АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Суббота, 26 мая 2018 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Уже в первые дни Евромайдана нелюбовь к России и русским многократно усилилась
2016-03-12 Аглая Топорова
Уже в первые дни Евромайдана нелюбовь к России и русским многократно усилилась

12 марта 2016 года в Санкт-Петербурге, в магазине "Фаренгейт" на улице Маяковского, 25, состоится презентация книги бывшего заместителя главного редактора газеты «КоммерсантЪ-Украина» Аглаи Топоровой "Украина трёх революций" "АПН Северо-Запад" пубикует отрывки из неё с любезного разрешения автора.

На 21 ноября подписание Украиной Соглашения об ассоциации с Евросоюзом на саммите ЕС в Вильнюсе было не просто под вопросом, а практически нереально. Настолько под вопросом, что примерно за неделю до исторического заявления премьера Азарова о неготовности Украины подписать документ, появилось обращение Федерации профсоюзов Украины к президенту и правительству с просьбой отложить подписание документа хотя бы на год, чтобы предприятия успели подготовиться к новым технологическим стандартам и им не пришлось массово сокращать сотрудников. Аналитики тогда сочли это заявление способом Януковича сохранить лицо, поскольку подписание Соглашения на Вильнюсском саммите было провалено уже заранее. И осведомленные люди — а Мустафа Найем и его товарищи по журналистскому и майданному делу были в этом вопросе в числе самых осведомленных в стране – прекрасно представляли себе полную бесперспективность евроинтеграции Украины в ближайшее время.

Поэтому, что именно и кому они хотели показать, когда выходили на майдан, с точки зрения здравого смысла не очень понятно. «Мы просто должны показать, что мы есть» – вот лозунг первых дней Евромайдана. Кому? Зачем? И что они предполагали делать, показав — об этом тоже узнать уже практически невозможно.

В первые дни Евромайдана было много предположений о том, что людей на площади собрали специально, чтобы расшевелить ЕС. Евромайдан, мол, играет на руку Януковичу и чуть ли не специально запущен через Мустафу Найема тогдашним предположительно всесильным серым кардиналом Януковича — главой администрации президента Сергеем Левочкиным.

О том, что Мустафа Найем — человек Левочкина, тогда вообще говорилось много. Впрочем, по мере смены вех на майдане и появлении там все новых, старых и встававших из политических могил деятелей ответ на вопрос «у кого же взял деньги Мустафа» менялся.

Тем не менее говорить о прямом политическом заказе и о взятых Мустафой Найемом «под государственный переворот» деньгах мне кажется глупым. К осени 2013 года было понятно, что никакой Майдан ни за какие деньги не соберется. Для того чтобы вывести людей на площадь, нужны были чье-то личное безумие и личная убежденность в собственной правоте. Пусть даже в основе этого безумия и этой правоты лежали откровенно шкурные интересы. Есть такая украинская поговорка «сумасшедший-то он сумасшедший, а в борщ себе не насрет». Мне кажется, что и Мустафа Найем, и те, кто вышел вместе с ним на площадь поздним вечером 21 ноября, были в тот момент такими вот сумасшедшими, не забывающими, впрочем, заботиться о качестве своего сегодняшнего, завтрашнего, да и послезавтрашнего борща. Можно сказать, что идея евроинтеграции была таким общим сумасшествием. Впрочем, сумасшествием, при котором каждый надеялся отхватить себе что-то «более лучшее», чем было у него к началу событий. При этом представление о Евросоюзе у большинства украинских журналистов и других лидеров мнений было даже не идеалистическим и мифологическим, а каким-то экстатически религиозным. Страны Евросоюза воспринимались примерно как заполонившие киевские меню и вывески надписи «европейская кухня» – морепродукты и копченые сардельки проходили по одному ведомству. ЕС тоже представлялся украинцам неким единым, а точнее, даже единообразным однородным пространством, где неукоснительно соблюдаются абсолютно все законы (надо полагать, везде одинаковые), человек защищен от государства всеми возможными способами, прекрасное образование, медицина, высочайшие зарплаты и пенсии, а все кризисы и проблемы — преувеличение подлых путинских пропагандистов, которые только о том и думают, как бы затащить Украину в свой кошмарный Таможенный союз и раз и навсегда лишить ее будущего, ну и, конечно же, газовой трубы — основы украинской государственности, по словам третьего президента Украины Виктора Ющенко.

...........................

