический либерализм. Тогда как в действительности русский национализм является одним из главных ферментов оппозиционных настроений в среде образованного класса и в более широких слоях населения.

Эта же ошибка приводит их к непониманию фундаментальной связи между национализмом и демократией в современной России и относительного антагонизма между либерализмом и демократией. Эта неадекватность в полной мере отражена в сценарии №3, где Немцов при поддержке Касьянова и Ходорковского становится вождем депутинизации (одновременно популистской, поддержанной народом, и либерально-западнической).

4. Авторы совершают историческую ошибку, рассматривая путинскую систему власти как осовремененную "копию" царистской и советской модели. "…ключевым отличием современного российского авторитаризма от его советских и царистских предшественников, - утверждается в докладе, - является его относительная мягкость и процветание". На наш взгляд, отличие лежит гораздо глубже и касается, прежде всего, типа легитимности власти. Монархическая (традиционная) легитимность имперской эпохи, идеократическая легитимность советской и плебисцитарно-демократическая легитимность путинского периода имеют не только различную степень устойчивости, но требуют различных форм поддержания и воспроизводства. В частности, путинская "плебисцитарная" модель требует непрерывного производства сверхпопулярности главы государства и/или лично В. Путина (на будущее этот вопрос остается открытым). Что требует, в свою очередь, либо высоких лидерских качеств и внушительных успехов, либо постоянного информационного насилия над обществом (которое имеет свои издержки и ограничения). В случае кризиса путинской модели легитимности власти она должна либо перейти в форму обычных устойчивых моделей (конкурентной демократии и/или монархии), либо в русло неотирании, не имеющей вообще никакой опоры в обществе.

5. Трактовка процесса слияний и поглощений в энергетической отрасли как процесса ренационализации является неадекватной, о чем мы неоднократно писали. Куда правильнее вести речь о приватизации центров прибыли и контроля над финансовыми потоками членами правящей группы ("новой олигархией") и одновременно о легализации приватизационной собственности бенефициарами приватизации 1990-х ("старой олигархии"). Аналогичное замечание касается понимания реальной роли новых государственных корпораций в российской экономике. Даже с точки зрения механизмов контроля и принятия решений, их создание, вопреки утверждениям авторов, не повышает, а снижает роль государства/правительства (как реальных субъектов, а не пропагандистских штампов) в регулировании экономики. Впрочем, по этому вопросу отдельные фрагменты доклада выглядят разноречиво. В частности, авторы ссылаются на мнение "аналитиков", которые "рассматривают данный феномен (государственных корпораций) как… фактически просто прикрывающий огромные экспроприации для приближенных Путина".

6. В анализе отсутствует один из важнейших факторов отношений российской правящей элиты с Западом: стремление к полной легализации состояний и репутаций. В свою очередь, это ведет к качественной переоценке уровня "суверенности" путинской системы во внешних и внутренних делах.

7. Говоря о перспективах региональной дестабилизации, и прежде всего, на Северном Кавказе, авторы явно недооценивают потенциал т.н. "системного сепаратизма" режима Рамзана Кадырова, который, не меняя своей природы и сущности, может стать из механизма снижения напряженности механизмом ее производства. Уже сегодня конструкция взаимоотношений Москвы и Грозного строится на явном и неявном шантаже нестабильностью со стороны жесткого, хорошо вооруженного и де-факто независимого режима Кадырова. При определенных условиях (ослабление федерального центра, ухудшение экономической конъюнктуры, нарастание этнополитических конфликтов на Северном Кавказе и за его пределами), именно этот режим может стать наиболее сильным субъектом новой кавказской, а возможно, и общероссийской войны. Авторы явно не учитывают этого, связывая все перспективы дестабилизации на Северном Кавказе с новым пришествием "салафитов" и выбирая в качестве ее стартовой точки убийство сегодняшнего чеченского лидера.

В то же время, к числу несомненных удач доклада и заслуг его авторов можно отнести:

- Преодоление стереотипов "транзитологии", теории модернизации и просто западного общественного сознания, устанавливающих прямую линейную корреляцию между уровнем демократизации, экономическим процветанием, объемом среднего класса, прозападной ориентацией элит и общества. Авторы признают, что менее демократичная Россия может оказаться более экономически успешной и при этом не стать более антизападной. (В числе неизжитых стереотипов – уже упомянутое тождество между демократией и либерализмом, что в условиях сегодняшней России явно неверно).

- Признание ограниченности инструментария американского влияния на Россию, в том числе ограниченности понимания российских процессов западными экспертами, внедрение принципа "не навреди" в качестве основы американского подхода к России.

- Правдоподобное воссоздание мотивов Владимира Путина в вопросе о передаче власти. Авторы избежали клишированного образа российского президента как имперского диктатора-властолюбца, преисполненного антизападных фобий. Они выдвинули на передний план бизнес-интересы действующего президента (в тех двух сценариях, где его не "убивают" на выходе с "мессы", он политически уходит в тень и возглавляет грандиозный олигархический хедж-фонд), его тактические задачи по выходу из положения "хромой утки" ("…уход Путина весной фактически запланирован, в интересах президента сохранить неясность до самого конца"), его личные приоритеты ("я считаю очень маловероятным, что он согласится стать премьер-министром", - пишет Э. Качинс).

