АПН
Загрузка...
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Суббота, 14 декабря 2019 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Пугало для Карлсонов
2016-02-02 Юрий Нерсесов
Пугало для Карлсонов
Отвлекая население Швеции от захлёстывающего её потока мигрантов, подельники внука доверенного банкира Ленина стращают соотечественников русской мафией

Убийства, изнасилования и грабежи, совершаемые в Швеции беженцами из африканских и арабских стран, вызвали своеобразную реакцию со стороны властей. Министерство внутренних дел запретило пресс- службам полицейских отделений разглашать какую-либо информацию о преступности среди «понаехавших», а председатель парламентского комитета по обороне Алан Видман предупредил о грядущем через несколько лет русском вторжении.

Поверят ли в подобный бред шведы? Как обеспечить их толерантное отношение к арабам с неграми, но одновременно заставить до смерти бояться русских? Разумеется, должным образом промыть мозги и не так, как в соседней Норвегии. Там сериал «Оккупированные» получился не только нудным, но и сомнительным с точки зрения идеологии: согласно сценарию самого популярного детективщика страны Ю Нёсбе, русские оккупируют Норвегию по просьбе Евросоюза.

Шведы подошли к вопросу куда серьёзнее, что видно по их самому масштабному проекту, начатому детективной трилогией «Миллениум». Опубликовав о нём пять лет назад, краткую рецензию, я и представить не мог, что вырастет из трёх пачек компьютерных распечаток, принесённых в издательство Norstedts редактором мелкого троцкистского журнальчика Fjärde internationalen Стигом Ларссоном.

Посмертный триумф неудачника

До появления в Norstedts Ларссон имел стойкую репутацию отменного лгуна, который проваливал всё, за что брался. Редактируемый им Fjärde internationalen остался на дальних задворках шведской политики, а журналы для любителей фантастики большинство этих любителей вообще не заметили. В конце концов главному работодателю Ларссона – информационному агентству Tidningarnas Telegrambyrå - надоело, что их графический дизайнер занимается всем, чем угодно, кроме основной работы, и ему ненавязчиво предложили уволиться. Стиг ушел и в последние годы жизни издавал малотиражный журнальчик Expo, посвященный борьбе с таким же мелкотравчатым шведским фашизмом. И ещё травил всем желающим слушать бесконечные байки в стиле незабвенного барона Мюнхаузена.

По словам редактора Expo, еще его дедушка был такой крутой антифашист, что шведские власти во время Второй мировой войны, чтобы не раздражать Гитлера, посадили его в концлагерь. Сам Ларссон ездил в Эритрею учить стрельбе из гранатомета воюющих с просоветским режимом Эфиопии амазонок женских партизанских отрядов и еле спасся от коммунистических карателей, но и в родной Швеции его подстерегала опасность. Неустанно разоблачаемые на страницах Expo фашистские боевики давно бы уже расправились с героем, но он успешно их обманывает, покидая свою квартиру исключительно через черный ход. Можно было бы написать в таком духе автобиографию, но правда о никогда не сидевшем дедушке и мифических отрядах чернокожих воительниц все равно выплыла бы наружу. Поэтому Ларссон решил облечь грезы о несостоявшейся жизни в художественную форму. На страницах его трилогии маргинальный журнальчик Expo превратился во влиятельный «Миллениум», сокрушавший репутации не каких-то мелких нациков, а могущественных чиновников и олигархов. Редактор «Миллениума» и alter ego автора Микаэль Блумквист, в отличие от прототипа, не сбежал с места изнасилования тремя подонками 15-летней девочки по имени Лисбет. Наоборот: он спас от реакционных ветеранов шведской госбезопасности, продажных психиатров и нациствующих уголовников гениальную бисексуальную хакершу Лисбет Саландер. Враги отважного антифашиста не только угрожают ему, но и всерьёз пытаются прикончить…

В пошлой реальности Ларссона прикончили сигареты, которых он выкуривал по две пачки в день и смерть как раз перед выходом первой части трилогии - романа «Девушка с татуировкой дракона». Но даже с учётом этой крайне своевременной с точки зрения рекламы проекта кончины его успех превзошёл все ожидания. И если у киношников и были сомнения, то вскоре жизнь опровергла их. За десять лет с момента выхода первого издания общий тираж творений Ларссона составил 75 миллионов. Ещё большим тиражом — 80 миллионов - вышла четвёртая книга, написанная шведским литератором, также бывшим левацким журналистом Давидом Лагеркранцем. Экранизация трилогии дала свыше 200 миллионов долларов сборов при довольно скромном бюджете в 25 миллионов, а созданный на её основе телесериал имел чрезвычайно впечатляющий рейтинг.