После присоединения Крыма к России у либерально настроенных людей появилась версия, что на Майдане, да и вообще в Украине, никогда не было антироссийских и антирусских настроений. И разлюбили украинцы Россию именно и исключительно только после присоединения Крыма и вероломной гибридной войны. Это неправда. Вопиющая неправда: с одной стороны, Россию в независимой Украине никогда особенно не любили, с другой — уже в первые дни Евромайдана нелюбовь к России и русским многократно усилилась. «Как угодно, только не с Россией», «я ненавижу русских», – говорили лично мне давно и близко знакомые люди, ожидать от которых чего-то подобного за пару дней до Евромайдана было просто нереально. «Вы русские все равно никогда не поймете...», «вы — рабы Путина, а мы так не хотим», – говорили люди, постоянно читающие российские книжки, слушающие русский рок и интересующиеся Путиным и его политикой гораздо больше, чем большинство даже образованных россиян. Более того, внезапно ненависть к России и русским нашли в себе даже те, кто работал в русскоязычных СМИ и в не просто русскоязычных СМИ.

.......................

Несколько недель назад я принимала гостью — журналистку из Киева. Накануне ее приезда общие знакомые, передававшие мне с ней кое-какие вещи, предупреждали: ты только не разговаривай с ней о политике, сама понимаешь, что можешь обидеть. Я, разумеется, понимала. Барышня эта с первых дней ходила на Майдан, писала в Фейсбуке призывы о помощи майдановцам, проклинала Януковича, разбирала все выпуски передачи телеканала «Россия» «Вести с Дмитрием Киселевым», публично скорбела по «небесной сотне», жертвам АТО, восхищалась «киборгами» в Донецком аэропорту, возмущалась российскому вторжению и т.д.. Словом, я ждала гостью с обычным майданным набором в голове и была настроена на крайнюю деликатность в обсуждении происходящего в Киеве и даже жизни общих знакомых.

Однако барышня буквально с порога начала рассказывать, как теперь в Киеве ужасно живется и работается: немыслимые коммунальные тарифы и цены на аренду, продукты тоже стали очень дороги, зарплату же (и так уменьшившуюся в долларовом исчислении в четыре раза) ей теперь платят «серую» — то есть, на карточку переводят только минимальную часть оклада, а остальное выдают в «конверте» и регулярно задерживают. В целом, говорила она, в городе ужасная атмосфера, ничего толком не работает, люди в депрессии, уличная преступность растет, про события на Юго-Востоке Украины никто толком ничего не знает, потому что аккредитации дают только прикормленным Министерством информации и Минобороны журналистам. С работой и деньгами очень плохо у всех, новоизбранная Верховная рада еще хуже старой, детей в школе замучили патриотическим воспитанием и т. д.

И хотя она не говорила ничего такого, о чем не писали бы в своих блогах люди, оппозиционные нынешним украинским властям, и чего не показывали бы в репортажах российских телеканалов, я слушала ее буквально раскрыв рот. Слишком уж неожиданным было, что именно она так оценивает происходящее в Украине. В какой-то момент я все-таки решилась прервать ее полный гнева и обиды монолог и спросила:

— А когда ты ходила на Майдан, ты разве не понимала, что будет вот так?

— Я? На Майдан?! Да только по работе! Никогда не разделяла их идеи, — ответила она, а я просто остолбенела от такого наглого вранья. Но помня, что я должна быть деликатной, решила не продолжать щекотливую тему.

Правда, спустя несколько минут безобидного трепа о детях и петербургских достопримечательностях гостье снова удалось меня удивить.

— Вообще-то, — ничуть не стесняясь сообщила она, — я приехала не просто навестить родственников, а поискать в Москве и Петербурге журналистскую работу.

— Но ведь Россия — агрессор?! — не удержалась я.

— Тю... Тут хотя бы жить нормально можно, - ответила она и засобиралась на поезд в Киев.

Я не выдумала в этой истории ни единого слова, а имени журналистки я не называю просто потому, что несмотря на оторопь от столь радикального изменения ее политической и жизненной позиции, не хочу навредить ей. Ведь в ближайшее время ей вряд ли удастся уехать из Украины. Как, впрочем, не привожу здесь и многих других имен своих друзей и знакомых. Я уехала, а им там жить. И совершенно непонятно, какие их комментарии, шутки, случайно вырвавшиеся фразы и т. д. и как, могут повлиять на их дальнейшую судьбу. Слишком много на Украине в последнее время возбуждается безумных уголовных дел, слишком у многих возникают вроде возникают профессиональные, бытовые и личные неприятности. Про загадочные смерти и убийства политиков и журналистов от бывшей главы фонда Госимущества Валентины Семенюк до журналиста Олеся Бузины даже думать страшно.

