АПН
Загрузка...
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Суббота, 25 января 2020 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
За кулисами французской цензуры
2016-02-05 Александр Сивов
За кулисами французской цензуры
Каким образом на крупнейший телеканал страны попал антимайдаунский фильм?

По крупнейшему частному телевизионному каналу Франции Канал+ (Canal+) показали фильм «Маски революции» об украинских фашистах, их роли в киевском майдане и погроме в Одессе 2 мая 2014 г. Протест украинских властей против его будущей трансляции во Франции – в не самое удобное время – только добавил ему зрителей. Теперь его собираются ещё и повторить 8 февраля. Я, как франкоязычный, смотрел его в оригинале.

Фильм получился достаточно мягкий и снисходительный по отношению к киевскому режиму. Касательно событий в Одессе, в частности, ни словом не было упомянуто, что большинство «правосеков» было перевезено в город украинским руководством из других городов. Или что подавляющее большинство жертв в Доме профсоюзов погибли не от дыма, а были зарублены топорами – преднамеренные убийства таким образом предстали как непреднамеренные. Не было упомянуто про то, что, согласно циркулирующей в кругах одесского Сопротивления информации, порядка 60-70 наиболее изуродованных топорами трупов были тайно кремированы СБУ, и жертвы сегодня фигурируют как «без вести пропавшие». Но спасибо и на таком освещении событий, пусть даже урезанном и куцем. И это лучше, чем то, что ранее крутили по французским каналам.

Но более интересно сегодня другое: как такой фильм смог пробиться сквозь джунгли французской цензуры? Что это может значить? Чья «длинная мохнатая рука» дала добро французскому Канал+ так резко сменить освещение событий на Украине?

Сказки про «свободу» на французских СМИ оставим для наивных российских простачков. Я, как франкоязычный журналист, иногда и пишущий и для их СМИ, лучше, чем кто-либо, в курсе реалий французской цензуры. Официальных, но чаще негласных запретов на освещение тех или иных тем во Франции всегда было множество. Экскурс в историю.

История побоища, которое организовали в 1871 году «версальцы» над участниками Парижской коммуны, для кого-то лишь информация из школьных учебников. Но для меня она – семейная история, передаваемая из поколения в поколение, мне её пересказывала моя франкоязычная бабушка в том виде, в каком она её слышала в семье, истоки её рассказа – от очевидцев. Я с раннего детства знал от неё, как в Париже во время блокады Коммуны ели крыс, про последовавшую затем бойню и «Стену коммунаров» на кладбище Пер-Ляшез.

Общую цифру расстрелянных коммунаров в течение одной недели тогдашние историки чётко определили в тридцать тысяч, из них на баррикадах погибло едва ли более трех - пяти тысяч. Остальные расстрелянные - пленные и схваченные по доносам.

Но всякий, кто бывал в Париже, знает, что эта тема отсутствует в туристских маршрутах и путеводителях. «Стену коммунаров» туристам не показывают никогда. Говоря о парке Монсо, туристские путеводители всегда упоминают о его красивых резных решетках, скульптурах, «Наумахие» и имитации египетской пирамиды, но вовсе не о том, что этот парк после разгрома Коммуны стал местом массовых казней. Тридцать тысяч казнённых после Коммуны парижан упоминаются куда реже, чем гильотинированные во время революции Людовик XVIII и его жена, Мария Антуанетта. Французские историки уже полтора столетия стараются замолчать те события и преуменьшить число жертв – согласно ревизионистскому историческому обзору в последнем номере журнала Экспресс, их было лишь от 6 до 10 тысяч.

О французской цензуре про войну за освобождение Алжира я узнал, будучи студентом 4-го курса. В одесском Интерклубе, специально созданном для прибывающих в Одессу иностранных моряков, я впервые в своей жизни заговорил с французами о политике. С чего начинал тогда каждый француз, прибывший тогда в СССР? Со стандартного: «Сталин, Сталин, миллионы и миллионы жертв Сталина…».