Американская экранизация первого романа заработала 233,6 миллионов долларов и это не считая доходов от продакс-плейсмента. Мало какой фильм последних десятилетий может похвастаться таким количеством известных компаний, продукция которых ненавязчиво торчит из каждого кадра с постоянными наездами операторской камеры на торговую марку (особое внимание уделяется компьютерам Apple).

Проект продолжает раскручиваться в самых неожиданных направлениях. На основе романов выпускаются комиксы. Книги, посвященные творчеству Ларссона, воспоминания его вдовы и знакомых выходят в десятках издательств. Один из крупнейших шведских производителей одежды Hennes & Mauritz представил посвященную картине коллекцию моделей. Музей истории Стокгольма организовал специальную экскурсию по местам, связанным с писателем и его героями... Всё это приносит большие деньги и одновременно внедряет в головы потребителей необходимую идеологию.

Проклятая русская кровь

Левые взгляды шведского детектива Пера Вале и Май Шевалль Ларссон подверг радикальной ревизии. У него куда чаще встречаются позитивные персонажи среди крупных бизнесменов, буржуазных политиков и высших полицейских чинов, зато непримиримо отвергаются традиционные семейные добродетели. У положительных персонажей Вале и Шевалль не редкость гетеросексуальный роман вне брака, но и только. Правильные герои «Миллениума» как правило - геи, лесбиянки, бисексуалы, состоят в шведских семьях или в крайнем случае регулярно меняют партнёров.

Благопристойные мужья частенько оказываются преступниками и нацистами, но только в том случае, если это шведы, женатые на соотечественницах. Браки с лицами еврейского, китайского и австралийского происхождения, напротив, исключительно удачны. В национальном вопросе Ларссон столь же прогрессивен и читательский взгляд постоянно наталкивается на позитивных представителей самого пестрого происхождения. Польский иудей инспектор Ян Бублански. Курдский беженец Идрис Хиди и покровительствующие ему соплеменники – редактор антирасистского журнала Курдо Бакси со своим дядей Махмутом. Владелец уютного кабачка боснийский мусульманин Самир. Ну и, конечно, хозяин частной охранной фирмы Драган Арманский, отец которого – армянский еврей из Белоруссии, а мать – боснийская мусульманка с греческими корнями.

Осуждая советский тоталитаризм, автор остается верным продолжателем традиций пламенного большевика – шолоховского Макара Нагульнова, мечтающего о времени, когда все расы исчезнут, а люди на планете останутся только «приятно смуглявенькие». Лишь относительно двух народов его терпимость дает сбой. Появляющиеся в конце третьего романа сербские братья Николичи – наемные убийцы, зверствовавшие в отряде знаменитого полевого командира Югославской войны Желько Ражнятовича (Аркана). Хуже них только главный русский персонаж (с украинской фамилией, но русских и украинцев автор не различает) – сбежавший в Швецию советский шпион, генетический преступник и садист Александр Салашенко. Женившись на шведке, Салашенко так нещадно лупил бедняжку, что она тронулась умом, а оплодотворенная им немка породила огромного, свирепого, не чувствующего боли монстра. И лишь нелюбимая дочка Салашенко – она же отважная Лисбет – находит в себе силы преодолеть дурную кровь папаши, облить его бензином, поджечь, узнав, что тот выжил, рубануть топором по черепу, после чего разобраться с чудовищным братцем.

Только такие русские достойны жизни в толерантной Европе, но их слишком мало! Поэтому следует не покладая рук бороться с русско-сербской угрозой и наводить политкорректность в самой Сербии с помощью гуманитарных бомбёжек. Зато выходцев из мусульманских стран наоборот следует усиленно расселять по европейским просторам. Именно это пропагандировал на страницах Expo Ларссон. Того же мнения придерживались реально существующие герои трилогии – редактор впоследствии влившегося в Expo журнала Svartvitt Курдо Бакси со своим ныне покойным дядюшкой Махмудом. Строго по проложенным рельсам движется и продолжатель трилогии — Давид Лагеркранц.