Аглая Топорова

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Незалежная
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
9.5.2018 Владимир Антонов
ЖЗЛ. В Москву старший лейтенант Молодый ехал своим ходом, на трофейном легковом автомобиле. Боялся не успеть на вступительные экзамены в вуз. Надо было быть настоящим авантюристом и безумно храбрым человеком, чтобы в одиночку пуститься в столь опасное путешествие по разбитым войной дорогам, в условиях разгула уголовного элемента, разного рода националистических банд, групп недобитых фашистов и дезертиров.

9.5.2018 Юрий Нерсесов
Общество зрелищ. Очевидно, министр культуры считает, что большинство зрителей проверять показанное не станут. Так и запомнят, что благородные самураи наголову разгромили на Халхин-Голе краснопузое быдло! Что может быть приятнее для позавчерашнего комсомольского активиста, вчерашнего подельника афериста Сергея Мавроди и сегодняшнего типа православного патриота!

3.5.2018 Сергей Беляк
Credo. Русские никогда бы не выпустили тушенку «Порошенко». Потому что это не оскорбление Порошенко (ему пофиг), а оскорбление народа Украины. А хохлы-свидомиты, считая Путина говном, называют говном пищу и сами ее жрут. Мы бы не назвали так свою пищу. И главное - мы бы не стали ее есть. А они жрут и расхваливают. Этим мы и отличаемся друг от друга...

6.4.2018 Александр Сивов
Незалежная. За последний год мне многократно довелось бывать в Одесском военном госпитале имени Н.И. Пирогова. Стоя в очередях, я присматривался к военнослужащим, сравнивая их облик с таковыми Советской армии, а также девяностых и нулевых годов. В целом, могу констатировать, что украинская армия вполне оправилась от шока 2014-2015 годов и горит желанием взять реванш на Донбассе.

28.3.2018 Юрий Нерсесов
Apocalypse now. Кемеровский губернатор Аман Тулеев искренне возмутился реакцией жителей области на гибель земляков в сгоревшем торгово-развлекательном центре «Зимняя вишня». Нет чтобы смиренно принять смерть 41 ребёнка и 23 взрослых как наказание за грехи – митинговать вздумали! Поражённый бездуховностью протестующих Тулеев обозвал их вороньём и настучал президенту.

23.3.2018 Юрий Нерсесов
Правильные выборы. Комментируя последние президентские выборы, я неоднократно замечал невиданное ранее явление. Агитируя за Павла Грудинина, его краснознамённые агитаторы и доверенные лица, раз за разом повторяли, что он проиграет, а они сами вообще-то за действующего президента. Результат налицо. Левый и националистический электорат «поплыл» и потёк к Путину.

19.3.2018 Александр Сивов
Их нравы. Если внимательно и вдумчиво походить по французским улицам и музеям, то можно увидеть множество открыто выставляемых свидетельств странного, спорного и позорного прошлого этой страны, которое власти хотели бы замолчать, но нельзя: демократия, и её принципами поступиться невозможно. Да, не на самом видном месте, не в самых престижных залах, не в пиковые часы трансляции, но тем не менее.

16.3.2018 Юрий Нерсесов
Правильные выборы. Говорят: чем больше голосов отдадут за это шапито, тем сильнее победивший Владимир Путин почувствует, что ему не доверяют и сменит свой курс. Ага, щас! С какого перепугу преемник Ельцина должен бояться голосования за столь смиренных персонажей, давно и намертво сросшихся с режимом? Зато низкая явка режиму реально неприятна.

16.3.2018 Роман Сапоньков
Война и мир. Помимо боевых офицеров в Сирию направляются буквально толпы паразитов, которые хотят подзаработать и сделать карьеру, ничем себя не утруждая. Такие обычно сидят при базах и развёрнутых пунктах, но не в «полях», где есть риск попасть в переделку, а далеко в тылу, километрах в 40-50 и больше от линии фронта. Помимо прочего многие из них занимаются отловом прессы и запугиванием личного состава насчёт общения с ней.

9.3.2018 Андрей Дмитриев
Политический портрет. Возникает вопрос – что же теперь, Путину только в рот смотреть, а критиковать не сметь? Конечно, нет. Критиковать можно и нужно. Но не за милитаризм, а за его недостаточность. За то, что выдает желаемое за действительное и скрывает реальное положение дел. А либеральное блеяние с лево-патриотического фланга выглядит жалко и нелепо.