АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Суббота, 4 июля 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Пугало для Карлсонов
2016-02-02 Юрий Нерсесов
Пугало для Карлсонов
Отвлекая население Швеции от захлёстывающего её потока мигрантов, подельники внука доверенного банкира Ленина стращают соотечественников русской мафией

Убийства, изнасилования и грабежи, совершаемые в Швеции беженцами из африканских и арабских стран, вызвали своеобразную реакцию со стороны властей. Министерство внутренних дел запретило пресс- службам полицейских отделений разглашать какую-либо информацию о преступности среди «понаехавших», а председатель парламентского комитета по обороне Алан Видман предупредил о грядущем через несколько лет русском вторжении.

Поверят ли в подобный бред шведы? Как обеспечить их толерантное отношение к арабам с неграми, но одновременно заставить до смерти бояться русских? Разумеется, должным образом промыть мозги и не так, как в соседней Норвегии. Там сериал «Оккупированные» получился не только нудным, но и сомнительным с точки зрения идеологии: согласно сценарию самого популярного детективщика страны Ю Нёсбе, русские оккупируют Норвегию по просьбе Евросоюза.

Шведы подошли к вопросу куда серьёзнее, что видно по их самому масштабному проекту, начатому детективной трилогией «Миллениум». Опубликовав о нём пять лет назад, краткую рецензию, я и представить не мог, что вырастет из трёх пачек компьютерных распечаток, принесённых в издательство Norstedts редактором мелкого троцкистского журнальчика Fjärde internationalen Стигом Ларссоном.

Посмертный триумф неудачника

До появления в Norstedts Ларссон имел стойкую репутацию отменного лгуна, который проваливал всё, за что брался. Редактируемый им Fjärde internationalen остался на дальних задворках шведской политики, а журналы для любителей фантастики большинство этих любителей вообще не заметили. В конце концов главному работодателю Ларссона – информационному агентству Tidningarnas Telegrambyrå - надоело, что их графический дизайнер занимается всем, чем угодно, кроме основной работы, и ему ненавязчиво предложили уволиться. Стиг ушел и в последние годы жизни издавал малотиражный журнальчик Expo, посвященный борьбе с таким же мелкотравчатым шведским фашизмом. И ещё травил всем желающим слушать бесконечные байки в стиле незабвенного барона Мюнхаузена.

По словам редактора Expo, еще его дедушка был такой крутой антифашист, что шведские власти во время Второй мировой войны, чтобы не раздражать Гитлера, посадили его в концлагерь. Сам Ларссон ездил в Эритрею учить стрельбе из гранатомета воюющих с просоветским режимом Эфиопии амазонок женских партизанских отрядов и еле спасся от коммунистических карателей, но и в родной Швеции его подстерегала опасность. Неустанно разоблачаемые на страницах Expo фашистские боевики давно бы уже расправились с героем, но он успешно их обманывает, покидая свою квартиру исключительно через черный ход. Можно было бы написать в таком духе автобиографию, но правда о никогда не сидевшем дедушке и мифических отрядах чернокожих воительниц все равно выплыла бы наружу. Поэтому Ларссон решил облечь грезы о несостоявшейся жизни в художественную форму. На страницах его трилогии маргинальный журнальчик Expo превратился во влиятельный «Миллениум», сокрушавший репутации не каких-то мелких нациков, а могущественных чиновников и олигархов. Редактор «Миллениума» и alter ego автора Микаэль Блумквист, в отличие от прототипа, не сбежал с места изнасилования тремя подонками 15-летней девочки по имени Лисбет. Наоборот: он спас от реакционных ветеранов шведской госбезопасности, продажных психиатров и нациствующих уголовников гениальную бисексуальную хакершу Лисбет Саландер. Враги отважного антифашиста не только угрожают ему, но и всерьёз пытаются прикончить…

В пошлой реальности Ларссона прикончили сигареты, которых он выкуривал по две пачки в день и смерть как раз перед выходом первой части трилогии - романа «Девушка с татуировкой дракона». Но даже с учётом этой крайне своевременной с точки зрения рекламы проекта кончины его успех превзошёл все ожидания. И если у киношников и были сомнения, то вскоре жизнь опровергла их. За десять лет с момента выхода первого издания общий тираж творений Ларссона составил 75 миллионов. Ещё большим тиражом — 80 миллионов - вышла четвёртая книга, написанная шведским литератором, также бывшим левацким журналистом Давидом Лагеркранцем. Экранизация трилогии дала свыше 200 миллионов долларов сборов при довольно скромном бюджете в 25 миллионов, а созданный на её основе телесериал имел чрезвычайно впечатляющий рейтинг.