Я тогда был молодой и глупый, и полагал, что я имею право ответить французам в том же ключе. У нас на курсе учились алжирцы, от которых знал настоящую правду о войне в Алжире, весьма обтекаемо и осторожно упоминаемую в поздний этап СССР в официальных СМИ. Я знал, что если Вьетнамская войны, которую вели американцы, была лишь войной с многочисленными «побочными жертвами», то Алжирская война была просто бойней. Я хорошо знал, что французы – в отличие от американцев – традиционно рассматривали тамошних жителей не как людей, а как «бесхвостых обезьян». И я, по глубокой наивности своей, начал спор с фразы: «А у вас в Алжире из семи миллионов арабского населения было истреблено полтора миллиона…».

Что тут началось! Я до сих пор помню эти вытаращенные глаза и звериную ненависть в мой адрес. У меня были потом неприятности с руководством Интерклуба: «ну, нельзя с ними так говорить…» Им можно, а нам нельзя? Это эпизод меня многому научил как по отношению к цензуре на Западе, так и пресмыкательству перед ним со стороны наших властей.

Кстати, итальянский фильм «Битва за Алжир» (1966) – множество премий, включая Оскар – был во Франции официально запрещён.

С годами цензура по отношению к алжирской войне несколько смягчилась, и с 1999 года во французской историографии разрешено называть её уже «войной», а не «событиями», как раньше. Но и сегодня по французскому телевидению не показывают фильмы об этой войне с другой – алжирской – стороны. Цензура. Число жертв алжирской войны, вопреки историческим свидетельствам, сильно занижается, как и в случае Парижской коммуны. Тот же Экспресс сегодня пишет лишь о 300-400 тысячах убитых. Про массовые пытки в Алжире писать уже можно, но особо вопиющие вещи, вроде отрезания голов арабам во время бойни в Сетифе в мае 1945 г., стыдливо умалчиваются. То же - о выполнении французской армией, по приказу командования, поголовного изнасилования женщин в охваченных восстанием сёлах как карательной меры мужьям и братьям, ушедшим в партизаны.

Жесточайшая цензура имела в место и во время войны НАТО во имя расчленения Югославии. То же - во время войны 2003 года против Ирака, в которой Франция напрямую не была замешана. То же - во время войны, развязанной Францией против Ливии и Каддафи. У меня стоит спутниковое телевидение с пиратской декодировкой (шарингом) французских закрытых каналов, и по поводу «железного занавеса» французской цензуры я знаю не понаслышке.

Во время Ливийской войны Франция сумела чрезвычайно эффективно контролировать даже публикации в Интернете. Одним из важных источников информации от сторонников Каддафи тогда был блогер Аллен Жюль, который внезапно стал знаменит, а его блог стал, вследствие этого, феноменально посещаемым. Я встречался с ним в Париже, и о методах запугивания слышал и от него лично. Среди прочего, он отказался быть мною сфотографированным – боялся. Сейчас ему, вроде, полегчало. Каддафи давно уже мёртв…

Так что стоит за трансляцией «Масок революции»? Это можно понять между строк.

Во-первых, фильм создали как откровенно антиамериканский. Настолько антиамериканский, насколько это вообще возможно во Франции. Косвенно бичующий американское влияние в Европе на фоне их вмешательства в события на Украине.

Во-вторых, он выражает позицию влиятельных кругов Евросоюза, не желающих дальнейшего его расширения – никаких Марокко, Турции, Украины и прочих. «Нам бы суметь справиться с нынешними проблемами в ЕС, в его современном виде, а тут ещё всякие к нам лезут…».

Александр Сивов

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Электронная власть
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
22.1.2020 Юрий Нерсесов
Развод по-русски. Едва президент заклеймил Польшу за сговор с нацистской Германией, как товарищи учёные оформили специальную таблицу с завлекательным названием «Рейтинг предательства». Где предложили оценить страны Европы по доле личного состава воинских формирований на стороне Гитлера. Овчинка, однако, оказалась жульнической, причем совершенно без какой-либо необходимости.

