АПН
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПУБЛИКАЦИИ МНЕНИЯ АВТОРЫ ТЕМЫ
Среда, 19 сентября 2018 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Уже в первые дни Евромайдана нелюбовь к России и русским многократно усилилась
2016-03-12 Аглая Топорова
Уже в первые дни Евромайдана нелюбовь к России и русским многократно усилилась

12 марта 2016 года в Санкт-Петербурге, в магазине "Фаренгейт" на улице Маяковского, 25, состоится презентация книги бывшего заместителя главного редактора газеты «КоммерсантЪ-Украина» Аглаи Топоровой "Украина трёх революций" "АПН Северо-Запад" пубикует отрывки из неё с любезного разрешения автора.

На 21 ноября подписание Украиной Соглашения об ассоциации с Евросоюзом на саммите ЕС в Вильнюсе было не просто под вопросом, а практически нереально. Настолько под вопросом, что примерно за неделю до исторического заявления премьера Азарова о неготовности Украины подписать документ, появилось обращение Федерации профсоюзов Украины к президенту и правительству с просьбой отложить подписание документа хотя бы на год, чтобы предприятия успели подготовиться к новым технологическим стандартам и им не пришлось массово сокращать сотрудников. Аналитики тогда сочли это заявление способом Януковича сохранить лицо, поскольку подписание Соглашения на Вильнюсском саммите было провалено уже заранее. И осведомленные люди — а Мустафа Найем и его товарищи по журналистскому и майданному делу были в этом вопросе в числе самых осведомленных в стране – прекрасно представляли себе полную бесперспективность евроинтеграции Украины в ближайшее время.

Поэтому, что именно и кому они хотели показать, когда выходили на майдан, с точки зрения здравого смысла не очень понятно. «Мы просто должны показать, что мы есть» – вот лозунг первых дней Евромайдана. Кому? Зачем? И что они предполагали делать, показав — об этом тоже узнать уже практически невозможно.

В первые дни Евромайдана было много предположений о том, что людей на площади собрали специально, чтобы расшевелить ЕС. Евромайдан, мол, играет на руку Януковичу и чуть ли не специально запущен через Мустафу Найема тогдашним предположительно всесильным серым кардиналом Януковича — главой администрации президента Сергеем Левочкиным.

О том, что Мустафа Найем — человек Левочкина, тогда вообще говорилось много. Впрочем, по мере смены вех на майдане и появлении там все новых, старых и встававших из политических могил деятелей ответ на вопрос «у кого же взял деньги Мустафа» менялся.

Тем не менее говорить о прямом политическом заказе и о взятых Мустафой Найемом «под государственный переворот» деньгах мне кажется глупым. К осени 2013 года было понятно, что никакой Майдан ни за какие деньги не соберется. Для того чтобы вывести людей на площадь, нужны были чье-то личное безумие и личная убежденность в собственной правоте. Пусть даже в основе этого безумия и этой правоты лежали откровенно шкурные интересы. Есть такая украинская поговорка «сумасшедший-то он сумасшедший, а в борщ себе не насрет». Мне кажется, что и Мустафа Найем, и те, кто вышел вместе с ним на площадь поздним вечером 21 ноября, были в тот момент такими вот сумасшедшими, не забывающими, впрочем, заботиться о качестве своего сегодняшнего, завтрашнего, да и послезавтрашнего борща. Можно сказать, что идея евроинтеграции была таким общим сумасшествием. Впрочем, сумасшествием, при котором каждый надеялся отхватить себе что-то «более лучшее», чем было у него к началу событий. При этом представление о Евросоюзе у большинства украинских журналистов и других лидеров мнений было даже не идеалистическим и мифологическим, а каким-то экстатически религиозным. Страны Евросоюза воспринимались примерно как заполонившие киевские меню и вывески надписи «европейская кухня» – морепродукты и копченые сардельки проходили по одному ведомству. ЕС тоже представлялся украинцам неким единым, а точнее, даже единообразным однородным пространством, где неукоснительно соблюдаются абсолютно все законы (надо полагать, везде одинаковые), человек защищен от государства всеми возможными способами, прекрасное образование, медицина, высочайшие зарплаты и пенсии, а все кризисы и проблемы — преувеличение подлых путинских пропагандистов, которые только о том и думают, как бы затащить Украину в свой кошмарный Таможенный союз и раз и навсегда лишить ее будущего, ну и, конечно же, газовой трубы — основы украинской государственности, по словам третьего президента Украины Виктора Ющенко.