Американская экранизация первого романа заработала 233,6 миллионов долларов и это не считая доходов от продакс-плейсмента. Мало какой фильм последних десятилетий может похвастаться таким количеством известных компаний, продукция которых ненавязчиво торчит из каждого кадра с постоянными наездами операторской камеры на торговую марку (особое внимание уделяется компьютерам Apple).

Проект продолжает раскручиваться в самых неожиданных направлениях. На основе романов выпускаются комиксы. Книги, посвященные творчеству Ларссона, воспоминания его вдовы и знакомых выходят в десятках издательств. Один из крупнейших шведских производителей одежды Hennes & Mauritz представил посвященную картине коллекцию моделей. Музей истории Стокгольма организовал специальную экскурсию по местам, связанным с писателем и его героями... Всё это приносит большие деньги и одновременно внедряет в головы потребителей необходимую идеологию.

Проклятая русская кровь

Левые взгляды шведского детектива Пера Вале и Май Шевалль Ларссон подверг радикальной ревизии. У него куда чаще встречаются позитивные персонажи среди крупных бизнесменов, буржуазных политиков и высших полицейских чинов, зато непримиримо отвергаются традиционные семейные добродетели. У положительных персонажей Вале и Шевалль не редкость гетеросексуальный роман вне брака, но и только. Правильные герои «Миллениума» как правило - геи, лесбиянки, бисексуалы, состоят в шведских семьях или в крайнем случае регулярно меняют партнёров.

Благопристойные мужья частенько оказываются преступниками и нацистами, но только в том случае, если это шведы, женатые на соотечественницах. Браки с лицами еврейского, китайского и австралийского происхождения, напротив, исключительно удачны. В национальном вопросе Ларссон столь же прогрессивен и читательский взгляд постоянно наталкивается на позитивных представителей самого пестрого происхождения. Польский иудей инспектор Ян Бублански. Курдский беженец Идрис Хиди и покровительствующие ему соплеменники – редактор антирасистского журнала Курдо Бакси со своим дядей Махмутом. Владелец уютного кабачка боснийский мусульманин Самир. Ну и, конечно, хозяин частной охранной фирмы Драган Арманский, отец которого – армянский еврей из Белоруссии, а мать – боснийская мусульманка с греческими корнями.

Осуждая советский тоталитаризм, автор остается верным продолжателем традиций пламенного большевика – шолоховского Макара Нагульнова, мечтающего о времени, когда все расы исчезнут, а люди на планете останутся только «приятно смуглявенькие». Лишь относительно двух народов его терпимость дает сбой. Появляющиеся в конце третьего романа сербские братья Николичи – наемные убийцы, зверствовавшие в отряде знаменитого полевого командира Югославской войны Желько Ражнятовича (Аркана). Хуже них только главный русский персонаж (с украинской фамилией, но русских и украинцев автор не различает) – сбежавший в Швецию советский шпион, генетический преступник и садист Александр Салашенко. Женившись на шведке, Салашенко так нещадно лупил бедняжку, что она тронулась умом, а оплодотворенная им немка породила огромного, свирепого, не чувствующего боли монстра. И лишь нелюбимая дочка Салашенко – она же отважная Лисбет – находит в себе силы преодолеть дурную кровь папаши, облить его бензином, поджечь, узнав, что тот выжил, рубануть топором по черепу, после чего разобраться с чудовищным братцем.

Только такие русские достойны жизни в толерантной Европе, но их слишком мало! Поэтому следует не покладая рук бороться с русско-сербской угрозой и наводить политкорректность в самой Сербии с помощью гуманитарных бомбёжек. Зато выходцев из мусульманских стран наоборот следует усиленно расселять по европейским просторам. Именно это пропагандировал на страницах Expo Ларссон. Того же мнения придерживались реально существующие герои трилогии – редактор впоследствии влившегося в Expo журнала Svartvitt Курдо Бакси со своим ныне покойным дядюшкой Махмудом. Строго по проложенным рельсам движется и продолжатель трилогии — Давид Лагеркранц.