- Осознание того, что прагматичная, эгоистичная и даже националистическая внешняя политика России не будет оголтело антизападной. В подтексте звучит предположение, что сильная и эгоистичная Россия будет для США объективно более интересным партнером в современном мире, чем Россия беспомощная и лишенная твердой опоры на национальные интересы.

- Адекватную оценку кризисного состояния газовой сферы ("ситуация в газовом секторе особенно ужасающая") и критической зависимости РФ от геополитически шатких (на данный момент) среднеазиатских поставок.

- Взвешенную оценку экономической динамики путинского периода. В частности, понимание того, что экономический рост нулевых годов является

а) скорее следствием спонтанного развития, чем целенаправленной политики развития. Кстати, это же признание приводит некоторых авторов (А.Ослунд) к выводу о достаточной устойчивости российской экономики ("В других же областях (кроме газовой – М.Р.) трудно представить себе потрясение, способное серьезно повредить российской экономике. В слишком уж большой степени она "движется на автопилоте"),

б) весьма скромным достижением на фоне других постсоветских стран ("…в других постсоветских регионах годовой прирост уже в течение многих лет составляет 9 процентов, так что Россия является среди них не лидером, а, скорее, отстающим").

Подготовлено экспертной группой ИНС под руководством М. Ремизова, П. Святенкова.

Материал "Преемники.ру" 

 

 

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
После Путина
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
22.1.2020 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. Едва президент заклеймил Польшу за сговор с нацистской Германией, как товарищи учёные оформили специальную таблицу с завлекательным названием «Рейтинг предательства». Где предложили оценить страны Европы по доле личного состава воинских формирований на стороне Гитлера. Овчинка, однако, оказалась жульнической, причем совершенно без какой-либо необходимости.

20.1.2020 Сергей Лебедев
Эхо истории. Польша отмечала как праздник начало Второй мировой войны, но не отмечает юбилей освобождения свой столицы и не будет отмечать день Победы 9 мая. Недаром экс-кандидат в президенты от партии «Национальное движение» Мариан Ковальский сказал: «Этих торжеств вообще не должно быть. Полякам нечего праздновать. Польша проиграла Вторую мировую войну». Их право. Зато Россия не отмечает начало войн. Она отмечает их победное завершение.

18.1.2020 Андрей Дмитриев
Медведеведение. Вспомним, как скакнул вверх рейтинг Дмитрия Анатольевича после Пятидневной войны. Сейчас такого на горизонте не видно, да и, похоже, не рискует Кремль досаждать уважаемым западным партнёрам до такой степени, что даже народные республики Донбасса не признает. Но зато Медведев может дать приказ вдарить по очередным «бармалеям» хоть в Сирии, хоть в Ливии, хоть в ЦАР, и это будет воспринято на ура.

14.1.2020 Саид Гафуров
Интервью. США очень сильно облажались. Когда они узнали, что в результате удара погиб Сулеймани, то пришли в ужас, потому что ни в коем случае не хотели убивать политика такого уровня. Трамп почувствовал себя виноватым и в ходе шедших в закрытом режиме переговоров передал – «можете бомбить нашу базу, мы людей выведем, вам ничего не будет».

13.1.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Вы будете смеяться, но обнаружен очередной источник, откуда черпает информацию коллектив авторов, известный под псевдонимом Владимир Мединский. Сравнив подписанный тогда ещё скромным депутатом Госдумы от «Единой России» трактат «О русской угрозе и секретном плане Петра I» и не менее внушительный талмуд «Франция. Большой исторический путеводитель» некоего Аркадия Дельнова, я сразу заметил сходство отдельных фрагментов.

10.1.2020 Андрей Дмитриев
Петербург+Ленобласть. Беглов больше не пристает к детям и собачкам на улицах, анонсированные чистки и кадровые перестановки в целом обернулись пшиком, и сам он стал похож на вечно спящего Полтавченко. Более энергичный дядя Саша - Дрозденко - хочет баллотироваться в губернаторы 47-ого региона, но не факт, что имеет такое право по закону, а до кучи засветился с коллекцией роскошных часов.

7.1.2020 Владислав Шурыгин
Интервью. Были иллюзии, что можно договориться, сегодня ясно, что никто с нами договариваться не собирается. Ситуация 1935-36 годов перед Путиным стоит в полный рост. Он для себя мучительно ищет вопросы, кто же он в истории, и поэтому обращается к Сталину.

5.1.2020 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Актёрам пофиг - вот они и отрабатывают номер без всякого энтузиазма. Трудно сделать красиво, когда на тебя напяливают офицерский мундир и требуют изображать хипстера, бегущего на митинг Навального под несуразные для XIX века мелодии «Наутилуса» и «Мумий Тролля».

29.12.2019 Михаил Трофименков
Интервью. В своих представлениях о соотношении кино и реальности Сталин был гениальным продюсером и, прежде всего, гениальным зрителем, смотревшим кино глазами «простого» советского человека – не идеального, а ещё не свободного от простых человеческих слабостей. Например, облизнуться на ножки Любови Орловой или во вторую годовщину Победы сходить не на военную монументалку, а на милую «Золушку».

26.12.2019 Юрий Нерсесов
Политический зоосад. Конечно, некоторая разница между шимпанзе Майком, моим приятелем и господином Мантуровым, имеется. Первые поднялись из низов – один, используя канистры, второй, поигрывая золотой цепью. У министра биография иная: он прошёл во власть как потомственный советский аристократ.