...........................

После присоединения Крыма к России у либерально настроенных людей появилась версия, что на Майдане, да и вообще в Украине, никогда не было антироссийских и антирусских настроений. И разлюбили украинцы Россию именно и исключительно только после присоединения Крыма и вероломной гибридной войны. Это неправда. Вопиющая неправда: с одной стороны, Россию в независимой Украине никогда особенно не любили, с другой — уже в первые дни Евромайдана нелюбовь к России и русским многократно усилилась. «Как угодно, только не с Россией», «я ненавижу русских», – говорили лично мне давно и близко знакомые люди, ожидать от которых чего-то подобного за пару дней до Евромайдана было просто нереально. «Вы русские все равно никогда не поймете...», «вы — рабы Путина, а мы так не хотим», – говорили люди, постоянно читающие российские книжки, слушающие русский рок и интересующиеся Путиным и его политикой гораздо больше, чем большинство даже образованных россиян. Более того, внезапно ненависть к России и русским нашли в себе даже те, кто работал в русскоязычных СМИ и в не просто русскоязычных СМИ.

.......................

Несколько недель назад я принимала гостью — журналистку из Киева. Накануне ее приезда общие знакомые, передававшие мне с ней кое-какие вещи, предупреждали: ты только не разговаривай с ней о политике, сама понимаешь, что можешь обидеть. Я, разумеется, понимала. Барышня эта с первых дней ходила на Майдан, писала в Фейсбуке призывы о помощи майдановцам, проклинала Януковича, разбирала все выпуски передачи телеканала «Россия» «Вести с Дмитрием Киселевым», публично скорбела по «небесной сотне», жертвам АТО, восхищалась «киборгами» в Донецком аэропорту, возмущалась российскому вторжению и т.д.. Словом, я ждала гостью с обычным майданным набором в голове и была настроена на крайнюю деликатность в обсуждении происходящего в Киеве и даже жизни общих знакомых.

Однако барышня буквально с порога начала рассказывать, как теперь в Киеве ужасно живется и работается: немыслимые коммунальные тарифы и цены на аренду, продукты тоже стали очень дороги, зарплату же (и так уменьшившуюся в долларовом исчислении в четыре раза) ей теперь платят «серую» — то есть, на карточку переводят только минимальную часть оклада, а остальное выдают в «конверте» и регулярно задерживают. В целом, говорила она, в городе ужасная атмосфера, ничего толком не работает, люди в депрессии, уличная преступность растет, про события на Юго-Востоке Украины никто толком ничего не знает, потому что аккредитации дают только прикормленным Министерством информации и Минобороны журналистам. С работой и деньгами очень плохо у всех, новоизбранная Верховная рада еще хуже старой, детей в школе замучили патриотическим воспитанием и т. д.

И хотя она не говорила ничего такого, о чем не писали бы в своих блогах люди, оппозиционные нынешним украинским властям, и чего не показывали бы в репортажах российских телеканалов, я слушала ее буквально раскрыв рот. Слишком уж неожиданным было, что именно она так оценивает происходящее в Украине. В какой-то момент я все-таки решилась прервать ее полный гнева и обиды монолог и спросила:

— А когда ты ходила на Майдан, ты разве не понимала, что будет вот так?

— Я? На Майдан?! Да только по работе! Никогда не разделяла их идеи, — ответила она, а я просто остолбенела от такого наглого вранья. Но помня, что я должна быть деликатной, решила не продолжать щекотливую тему.

Правда, спустя несколько минут безобидного трепа о детях и петербургских достопримечательностях гостье снова удалось меня удивить.

— Вообще-то, — ничуть не стесняясь сообщила она, — я приехала не просто навестить родственников, а поискать в Москве и Петербурге журналистскую работу.

— Но ведь Россия — агрессор?! — не удержалась я.

— Тю... Тут хотя бы жить нормально можно, - ответила она и засобиралась на поезд в Киев.