С первых же страниц прогрессивный журналист Блумквист возмущается: «В риксдаге сидит партия с откровенно неприязненным отношением к иностранцам. Растет нетерпимость. Фашизм укрепил свои позиции». Даже в концерне «Вангер», очищенном от нациков ещё в первом томе, «старые расисты и ретрограды» возмущённые попыткой введения в правления сына раввина устроили «почти государственный переворот». Зато в Службе государственной безопасности (SÄPO) дела налаживаются и прогрессивная гэбешница очень огорчена непониманием своих подруг. Те считают, что её коллеги «гоняются за курдами и арабами», а на самом деле «после проведенных чисток» в SÄPO всё стало совсем по-другому. Неплохие ребята, при ближайшем рассмотрении работают и в Агентстве Национальной безопасности США. Только один паршивый козёл сотрудничает «с печально известным депутатом русской Думы Иваном Грибановым» и другими негодяями из российского парламента, но его конечно выводят на чистую воду.

Радуют персонажи и личной жизнью. Суперхакерша Саландер крутит роман с девушкой по имени Джамиля Ачебе. Талантливый учёный Франс Бальдер разводится с женой и подкатывает к высокоинтеллектуальной хозяйке ресторана Фарах Шариф. Его бывшая жена вышла замуж за этнического шведа, но тот естественно оказался пьяной свиньёй да ещё и руки распускает... Бьёт ли жену зловещий депутат Грибанов неизвестно, но в его отсутствие женщин и детей терроризируют члены русской криминальной группировки «Паук». Некоторые из них не только убивают и зверствуют, но и воруют передовые западные технологии. И добро бы для арабских шейхов или африканских вождей: предводительница банды, она же родная сестра Саландер, замыслила продать их в Россию. В отличие от Лисбет коварная красотка не смогла преодолеть дурную отцовскую кровь и в конце второй трилогии её ждёт заслуженная наказание. Зато дочь одного из мафиози девушка Ольга нашла в себе силы проклясть отца и ушла работать в организацию «Врачи без границ», чтобы всей жизнью искупить зло, принесённое миру её отвратительной нацией.

Семейные традиции Ашбергов

Кто сконструировал столь замечательную и самоокупаемую мозгомойку? Имя им легион, но человек, заложивший её, известен. Есть предположение, что именно он подсказал автору «Миллениума» гениальный психологический ход: сделать главных героев похожими на повзрослевших Калле Сыщика и Пеппи Длинный Чулок из детских книг прославленной соотечественницы Астрид Линдгрен. Читатель поневоле с ностальгией вспоминает школьные годы и через образы проказников доброй бабушки Астрид проникается доверием к её литературному внучку и к его идеям.

Действительно ли именно телеведущий и продюсер Роберт Ашберг придумал такое? Этого мы никогда не узнаем, но не подлежит сомнению: именно он убедил Norstedts напечатать роман доселе неизвестного писателя и первым начал раскрутку книги после его смерти.

Страсть к глобальным проектам у Ашберга-младшего сидела в генах. Его дедушка – шведский банкир еврейского происхождения Улоф Ашберг - в 1918-1924 годах являлся довереннейшим деловым партнером Советской России. Ашберг-старший стал одним из основателей Российского коммерческого банка (ныне Внешэкономбанк), а также посредником между большевиками и зарубежными банкирскими домами – прежде всего Морганов и Валленбергов. Именно через него и привлечённых им финансистов шла распродажа золотого запаса Российской Империи, на который приобреталось необходимое для выживание республики, а иногда и покупались мирные договоры с отколовшимися от распавшейся державы национальными окраинами. Сотрудничество с людьми, призывавшими к мировой революции и уничтожению власти капитала, не представляло тогда ничего из ряда вон выходящего. Очень многие финансовые тузы поддерживали большевиков, видя в мировом коммунистическом движении мощное орудие хаоса и сокрушения конкурентов, которое потом предполагалось отбросить за ненадобностью. Впоследствии, хозяева Кремля не оправдали надежд партнеров, начав не без успеха возводить собственную империю, потому подлежали зачистке, а их задачи переданы исламским фундаменталистам.

Обиженный на кинувших деда партнёров Ашберг-внук уже в 16 лет пикетировал советское посольство, протестуя против ввода войск в Чехословакию. Сейчас он успешно выдаивает из родного государства и частных спонсоров миллионы крон на разоблачение зверств русских оккупантов против свободолюбивых чеченцев и других кавказских народов. С подачи энергичного потомка большевистского банкира Шведское агентство международного развития (SIDA) финансирует «первый кавказский независимый журнал» «Дош» («Слово»).