С первых же страниц прогрессивный журналист Блумквист возмущается: «В риксдаге сидит партия с откровенно неприязненным отношением к иностранцам. Растет нетерпимость. Фашизм укрепил свои позиции». Даже в концерне «Вангер», очищенном от нациков ещё в первом томе, «старые расисты и ретрограды» возмущённые попыткой введения в правления сына раввина устроили «почти государственный переворот». Зато в Службе государственной безопасности (SÄPO) дела налаживаются и прогрессивная гэбешница очень огорчена непониманием своих подруг. Те считают, что её коллеги «гоняются за курдами и арабами», а на самом деле «после проведенных чисток» в SÄPO всё стало совсем по-другому. Неплохие ребята, при ближайшем рассмотрении работают и в Агентстве Национальной безопасности США. Только один паршивый козёл сотрудничает «с печально известным депутатом русской Думы Иваном Грибановым» и другими негодяями из российского парламента, но его конечно выводят на чистую воду.

Радуют персонажи и личной жизнью. Суперхакерша Саландер крутит роман с девушкой по имени Джамиля Ачебе. Талантливый учёный Франс Бальдер разводится с женой и подкатывает к высокоинтеллектуальной хозяйке ресторана Фарах Шариф. Его бывшая жена вышла замуж за этнического шведа, но тот естественно оказался пьяной свиньёй да ещё и руки распускает... Бьёт ли жену зловещий депутат Грибанов неизвестно, но в его отсутствие женщин и детей терроризируют члены русской криминальной группировки «Паук». Некоторые из них не только убивают и зверствуют, но и воруют передовые западные технологии. И добро бы для арабских шейхов или африканских вождей: предводительница банды, она же родная сестра Саландер, замыслила продать их в Россию. В отличие от Лисбет коварная красотка не смогла преодолеть дурную отцовскую кровь и в конце второй трилогии её ждёт заслуженная наказание. Зато дочь одного из мафиози девушка Ольга нашла в себе силы проклясть отца и ушла работать в организацию «Врачи без границ», чтобы всей жизнью искупить зло, принесённое миру её отвратительной нацией.

Семейные традиции Ашбергов

Кто сконструировал столь замечательную и самоокупаемую мозгомойку? Имя им легион, но человек, заложивший её, известен. Есть предположение, что именно он подсказал автору «Миллениума» гениальный психологический ход: сделать главных героев похожими на повзрослевших Калле Сыщика и Пеппи Длинный Чулок из детских книг прославленной соотечественницы Астрид Линдгрен. Читатель поневоле с ностальгией вспоминает школьные годы и через образы проказников доброй бабушки Астрид проникается доверием к её литературному внучку и к его идеям.

Действительно ли именно телеведущий и продюсер Роберт Ашберг придумал такое? Этого мы никогда не узнаем, но не подлежит сомнению: именно он убедил Norstedts напечатать роман доселе неизвестного писателя и первым начал раскрутку книги после его смерти.

Страсть к глобальным проектам у Ашберга-младшего сидела в генах. Его дедушка – шведский банкир еврейского происхождения Улоф Ашберг - в 1918-1924 годах являлся довереннейшим деловым партнером Советской России. Ашберг-старший стал одним из основателей Российского коммерческого банка (ныне Внешэкономбанк), а также посредником между большевиками и зарубежными банкирскими домами – прежде всего Морганов и Валленбергов. Именно через него и привлечённых им финансистов шла распродажа золотого запаса Российской Империи, на который приобреталось необходимое для выживание республики, а иногда и покупались мирные договоры с отколовшимися от распавшейся державы национальными окраинами. Сотрудничество с людьми, призывавшими к мировой революции и уничтожению власти капитала, не представляло тогда ничего из ряда вон выходящего. Очень многие финансовые тузы поддерживали большевиков, видя в мировом коммунистическом движении мощное орудие хаоса и сокрушения конкурентов, которое потом предполагалось отбросить за ненадобностью. Впоследствии, хозяева Кремля не оправдали надежд партнеров, начав не без успеха возводить собственную империю, потому подлежали зачистке, а их задачи переданы исламским фундаменталистам.

Обиженный на кинувших деда партнёров Ашберг-внук уже в 16 лет пикетировал советское посольство, протестуя против ввода войск в Чехословакию. Сейчас он успешно выдаивает из родного государства и частных спонсоров миллионы крон на разоблачение зверств русских оккупантов против свободолюбивых чеченцев и других кавказских народов. С подачи энергичного потомка большевистского банкира Шведское агентство международного развития (SIDA) финансирует «первый кавказский независимый журнал» «Дош» («Слово»).