20.1.2020 Сергей Лебедев
Эхо истории. Польша отмечала как праздник начало Второй мировой войны, но не отмечает юбилей освобождения свой столицы и не будет отмечать день Победы 9 мая. Недаром экс-кандидат в президенты от партии «Национальное движение» Мариан Ковальский сказал: «Этих торжеств вообще не должно быть. Полякам нечего праздновать. Польша проиграла Вторую мировую войну». Их право. Зато Россия не отмечает начало войн. Она отмечает их победное завершение.

18.1.2020 Андрей Дмитриев
Медведеведение. Вспомним, как скакнул вверх рейтинг Дмитрия Анатольевича после Пятидневной войны. Сейчас такого на горизонте не видно, да и, похоже, не рискует Кремль досаждать уважаемым западным партнёрам до такой степени, что даже народные республики Донбасса не признает. Но зато Медведев может дать приказ вдарить по очередным «бармалеям» хоть в Сирии, хоть в Ливии, хоть в ЦАР, и это будет воспринято на ура.

14.1.2020 Саид Гафуров
Интервью. США очень сильно облажались. Когда они узнали, что в результате удара погиб Сулеймани, то пришли в ужас, потому что ни в коем случае не хотели убивать политика такого уровня. Трамп почувствовал себя виноватым и в ходе шедших в закрытом режиме переговоров передал – «можете бомбить нашу базу, мы людей выведем, вам ничего не будет».

13.1.2020 Юрий Нерсесов
Эхо истории. Вы будете смеяться, но обнаружен очередной источник, откуда черпает информацию коллектив авторов, известный под псевдонимом Владимир Мединский. Сравнив подписанный тогда ещё скромным депутатом Госдумы от «Единой России» трактат «О русской угрозе и секретном плане Петра I» и не менее внушительный талмуд «Франция. Большой исторический путеводитель» некоего Аркадия Дельнова, я сразу заметил сходство отдельных фрагментов.

10.1.2020 Андрей Дмитриев
Петербург+Ленобласть. Беглов больше не пристает к детям и собачкам на улицах, анонсированные чистки и кадровые перестановки в целом обернулись пшиком, и сам он стал похож на вечно спящего Полтавченко. Более энергичный дядя Саша - Дрозденко - хочет баллотироваться в губернаторы 47-ого региона, но не факт, что имеет такое право по закону, а до кучи засветился с коллекцией роскошных часов.

7.1.2020 Владислав Шурыгин
Интервью. Были иллюзии, что можно договориться, сегодня ясно, что никто с нами договариваться не собирается. Ситуация 1935-36 годов перед Путиным стоит в полный рост. Он для себя мучительно ищет вопросы, кто же он в истории, и поэтому обращается к Сталину.

5.1.2020 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Актёрам пофиг - вот они и отрабатывают номер без всякого энтузиазма. Трудно сделать красиво, когда на тебя напяливают офицерский мундир и требуют изображать хипстера, бегущего на митинг Навального под несуразные для XIX века мелодии «Наутилуса» и «Мумий Тролля».

29.12.2019 Михаил Трофименков
Интервью. В своих представлениях о соотношении кино и реальности Сталин был гениальным продюсером и, прежде всего, гениальным зрителем, смотревшим кино глазами «простого» советского человека – не идеального, а ещё не свободного от простых человеческих слабостей. Например, облизнуться на ножки Любови Орловой или во вторую годовщину Победы сходить не на военную монументалку, а на милую «Золушку».

26.12.2019 Юрий Нерсесов
Политический зоосад. Конечно, некоторая разница между шимпанзе Майком, моим приятелем и господином Мантуровым, имеется. Первые поднялись из низов – один, используя канистры, второй, поигрывая золотой цепью. У министра биография иная: он прошёл во власть как потомственный советский аристократ.