При власти Масхадова и Басаева редактор «Доша» Исрапил Шовхалов работал на телевидении Чечни, затем трудился помощником депутата Государственной Думы от «Яблока», а сейчас отстаивает права обвиняемой в убийстве российских журналистов военнослужащей украинского карательного батальона «Айдар» Надежды Савченко. И явно не без папиного совета в украшенном портретом покойной пиарщицы чеченских террористов Анны Политковской издании стажировалась самая младшая представительница клана Элис Ашберг.

Ожидается, что в грядущем развитии событий на Кавказе «Дош» и другие подобные медиа-проекты сыграют особую роль. Не менее важную, чем «Правда» в большевистской революции, Völkischer Beobachter в приходе к власти Гитлера и «Огонёк» с «Московскими Новостями» в советской перестройке, но пока работа на территории России для Ашберга второстепенна. Куда более активно его структуры разоблачают происки призраков скандинавского фашизма, всячески пропагандируют заселение Швеции африканцами, азиатами и арабами, а также и усиливают сотрудничество с выходцами из мусульманских стран, включая и подозреваемых в связях с террористами. Особо отличился крёстный отец «Миллениума» в ходе шумной кампании в защиту депутата парламента с характерным шведским именем Абдирисак Аден от обвинений в связи с Бен Ладеном. После вмешательства официального Стокгольма полиция прекратила расследование, и все обвинения с уважаемого Абдирисака были сняты.

В ответ сомалиец Аден обещал всячески способствовать росту благосостояния шведских африканцев и арабов, каждый из которых уже через три года после эмиграции имеет право участвовать в выборах. «Швеция – наш общий дом, – обратился к разноцветному электорату чернокожий социал-демократ. – И мы разочарованы тем, что наше место в этом доме – гараж».

«Гараж» с каждым днем становится все уютнее, а его обитатели – все многочисленней и нахрапистей. Кое-где шведы уже стали меньшинством. Уже к началу 2004 года в одном из районов города Мальме – Русенгорде - из 21 526 жителей их оказалось меньше 3,5 тысяч. Зато косовских албанцев, боснийцев, иракцев и выходцев из других стран с преобладанием ислама там проживало свыше 13 тысяч. При этом более 60% трудоспособного населения сидит на пособии по безработице, а местная молодежь регулярно развлекается поджогами и погромами. Хотя бы по одному обвинительному приговору имеют 12% «новых шведов», а общий уровень преступности в их среде почти втрое выше, чем среди аборигенов, хотя многие преступления вообще не попадают в статистику.

Всего в Швеции сейчас находится свыше 1 миллиона натурализовавшихся мигрантов, гастарбайтеров и беженцев из стран Африки и Азии, 163 тысячи из которых прибыли в 2015 году. Мигрантов из Европы и США более 600 тысяч, часть которых составляют боснийские мусульмане и албанцы. Из 10 миллионов человек, находящихся на территории страны, более 20% родились за границей или от двух родителей-иностранцев.

Этнический состав Швеции необратимо меняется и проект «Миллениум» способствует как этим переменам, так и реализации тесно связанных с ними новейших глобалистских идей. Например, изложенных бывшим советником президента Франции, главой Европейского банка реконструкции и развития Жаком Аттали, основная теоретическая работа которого «Линии горизонта» по странному совпадению в переводе на английский называется так же, как и трилогия Ларссона. Мсье Аттали воспевает грядущую власть «новых кочевников», оторванных от пережитков прошлого, типа семьи, дома и государства, и легким нажатием кнопки управляющих финансовыми потоками в электронной канализации. Именно к идеалу такого высшего существа приближается носящаяся по всему миру и обчищающая счета своих врагов через интернет Лисбет Саландер. Для обеспечения безраздельной власти «новых кочевников» упомянутые выше пережитки прошлого должны быть сведены к минимуму, а белому обывателю следует раствориться в мигрантском море, подобно кусочкам льда и сахара в стакане горячего чая. После чего напиток должен лишиться исламской горечи, превратившись в нечто тепловато- сладковатое, равно чуждое всем традициям, религиям и культурам. Есть мнение, что именно так будет выглядеть христианский мир перед Страшным судом, но до него ещё далеко. Пока же Ашберг, Лагеркранц и стоящие за ними хозяева мира сего запугивают Карлсона который живёт на крыше, его друга Малыша с родителями и примкнувшую к ним фрекен Бок кровавой русской мафией. На фоне монстров из России прибывшие из южных стран наркоторговцы, насильники и убийцы должны казались этим простодушным стокгольмцам сущими ангелами и безропотно содержаться за их счёт.