При власти Масхадова и Басаева редактор «Доша» Исрапил Шовхалов работал на телевидении Чечни, затем трудился помощником депутата Государственной Думы от «Яблока», а сейчас отстаивает права обвиняемой в убийстве российских журналистов военнослужащей украинского карательного батальона «Айдар» Надежды Савченко. И явно не без папиного совета в украшенном портретом покойной пиарщицы чеченских террористов Анны Политковской издании стажировалась самая младшая представительница клана Элис Ашберг.

Ожидается, что в грядущем развитии событий на Кавказе «Дош» и другие подобные медиа-проекты сыграют особую роль. Не менее важную, чем «Правда» в большевистской революции, Völkischer Beobachter в приходе к власти Гитлера и «Огонёк» с «Московскими Новостями» в советской перестройке, но пока работа на территории России для Ашберга второстепенна. Куда более активно его структуры разоблачают происки призраков скандинавского фашизма, всячески пропагандируют заселение Швеции африканцами, азиатами и арабами, а также и усиливают сотрудничество с выходцами из мусульманских стран, включая и подозреваемых в связях с террористами. Особо отличился крёстный отец «Миллениума» в ходе шумной кампании в защиту депутата парламента с характерным шведским именем Абдирисак Аден от обвинений в связи с Бен Ладеном. После вмешательства официального Стокгольма полиция прекратила расследование, и все обвинения с уважаемого Абдирисака были сняты.

В ответ сомалиец Аден обещал всячески способствовать росту благосостояния шведских африканцев и арабов, каждый из которых уже через три года после эмиграции имеет право участвовать в выборах. «Швеция – наш общий дом, – обратился к разноцветному электорату чернокожий социал-демократ. – И мы разочарованы тем, что наше место в этом доме – гараж».

«Гараж» с каждым днем становится все уютнее, а его обитатели – все многочисленней и нахрапистей. Кое-где шведы уже стали меньшинством. Уже к началу 2004 года в одном из районов города Мальме – Русенгорде - из 21 526 жителей их оказалось меньше 3,5 тысяч. Зато косовских албанцев, боснийцев, иракцев и выходцев из других стран с преобладанием ислама там проживало свыше 13 тысяч. При этом более 60% трудоспособного населения сидит на пособии по безработице, а местная молодежь регулярно развлекается поджогами и погромами. Хотя бы по одному обвинительному приговору имеют 12% «новых шведов», а общий уровень преступности в их среде почти втрое выше, чем среди аборигенов, хотя многие преступления вообще не попадают в статистику.

Всего в Швеции сейчас находится свыше 1 миллиона натурализовавшихся мигрантов, гастарбайтеров и беженцев из стран Африки и Азии, 163 тысячи из которых прибыли в 2015 году. Мигрантов из Европы и США более 600 тысяч, часть которых составляют боснийские мусульмане и албанцы. Из 10 миллионов человек, находящихся на территории страны, более 20% родились за границей или от двух родителей-иностранцев.

Этнический состав Швеции необратимо меняется и проект «Миллениум» способствует как этим переменам, так и реализации тесно связанных с ними новейших глобалистских идей. Например, изложенных бывшим советником президента Франции, главой Европейского банка реконструкции и развития Жаком Аттали, основная теоретическая работа которого «Линии горизонта» по странному совпадению в переводе на английский называется так же, как и трилогия Ларссона. Мсье Аттали воспевает грядущую власть «новых кочевников», оторванных от пережитков прошлого, типа семьи, дома и государства, и легким нажатием кнопки управляющих финансовыми потоками в электронной канализации. Именно к идеалу такого высшего существа приближается носящаяся по всему миру и обчищающая счета своих врагов через интернет Лисбет Саландер. Для обеспечения безраздельной власти «новых кочевников» упомянутые выше пережитки прошлого должны быть сведены к минимуму, а белому обывателю следует раствориться в мигрантском море, подобно кусочкам льда и сахара в стакане горячего чая. После чего напиток должен лишиться исламской горечи, превратившись в нечто тепловато- сладковатое, равно чуждое всем традициям, религиям и культурам. Есть мнение, что именно так будет выглядеть христианский мир перед Страшным судом, но до него ещё далеко. Пока же Ашберг, Лагеркранц и стоящие за ними хозяева мира сего запугивают Карлсона который живёт на крыше, его друга Малыша с родителями и примкнувшую к ним фрекен Бок кровавой русской мафией. На фоне монстров из России прибывшие из южных стран наркоторговцы, насильники и убийцы должны казались этим простодушным стокгольмцам сущими ангелами и безропотно содержаться за их счёт.