Я не выдумала в этой истории ни единого слова, а имени журналистки я не называю просто потому, что несмотря на оторопь от столь радикального изменения ее политической и жизненной позиции, не хочу навредить ей. Ведь в ближайшее время ей вряд ли удастся уехать из Украины. Как, впрочем, не привожу здесь и многих других имен своих друзей и знакомых. Я уехала, а им там жить. И совершенно непонятно, какие их комментарии, шутки, случайно вырвавшиеся фразы и т. д. и как, могут повлиять на их дальнейшую судьбу. Слишком много на Украине в последнее время возбуждается безумных уголовных дел, слишком у многих возникают вроде возникают профессиональные, бытовые и личные неприятности. Про загадочные смерти и убийства политиков и журналистов от бывшей главы фонда Госимущества Валентины Семенюк до журналиста Олеся Бузины даже думать страшно.

Аглая Топорова

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
Незалежная
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
17.9.2018 Николай Коняев
In memoriam. Немного не дожив до 70-летия, скончался председатель Православного общества писателей Петрбурга Николай Коняев. Редакция «АПН Северо-Запад» приносит свои соболезнования друзьям и близким Николая Михайловича и в этот печальный день вновь публикует те мысли, которыми он делился с нами.

11.9.2018 Юрий Нерсесов
Гримасы либерализма. Директор Института национальной памяти Украины Владимир Вятрович объявил Пушкина и Булгакова опасными щупальцами русского мира. Могли ли российские либералы не поддержать киевских побратимов? Конечно, нет! И в Москве знамя Вятровича подхватил фантаст Леонид Каганов.

10.9.2018 Андрей Балканский
Эхо истории. 9 сентября 1948 года на первой сессии ВНС было провозглашено создание Корейской Народно-Демократической Республики. Название страны было предложено представителями советской военной администрации, автором гимна и герба республики стал Ким Ду Бон. Он же был избран председателем Верховного Народного Собрания. Главой кабинета министров КНДР стал Ким Ир Сен.

4.9.2018 Сергей Аксенов
Русская весна. «Сергей, эти умники украли у нас победу! - Написал мне как-то мой товарищ Олег Шаргунов. - Где, бл..дь, все они были: поклонские, аксеновы?» Затем следовали другие злые ругательства. Уральский парень Олег выражался брутально. «Есть такое. Поэтому и надо фиксировать историю», - ответил я тогда.

1.9.2018 Либор Дворжак
Интервью. Не зря же нас называют «нацией Швейков». Чехи действительно, в отличие от венгров и поляков, склонны приспосабливаться. Может, со стороны такое поведение смотрится не слишком героически, но оно помогло нам пережить катаклизмы последнего века с куда меньшими потерями, чем у соседей.

30.8.2018 Борис Костин
Эхо истории. Командующий ВДВ сдерживал себя с трудом. Его солдат на улицах чешских городов поносили на чем свет стоит, разъяренные толпы лезли на десантников с кулаками, забрасывали их камнями, стреляли исподтишка. Захваченные радиостанции, вещавшие на частотах советских войск, исчислялись десятками. Гвардейцы же в ответ только крепче стискивали зубы.

28.8.2018 Сергей Среднин
Свидомиты. После нескольких лет воздержания от телевизора меня угораздило посмотреть таки на день незалежности парад незалежности на майдане Незалежности. Все это вылилось в психо-лингвистический разбор Киевского парада и нашей действительности. Сразу зачёт Петру Алексеевичу Порошенко за его чудесный спич.

26.8.2018 Максим Калашников
Незалежная. Кремлевская отговорка-14 «Нам нужна вся Украина», которой оправдывали предательство Новороссии, теперь вызывает только издевательский смех. Не видать Кремлю «всей Украины», особенно после того как он устроил из ЛДНР криминальное, им самим не признанное гетто. Гетто социального ада. Ибо как бы ни было плохо на Украине, в ЛДНР – еще хуже и кошмарнее.

21.8.2018 Борис Костин
Эхо истории. В день полувековой годовщины ввода войск стран Варшавского договора в Чехословакию для подавления антисоветского прозападного мятежа публикуем главу из книги Бориса Костина и Александра Маргелова "Генерал армии Василий Маргелов" о тех горячих днях. Костин - историк и ветеран ВДВ - сам принимал участие в операции "Дунай" и гордится фактом сопричастности к этому славному историческому событию.

18.8.2018 Юрий Нерсесов
Пропагандоны. «Московский Комсомолец» нашёл себе духовно близкого подзащитного. Им стал обладатель навороченного джипа Ренат Булатов. Выехав на встречную полосу, он убил двух девочек 6 и 7 лет вместе с родителями, но, по мнению газеты, заслуживает сочувствия. Как выдавить слезу из почтеннейшей публики? С помощью стандартных психологических манипуляций.