Юрий Нерсесов

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Толерантность
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
29.6.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. С присоединением Крыма РВИО особенно охотно рожает монстров в области его истории. От больших и вонючих, как фильм Первого канала «Нулевая мировая война», который я разбирал два года назад. До маленьких и бесцветных, типа статьи «Балаклавская битва», опубликованной на сайте РВИО в нынешнем году. Переврано в ней всё возможное, причём по-разному.

26.6.2020 Сергей Лебедев
Apocalypse now. Что ж, в истории уже были примеры вырождения и гибели в результате гедонизма целых цивилизаций. Можно вспомнить классический пример Римской империи, В конце концов Римская цивилизация была сметена нашествием варваров, американской сильно везёт, что рядом с ней сильных варварских государств нет, но горит она всё равно красиво. Goodbye America, O!

23.6.2020 Юрий Нерсесов
Щупальца олигархии. О дружбе либерального вице-премьера и любителя шахмат Аркадия Дворковича с православно-консервативным министром сельского хозяйства и покровителем казачества Александром Ткачёвым россияне узнали уже после их отставки. Караоке с «Ах судьба моя, судьба!» Надежды Кадышевой в бизнес-джете вышло чрезвычайно задушевное. Но не придётся ли певцам исполнить «Таганку» или «Владимирский централ» в куда менее комфортном месте?

22.6.2020 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. Типа патриотических чучелок из "Единой России" продемонстрировали западной публике в качестве злобных империалистов и фашистов. Затем показали, что для Путина в отличие от подобного зверья осуждение «секретных протоколов» сомнению не подлежит. И напомнили: только действующий президент может держать дрессированных мишек на коротком поводке и загонять пинком в конуру.

15.6.2020 Юрий Нерсесов
Война и мир. Сверхдержавы будут делить мир, пока существует человечество. Независимо от того, кто эти сверхдержавы возглавляет: благословлённые церковью монархи, революционные диктаторы или демократически избранные премьеры. Если же вашу страну призывают покаяться в чудовищном преступлении, значит, делить на сферы готовятся её саму.

15.6.2020 Андрей Дмитриев
Эхо истории. Столичная подземка стала одним из ключевых проектов сталинской эпохи, а спустя десятилетия - и московской мэрии, которая в минувшем году получила контроль над основным пакетом акций АО «Мосметрострой». Разберемся на данном примере в разнице подходов и приоритетов сталинских выдвиженцев и путинских "эффективных менеджеров".

11.6.2020 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Шугалею сильно повезло, что создатели фильма о нём не столь талантливы, как адвокат из рассказа Тэффи. В противном случае узника, скорее всего, запытали бы до смерти, пытаясь выяснить, где находятся мифические атомные бомбы семьи Каддафи.

29.5.2020 Юрий Нерсесов
Властители дум. Главред журнала «Дилетант» Виталий Дымарский, редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов и их команда не пропадут, даже если «Газпром» отлучит их от своей щедрой груди. Хорошие моэли, то есть специалисты по обрезанию, в российских синагогах на вес золота. Православно-монархический канал «Царьград-ТВ» Константина Малофеева вроде бы идейно далёк от них, но действует точно так же.

22.5.2020 Юрий Нерсесов
Реваншизм. Считая президента Азербайджана Ильхана Алиева виновником скандала вокруг памятника организатору Армянского легиона вермахта Гарегину Тер-Арутюняну (Нжде), премьер-министр Армении Никол Пашинян решил отомстить. То есть выставить недобитым гитлеровцем перед западными друзьями самого Алиева.

17.5.2020 Андрей Дмитриев
Наш дядя Саша. Глядя на поведение Александра Беглова, да и федеральных властей, возникает ощущение, что они заразились новым недугом на почве коронавируса. При котором желание всё контролировать почему-то смешивается с частичной потерей памяти, а поспешные отчёты об успехах никак не стыкуются с жёсткой реальностью жизни в условиях эпидемии.