Юрий Нерсесов

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Толерантность
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
2.12.2019 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Судя по картинам «Иерей-Сан» и «Соловей-Разбойник», режиссёр фильма «Аванпост» Егор Баранов мог выдать куда более яркий продукт. Однако продюсер лент про японского православного батюшку и романтического бандита Иван Охлобыстин на сей раз с ним рядом не стоял. И второй боевик о зловредных космических агрессорах наступил ровно на те же грабли, что и первый.

29.11.2019 Андрей Дмитриев
Протест. Под новогоднюю елку от Беглова горожане получат сразу два подарка – стремительное повышение цены на проезд в общественном транспорте и удвоение платы за капитальный ремонт. И всё это на фоне продолжающегося падения доходов жителей Северной столицы. А что же уличные акции?

21.11.2019 Юрий Нерсесов
Их нравы. Как верноподданный несравненной вертикали власти и обожаемого президента, я полностью поддерживаю столь мудрую политику. Только считаю необходимым окончательно ввести её в рамки закона. Госслужащие, начиная с действительного государственного советника 3-го класса, должны получить лицензию на секс с малолетками без ограничений. Трудовым мигрантам следует разрешить его после письменного обязательства жениться и произвести не менее троих детей.

14.11.2019 Марианна Максимова
Политический портрет. Вне правительства у «реформатора» нашлось свободное время, и он стал учить русский народ думать. Считая себя крупным специалистом в истории, Кох надиктовал книгу «Ящик водки». А потом разразился новым историческим текстом - интервью с советским лидером Иосифом Сталиным. Сейчас интервью с товарищем Сталиным исполняется 10 лет, и к юбилею его стоит разобрать.

1.11.2019 Александр Раймонди
Интервью. Двое каких-то леваков стали приставать к людям на Шиесе с вопросом «чей Крым?» И, услышав ответ «Наш», стали клеймить обитателей лагеря «ватниками», а когда их выгнали, стали писать в сети, что там сидят «путиноиды». Причём сами они ничего не делали, по хозяйству не помогали. А голый пиар там никому не нужен.

30.10.2019 Юрий Нерсесов
Политический портрет. Проект патриотической партии православных путиноидов на базе общества «Двуглавый Орёл» и Союза добровольцев Донбасса забуксовал, не успев начаться. И не то чтобы её грядущие главари недостаточно пресмыкаются перед любимым вождём - тут как раз претензий нет. Но что толку в безудержном холуяже, если услужливый лакей неуклюж и туп?

18.10.2019 Андрей Дмитриев
Правильные выборы. Выборы в МСУ привели к обновлению, омоложению, большей оппозиционности депутатского корпуса и породили необычные конфликты. Самые курьёзные сюжеты – цугцванг с невозможностью избрать глав в «Смольнинском» и «Невском округе», купчинские разборки в «Партии Роста», гей-скандал в «Литейном округе».

16.10.2019 Юрий Нерсесов
Реваншизм. Вместо убранной со Шпалерной улицы мемориальной доски главнокомандующего финской армией и участника блокады Ленинграда маршала Карла Маннергейма, в нашем городе может появиться целый музей. Хочу предложить для него экспонаты, которые отсутствуют в музее Маннергейма в Хельсинки, но без сомнения достойны внимания посетителей.

11.10.2019 От редакции
Новороссия. В последние недели много говорят об урегулировании в Донбассе в соответствии с формулой Штайнмайера. "АПН Северо-Запад" решило поинтересоваться мнением известных людей, защищающих Новороссию с оружием в руках и занимающих при этом независимую от властей ЛДНР политическую позицию.

10.10.2019 Дарья Митина
Интервью. Один из организаторов Форума Сергей Брилёв начал задавать кубинцам вопросы в духе, а не хватит ли вам гнаться за социалистическими революционными мантрами, мол, СССР уже нет, покупайте джинсы, живите как нормальная страна. Ответил ему профессор из Гаваны: "Мы живы благодаря революции и тому, что она сделала для людей".